Список Дональда. Больная медицина и довольные энергетики

10.10.2019 11:07
Продолжаем анализировать перечень достижений Дональда Трампа на посту президента США, опубликованный Белым домом. Мы уже рассказали о том, что Трампу, бесспорно, удалось – снизить налоги и создать новые рабочие места. С продовольственными талонами вопрос спорный. Еще больше дискуссий вызывают новации в сфере медицины. Судя по всему, войну с фармацевтами он все-таки проиграл.

Белый дом назвал достижением нынешнего президента то, что “многие фармацевтические компании замораживают или отменяют запланированное повышение цен”. Но этот тезис на глазах теряет свою актуальность. Буквально на днях Bloomberg зафиксировал рост цен на лекарства в США. Тем самым был положен конец их шестимесячному сдерживанию, на которое отрасль согласилась в ответ на гневные сообщения в соцсетях и угрозы со стороны президента Дональда Трампа.

Согласно отчету Wall Street Journal, десятки фармацевтических компаний уже подняли цены на сотни лекарств, и в будущем ожидается продолжение этого процесса. Локомотивом стала компания Pfizer, которая первой заморозила повышение цен на лекарственные препараты в июле прошлого года. Это произошло после того, как ее исполнительный директор Иэн Рид имел продолжительную беседу с Дональдом Трампом.

Днем ранее президент США обрушился с критикой на Pfizer и других фармпроизводителей за повышение цен на медикаменты и пригрозил ответными мерами. Pfizer обещала, что не будет повышать цены на свои препараты до промежуточных выборов в США в ноябре 2018 года. Но продержалась дольше – почти до середины 2019 года. Сделав попытку в январе 2019-го, после чего ей пришлось снова “притаиться”, опасаясь ярости первого лица страны.

Но по всему видно, что сейчас у Трампа много других забот. И ему не до продолжения войны с фармацевтическим лобби. Тем более что безусловной победы он так и не добился. Амбициозный план “нагнуть” отрасль и заставить ее работать по его правилам не сработал.
Основные компании-производители, например, Merck & Co., лишь незначительно снизили цены на небольшой ассортимент. Или, как в случае с Roche Holding, подписались под временным замораживанием цен уже после того, как совершили запланированные повышения.

При этом они постоянно ныли и жаловались на особенно неблагоприятный год и доказывали, что несут убытки из-за ослабления доллара. Хотя независимые исследования показывали, что цены по многим лекарствам в США опережают инфляцию, а большинство наценок явно завышены.

Демократы, взяв под контроль Палату представителей, начали двигать свой законопроект, который мог привести к усиленному надзору и более агрессивным нормам относительно ценообразования на лекарства. В пику этим предложениям появились идеи администрации Трампа по индексации стоимости некоторых лекарств в США до гораздо более низких цен, которые зафиксированы с других странах. Столкнувшись, две теории застопорили друг друга, и проблема оказалась замороженной. Хотя, эксперты отмечают, что кое-чего Трампу удалось добиться: фармацевтические гиганты стали менее самоуверенными, речь об их неограниченной ценовой мощи и слабой саморегуляции уже не идет.

Еще один пункт из списка достижений звучит так: “Мы реформировали программу Medicare, чтобы остановить больницы от завышения цен на лекарства для пожилых людей с низкими доходами – только в этом году они сэкономили сотни миллионов долларов”.

На самом деле страховая медицина США серьезно больна, и вылечить ее пока не удалось. Попытки реализации «социалистической» реформы Obamacare, с обязательным страхованием для каждого гражданина страны, чем особенно гордился Барак Обама, оказались в итоге красиво упакованным мыльным пузырем. Медицинской страховки до сих пор лишены около 10% жителей Америки, а это более 30 млн. жителей.

Справедливости ради надо сказать, что для тех, кто не может оплатить страховой полис, в США действуют программы Medicare и Medicaid, по которым медпомощь предоставляется бесплатно инвалидам, пожилым людям, а также тем, кто может доказать свой низкий доход.

Кроме того, по перечисленным программам помощь в оплате медицинских расходов теоретически могут получить беременные, приемные дети до 26 лет и многодетные семьи. Но это в теории. А на практике местные власти всячески тормозят выдачу таких бесплатных полисов, чтобы сократить расходы на Medicare, которая обходится государству в $650 млрд.
Впрочем, от Трампа ждали не бесплатных полисов, как от Обамы, а расширения покрываемых затрат на лечение и ограничение произвола страховщиков, которые разгулялись настолько, что загнали американских граждан в суммарный медицинский долг в размере $80 млрд. Как правило, это следствие того, что страховая компания отказывает в оплате счетов за медицинскую помощь. Особенно по дорогим процедурам, обследованиям и операциям. И людям приходится закладывать машины и дома, чтобы оплатить лечение собственными силами. Знакомая нам всем в Украине тема.

