Спецпомощник Рейгана: США любят «дипломатию канонерок» — но она пока никого не убедила
Геополитика25 октября 2020

Спецпомощник Рейгана: США любят «дипломатию канонерок» — но она пока никого не убедила

Как Дональд Трамп, так и его предшественники, очень любят угрожать войной враждебным США режимам, однако на практике подобная «дипломатия канонерок» только вредит Вашингтону, пишет для Foreign Policy бывший спецпомощник президента Рональда Рейгана. По его словам, после развала СССР США превратились в самую агрессивную державу в мире, поэтому в ответ на угрозы Вашингтона иностранные государства, как правило, пытаются как можно лучше подготовиться к нападению — в том числе и с помощью ядерного оружия.

Последний военный парад Северной Кореи, на котором были показаны в том числе и многочисленные ракетные установки, очевидно, пришёлся президенту США Дональду Трампу не по душе. Американский лидер вряд ли вернётся к дням «огня и ярости» 2017 года, однако логично предположить, что возобновление ракетных испытаний с участием показанной на параде новой МБР, станет следующим шагом — на который Трамп отреагирует непредсказуемым образом, пишет в своей статье для Foreign Policy бывший специальный помощник президента Рональда Рейгана Даг Бэндоу.

Угроза военных действий превратилась в постоянный инструмент внешней политики США по отношению к Северной Корее. Генерал в отставке Винсент Брукс, который до недавних пор занимал должность командующего войсками США в Корее, поддерживает такой курс. Президенты, по его словам, должны ясно давать понять, что «рассматривают все варианты». При этом генерал особо указывал на то, что войны не хочет, — однако военная угроза обязательно должна быть элементом дипломатии.

Риторика в стиле «мы рассматриваем все варианты» основывается на том посыле, что подобные угрозы пугают иностранных лидеров, удерживают их от провокационных действий и заставляют их склонить голову перед американскими требованиями. Однако в реальности дела обстоят совершенно иначе.

На протяжении многих лет целая плеяда политиков предлагала нанести удар по Северной Корее. Исключением не стали и президенты США: в той или иной форме превентивной войной грозятся они уже давно. При этом, по некоторым данным, и Билл Клинтон, и Дональд Трамп чуть было не отдали приказ на атаку.

Разумеется, подобным образом США угрожали не только Северной Корее. Президенты Джордж Буш — младший и Барак Обама неоднократно отмечали, что Вашингтон мог начать воевать с Ираном из-за его ядерной программы. Во время своего визита в Израиль в 2013 году Обама также заявил, что «рассматривает все варианты», добавив, однако, что предпочёл бы решить эту проблему дипломатическим путём.

Зачастую подобная риторика подкрепляется военными манёврами. В частности, в марте 2013 года администрация Обамы отправила в Южную Корею малозаметный бомбардировщик B-2. По словам местных американских военных, полёт этого самолёта «продемонстрировал способность Соединённых Штатов при необходимости наносить быстрые и точные удары на большом расстоянии». Отправлять американскую военную технику в этот регион не брезговал и Трамп, сопровождая свои действия громкими оскорблениями в адрес северокорейского лидера Ким Чен Ына.

«Если какой-то иностранный лидер окажется настолько глупым или невежественным, что не поверит этим предупреждениям, прибытие военных самолётов или кораблей наверняка выведет режим из самоуверенного ступора — это своего рода дипломатия канонерок XXI века. Следовательно, если Ким и его соратники по каким-то причинам не поняли, что Пентагон готов бросить в бой самолёты и корабли, способные достичь Корейского полуострова, прибытие президентской армады к корейским берегам поставит их на место. Что же мог поделать Ким в такой ситуации, кроме как сдаться? — задаётся вопросом Бэндоу. — Вот только он не сдался».

Американские политики, похоже, практически не сомневаются в эффективности военных угроз. Ведь подобные слова звучат далеко не так жутко, как заявления Пхеньяна о намерении превратить американские города в «озёра огня». Однако на практике предупреждения США ничем не отличаются от предупреждений северокорейцев. «Когда я впервые посетил Северную Корею в 1992 году, мои собеседники говорили о том, что после того, как американские бомбардировки превратили Пхеньян в гору щебня, в 1953 году его пришлось восстанавливать с нуля», — вспоминает автор.

