Spiked: американские элиты хотят расового апокалипсиса
Геополитикаinosmi.info10 апреля 2021

Spiked: американские элиты хотят расового апокалипсиса

Архитектор-афроамериканец Джамиль Форд (Jamil Ford) до сих пор вспоминает беспорядки, происходившие в конце мая. «Это было похоже на Багдад, — вспоминает он, как раз когда присяжные слушают изложение доводов во время суда над Дереком Шовеном (Derek Chauvin), полицейским, обвиняемым в убийстве Джорджа Флойда (George Floyd). — Я постоянно думаю об этом. Прошлое никуда не делось». Он вспоминает об этом, с тревогой отмечая возможное развертывание сил Национальной гвардии. «Мысленно я все еще нахожусь там».

Я знаю, что он чувствует. В 1992 году мы прошли через то же самое в Лос-Анджелесе, когда полицейских, которых обвиняли в избиении Родни Кинга (Rodney King), оправдали. Это вызвало взрыв яростных протестов, зачастую принимавших насильственные формы и продолжавшихся три дня, во время которых был нанесен ущерб на миллиард долларов и погибло более 50 человек. Правда, беспорядки привели к некоторым необходимым изменениям в порядке действий полиции, но в конечном итоге район стал относительно беднее, и в нем осталось гораздо меньше чернокожих жителей, чем раньше.

Будет ли все по-другому на этот раз? Ни один политик в американской истории не обязан лидерам-афроамериканцам и чернокожим избирателям больше, чем Джо Байден. Его избирательную кампанию, находившуюся едва ли не на последнем издыхании, спас от «аппарата ИВЛ» демократический электорат Южной Каролины, в составе которого высок процент чернокожих. Благодаря поддержке афроамериканцев он прошел в таких штатах, как Техас. С момента вступления в должность готовность Байдена бороться с «системным расизмом, вызывающим жгучую боль» и наступлением «белого шовинизма» сопровождала его действия на раннем этапе и, похоже, определила выбор многих из назначенных им кандидатур.

Поддержка левыми и СМИ идеи расового апокалипсиса, как в США, так и в Великобритании, остается, к сожалению, избирательной. Благодаря всестороннему и обстоятельному освещению в прессе, оказалось, что недавние убийства в Атланте, были делом рук не коричневорубашечников-трампистов, а одного рехнувшегося психа. А нападения на выходцев из страна Азии традиционно совершают представители других меньшинств, в основном афроамериканцы. Недавнее нападение на Капитолийский холм было совершено не трампистами, а сторонником радикальной расистской организации афроамериканцев и фанатом Луиса Фаррахана (Louis Farrakhan).

Те же средства массовой информации, которые создают шумиху вокруг насилия белых в отношении выходцев из Азии, обычно закрывают глаза на насилие в отношении выходцев из Азии, совершаемое представителями других «цветных сообществ». Когда преступник является мусульманином-джихадистом, как это было в Колорадо, о нем пишут меньше, даже если количество его жертв было в два раза больше. В солидарности «цветных», которая «заливает кровью» страницы ведущих СМИ, практически нет места тонкостям. В ней, как правило, не учитывается то, что многие выходцы из стран Азии и многие выходцы из стран Латинской Америки выступают против таких правил, как квоты на прием в престижные средние школы и колледжи.

Точно так же большинство представителей меньшинств, судя по всему, не разделяют позиции политиканов и прогрессивных интеллектуалов, которые оправдывают мародерство, считая его возмездием, формой компенсации расовой дискриминации. Бизнесмены из числа меньшинств, как правило, не считают возмездием акты немотивированного насилия, негативное влияние на коммерческие предприятия особенно остро ощущается в Миннеаполисе. Акцент на злоупотреблениях со стороны полиции и полицейском произволе явно необходим, но подавляющее большинство американцев (включая миллениалов и представителей меньшинств) не одобряют сокращение финансирования правоохранительных органов. Возможно, они больше обеспокоены новой волной насилия и других преступлений в наших центральных городах, хотя в средствах массовой информации масштабы этих преступлений зачастую преуменьшаются.