Так вот, если коротко – обуздать страховщиков Трампу не удалось. Более того, на ранних этапах своей предвыборной кампании он говорил, что урезать бюджеты Social Security, Medicare и Medicaid его администрация не будет. Однако после избрания стало понятно, что план по отмене Obamacare все-таки повлечет значительные сокращения расходов по Medicaid. Поэтому демократы его зарубили. Но по Medicare Белый дом все-таки продавил сокращение выплат больницам. Правдоподобно ли утверждение, что пожилые люди при этом не пострадали, точно сказать сложно. Вопрос явно неоднозначный.

Если с медициной не получилось, то фраза о том, что “мы увеличили экспорт угля на 60 процентов, а добыча нефти в США в последнее время достигла рекордного уровня”, соответствует действительности. Как и тезис, что этому способствовала отмена “так называемого чистого энергетического плана”.

Штаты занимают первое место в мире по разведанным запасам угля, суммарный объем которых оценивается в 3,6 трлн. тонн. Из этой цифры к добыче готово 477 млрд. тонн. Точно установленные запасы каменных углей и антрацитов в Америке превышают 108 млрд. тонн, а бурых – более 128 млрд. тонн.

В середине XIX века Америка была угледобывающей страной, одним из флагманов этой отрасли в мире, а уголь официально был главным энергетическим ресурсом страны, вытеснив с этой позиции древесину. Любопытно, что еще с тех времен и до наших дней осталась нерешенной ключевая проблема развития отрасли – логистика. Другими словами, доставка угля потребителю. Несмотря на строительство железнодорожных веток от угольных шахт к промышленным центрам, цена доставки угля составляет 50-60% от его конечной стоимости.

К чему это привело? Когда в середине ХХ века топливом №1 стала нефть, шахты постигло массовое банкротство. К которому якобы приложили руку нефтяники. Потом мировой нефтяной кризис обрушил цены на оба упомянутых энергоносителя. И к 1987 году единственным угольным штатом остался Вайоминг, его запасы в 69,3 млрд. тонн составляют 14,2% от общеамериканского «угольного резерва».
Почему Дональд Трамп вдруг заговорил о необходимости вернуть Штатам славу угольной страны и свернуть игры с «зеленой» энергетикой, объяснить несложно: его поддерживали добывающие компании. Слово Трамп сдержал: в декабре 2017 года правительство США объявило об урезании финансирования всех программ «зеленой» энергетики, впервые за много лет начался стремительный рост угледобычи, были расконсервированы “копальни” в разных штатах, налажен экспорт (вспомним уголь из Пенсильвании, – автор), в отрасли создано много новых рабочих мест.

Получилось не только с углем, но и с нефтью и газом. Белый дом хвастается, что “Соединенные Штаты являются чистым экспортером природного газа впервые с 1957 года”. Этому способствует “прорывная договоренность с Евросоюзом. А также поставки газа по трубопроводу в Мексику.

Действительно, по подсчетам Bloomberg, в 2018 году, впервые за 20 лет, США стали мировым лидером по добыче нефти, обогнав Саудовскую Аравию и Россию. Однако нефть американцы не экспортируют – она нужна им для обеспечения собственных нужд по потреблению. Из 20 млн. баррелей нефтепродуктов в день, необходимых экономике Соединенных Штатов, 66% потребляется транспортом, 25% используется в промышленном производстве, 6% используется для отопления, около 3% нефтепродуктов идет на производство электроэнергии.

Зато полным ходом развивается экспорт сжиженного природного газа (СПГ). На момент избрания Трампа в США на экспорт работал только один СПГ-терминал – Sabine Pass в Луизиане, но уже в 2018 году открылись два других терминала. При этом прирост добычи газа в США в 2018 году был 9,3% и еще на 3,2% ожидается до конца 2019 года.

Благодаря новейшим технологиям добычи и “сланцевому буму” в США, мировая цена газа упала на 40%. Специалисты говорят, что никогда раньше мировой рынок СПГ не имел таких значительных объемов газа, часть которого сейчас потребляет Европа. Фактически Старый свет разделил свой газовый рынок поровну между Россией и США. Пока они конкурируют относительно мирно. Но что будет завтра, никто не знает. Особенно, когда каждая из сторон начнет расширять “территорию обитания”: американцы достроят новые терминалы для СПГ в Европе, а русские запустят “Северный поток-2”.
Галина Акимова

Комментарии

почитатель НК, 11.10.2019 06:16

Комментирующие, отчего промолчали на публикацию?

Добавить комментарий