Тем не менее нет никаких свидетельств того, что разглагольствования вашингтонских политиков привели хоть к сколько-нибудь значительным успехам. Северная Корея по-прежнему разрабатывает ядерное оружие и ракеты, способные добить до США. Вторжение Буша в Ирак — у которого не было ни ядерного, ни химического оружия — заставило Тегеран выступить с предложением обсудить все насущные вопросы с Вашингтоном. Однако последний отказался, причём в грубой форме. Это привело к тому, что Иран активизировал свою ядерную программу, не обращая особого внимания на угрозы США.

Между тем, Северная Корея и Иран очевидно «сняли с Трампа мерку». К чести последнего, тот, судя по всему, в реальности рисковать не любит — хотя и пытается сделать так, чтобы его считали «самым крутым чуваком с самой большой пушкой». Однако нет никаких доказательств, говорящих о том, что угрозы его предшественников были эффективнее.

Если бы проблема была только в неэффективности этих угроз (иными словами, если бы их просто игнорировали), эти усилия были бы тщетными, но в остальном довольно безвредными. Но бесконечная череда ожесточённых заявлений и военных манёвров контрпродуктивна, так как она убедит всех северокорейцев и иранцев — кроме разве что самых миролюбивых и безмозглых, — что Вашингтон в любой момент может попытаться свергнуть режим и посеять хаос, взяв на себя роль, представляющую собой смесь из конкистадора, гауляйтера, колониста и империалиста. Следовательно, таким людям нужно противостоять.

В конце концов, таков послужной список США. После развала СССР США стали самой агрессивной мировой державой. Вашингтон напал на Панаму, Ирак, Сербию, Афганистан и Ливию, угрожал Гаити. Он вмешивался в дела Сомали, Ирака и Сирии, воюя там против ИГ*.

Только в случае с вторжением в Ирак оправданием войны послужила попытка разоружить потенциальную ядерную державу. В этом отношении особенно примечательна война в Ливии: после заключения сделки с Муаммаром Каддафи, который отказался от химического оружия и ракет, а также свернул свою ядерную программу, США и Европа взяли его «тёпленьким». «Очевидный урок этого воинственного послужного списка состоит в том, что разоружение — это для дурачков», — отмечает Бэндоу.

Неужели американские политики действительно верят, что иностранные диктаторы, стремящиеся к ядерному оружию, добровольно от него откажутся и соблазнятся сладкими, но пустыми посулами, которые нашёптывают им в ухо западные дипломаты? Каждая новая угроза — это ещё один аргумент в пользу разработки оружия и усиления военного сдерживания. Рассматривая «все варианты», Вашингтон подталкивает режимы к тому, чтобы они могли отплатить ему той же монетой. Ким, например, теперь, по всей видимости, может добить ядерными ракетами даже до США.

Но бесконечные угрозы Вашингтона опасны не только поэтому. Воинственность США, подкреплённая соответствующими военными манёврами, заставляет всерьёз относиться к угрозам нападения, ведь превосходство США в плане неядерных сил придаёт таким заявлениям убедительность. Чиновники в Пхеньяне, очевидно, осознают, что если они дадут армии США время подготовиться, то от Северной Кореи почти ничего не останется. Все эти соображения подталкивают Пхеньян к превентивному удару.

Чтобы избежать подобных опрометчивых решений, необходимо точно знать, что стоит за словами США. В конце 2017 года Трамп угрожал Северной Корее «огнём и яростью», параллельно проводя военные манёвры. Непредсказуемость американского лидера была очевидна уже тогда — чего нельзя сказать о его реальном нежелании наносить удар. При этом не стоит забывать и том, что агрессивной позиции тогда придерживался не только Трамп, но и конгресс.

«Что было бы, если по мере нарастания напряжения неуклюжий коктейль из агрессивной риторики, постоянных угроз и опасных перегруппировок убедил Пхеньян в том, что Вашингтон собирается действовать? Северная Корея могла бы решить нанести удар первой… Это было бы самоубийством, однако для режима ожидание нападения также таило бы в себе смертельную угрозу», — отмечает эксперт.

«Хотя Вашингтон и должен подтверждать свою готовность нанести мощный ответный удар, ему следует перестать грозить войной всем без разбору. Возможность, даже гипотетическая, того, что США могут напасть, — это мощный стимул, заставляющий другие страны как можно лучше вооружаться и стремиться к оружию массового поражения. Не только одни США могут рассматривать «все варианты», — подытоживает Даг Бэндоу.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Источник

Написать комментарий