Для некоторых надвигающаяся угроза насилия в Миннеаполисе и других городах может стать манной небесной, но для большинства это будет катастрофой. Индустрия расового протеста, доведенная до совершенства откровенно неомарксистским движением «Жизни чернокожих имеют значение» ("Би-Эл-Эм«/Black Lives Matter), по имеющимся данным, привлекла средства в размере 90 миллионов долларов, большая часть которых была получена благодаря корпоративной щедрости. Тех, кого активист движения за гражданские права Боб Вудсон (Bob Woodson) называет «хищниками, спекулирующими чувствами обиды и недовольства из-за расовой несправедливости», таких как Ибрагим Кенди (Ibrahim Kendi), финансируют олигархи, такие как Джек Дорси (Jack Dorsey), один из создателей «Твиттера».

Из-за инцидента с Флойдом у отделов компаний, университетов и правительств, занимающихся вопросами этнокульутрного разнообразия персонала и учащихся, теперь есть разрешение — фактически полномочия — прибегать к практике открытой дискриминации в отношении белых и (если нужно) выходцев из азиатских стран. Такие компании, как «Кока-Кола» (Coca-Cola), теперь навязывают своим сотрудникам дорогостоящие «тренинги по вопросам расового разнообразия». Другие компании, такие как «Убер Итс» (Uber Eats), осуществляют бесплатную доставку еды только фирмам, принадлежащим афроамериканцам. А компания «Окленд» (Oakland) инициировала программу обеспечения базового дохода в размере 500 долларов в месяц малоимущим. Программу финансируют богатые некоммерческие организации, но с условием, что заявку на участие в этой программе белые подавать не будут.

Расизм также предусматривает краткосрочные политические выгоды для политиков-демократов. Каждый шаг республиканцев — избавление от сенатора, чинящего препятствия в принятии законов, или оспаривание закона о выборах — превращается в «возвращение к эпохе законов Джима Кроу».

Обсуждение вопросов обеспечения контроля, будь то в кабине для голосования или на границе, сразу же называют расистским. Любой, кто возражает, рискует, поскольку представители доминирующей олигархии могут отправить его в цифровой гулаг.

Опыт последних 50 лет неизменно показывает, что массовые беспорядки приводят к сокращению инвестиций в крупных городах и заставляют компании инвестировать в других городах. Южный Лос-Анджелес находится в худшем положении по сравнению с остальной частью региона, чем в 1965 году. Исследования показывают, что беспорядки оказывают такое же негативное влияние во многих городах США. После лета прошлого года центральные и деловые части многих городов, особенно Миннеаполиса и Портленда, испытывают огромные трудности с точки зрения деловой активности.

Компании, как правило, неохотно вкладывают деньги в городах, где существует угроза насилия, и где правоохранительные органы, судя по всему, не справляются с задачей борьбы с ним. У одного моего друга, который сам является представителем меньшинства, в центре Миннеаполиса был медицинский склад, который сожгли во время беспорядков. Он говорит, что компания планирует построить новый — в пригороде Атланты или во Флориде. «Мы не можем позволить себе разрушать экономику, — предупреждает Джамиль Форд, который вместе с прихожанами своей церкви прошлой весной пытался защитить компании. — Это те компании, которые после пожаров могут привести все в движение, стать драйвером развития».

Городские центры, в которых и так идет борьба с пандемией, географически пострадали больше всего с точки зрения сокращения занятости. Как показал недавно проведенный опрос, возможность инвестиций в большом городе сегодня рассматривают лишь 10% руководителей корпораций, а подавляющее большинство сейчас выбирают объекты для инвестирования в пригородах и небольших городах.

В ближайшее время мы будем постоянно слышать заявления представителей движения «Би-Эл-Эм» и его медиа-союзников о жестокости полиции и необходимости наступления на то, что осталось в нашем обществе от страшной «белизны». Один чернокожий журналист, пишущий в издании «Ньюсуик» (Newsweek), предупреждает, что во время судебного процесса афроамериканцы получат очередную «травму». Конечно же, они почувствуют отвращение, их передернет от омерзения, когда защита попытается (в соответствии со своим «скорбным» долгом) добиться смягчения или даже снятия обвинений с Шовина.

Учитывая прошлое, это беспокойство, понятно, но оправданная озабоченность по поводу полицейского беспредела не означает, что представители меньшинств принимают эту господствующую идею. Как показал опрос, проведенный в 2018 году, подавляющее большинство представителей всех рас, отвергают политкорректность, которую все чаще берет на вооружение класс миллиардеров, а также отделы кадров компаний и организаций. Более того, люди, придерживающиеся самых радикальных взглядов в расовых вопросах, это не чернокожие и не выходцы из стран Латинской Америки, а радикализированные белые, чьи антифашистские ударные отряды являются представителями безумствующих крайних и служат прекрасным олицетворением экстремизма.

Возможно, такая активизация является привлекательной в киберпространстве и в корпоративном сегменте, но в долгосрочной перспективе более весомыми могут оказаться экономические факторы. К 2032 году представители меньшинств будут составлять большинство рабочего класса США. При президенте Трампе их положение в плане доходов было лучше, чем при прежних администрациях республиканцев или демократов. Это было одной из причин шокирующего перехода избирателей из числа выходцев из стран Латинской Америки, разорившихся из-за карантинных ограничений и закрытия предприятий, в число сторонников Трампа в прошлом году.

Кроме того, эти группы населения голосуют «ногами» и переезжают в «красные» штаты, традиционно голосующие за республиканцев. Согласно недавно опубликованному докладу, самый быстрый рост численности представителей меньшинств наблюдается на Юге, в межгорных районах Запада и в некоторых районах Великих равнин. Демограф Уэнделл Кокс (Wendell Cox) также отмечает, что они уезжают из больших прогрессивных городов в поисках более низких цен на жилье, более широких возможностей и, конечно же, более низких налогов. По мере того как представители меньшинств переезжают в эти места, покупают там дома и создают компании, они могут становиться более консервативными в том, что касается их ценностей.

Тренинги в духе семинаров, проводившихся «красной гвардией», наверное приносят деньги тем, кто занимается восстановлением нарушенных прав и «совершает возмездие», но нас спасет то, что мой друг Серхио Муньос (Sergio Munoz) называет «мультикультурализмом улиц». Представление об Америке как о каком-то режиме апартеида кажется сюрреалистичным в стране, где у каждого десятого ребенка, родившегося в США, один из родителей — белый, а другой — цветной. И где 12% всех афроамериканцев в настоящее время являются иммигрантами, прибывшими из стран Африки, Карибского бассейна и других стран. Количество межрасовых браков выросло с 3% в 1967 году до почти 17% сегодня.

Также пора покончить с «вестсайдской историей» об угнетенных меньшинствах в крупных городах. Цветные американцы сегодня живут не в больших городах, а преимущественно в пригородах. В 50 крупнейших мегаполисах США 44% жителей живут в пригородах со смешанным в расовом и этническом плане населением, причем от 20% до 60% населения составляют люди с небелым цветом кожи. По данным проведенного недавно исследования, даже после гибели Джорджа Флойда и последовавших за этим массовых беспорядков большинство представителей меньшинств все равно одержимы «американской мечтой», но многие не уверены, что смогут воплотить ее в жизнь.

Эти люди, по большей части, не стремятся создавать свои собственные бантустаны, районы или кварталы. Они хотят попытаться добиться успеха и достичь своей цели в Америке, и мы должны сделать все возможное, чтобы у них был шанс.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии