Геополитикаinosmi.infoSep 10

США было бы выгодно получить помощь от России

nk_hauz/vAhj3DIng.jpeg

Когда-то Москва была первой остановкой для северокорейских лидеров. Иосиф Сталин был тем человеком, чьим согласием должен был заручиться назначенный советскими оккупационными властями Ким Ир Сен, чтобы напасть на Южную Корею.

У СССР было много военной техники, и она оснащала ею северокорейскую армию. Однако Сталин старался не выпячивать роль Москвы, делая так, чтобы она держалась в тени. Он хотел избежать конфронтации с США и втянуть в этот конфликт Китайскую Народную Республику. Из-за этого КНР стала больше зависеть от Москвы, а ее доля в общем объеме расходов на войну увеличилась.

После смерти Сталина и окончания войны советский контроль ослаб. Советский Союз оставался самым сильным соседом Севера, однако именно Пекин спас Кима от казавшегося неминуемым военного поражения. Более того, Ким Ир Сену была не по душе программа десталинизации Никиты Хрущева.

Ким Ир Сен настраивал двух сильных соседей друг против друга. Вот как об этом пишет Федор Тертицкий (Fyodor Tertitskiy) с новостного портала NKNews: «Северная Корея умело использовала эту дипломатическую игру. На всем протяжении холодной войны Пхеньян вполне успешно доил Кремль, вытягивая из него ресурсы, а взамен получал лишь улыбки и заявления о дружбе. Такую же линию КНДР проводила в отношении Китая, но это было небольшим утешением».

У Китая тоже возникала напряженность в отношениях с КНДР, но он обладал гораздо большим влиянием на Пхеньян. Что особенно важно, с началом экономического подъема он занял господствующие позиции во внешнеэкономических отношениях Северной Кореи.

КНДР плохо отреагировала на распад Советского Союза, после которого вновь сформированное российское правительство установило дипломатические отношения с Республикой Корея. За ним со временем последовал и Китай, но в этот раз реакция Севера была менее резкой, наверное, из-за того, что было неразумно обижать обе страны, которые периодически оказывали ему покровительство. Статус России и Китая в Пхеньяне стал предельно ясен в 2018 году, когда прошла встреча в верхах между Ким Чен Ыном и тогдашним президентом Дональдом Трампом. После этого саммита состоялось пять визитов Ким Чен Ына и Си Цзиньпина, но всего одна трехчасовая, в основном символическая встреча Кима и российского президента Владимира Путина.

Российско-северокорейские отношения не так важны, как отношения Пхеньяна с Пекином, но Москва обладает правом вето в ООН, может накладывать запрет на санкции и является источником твердой валюты для испытывающего нехватку финансов Севера. Однако Россия, по всей видимости, против превращения Севера в ядерную державу, что неудивительно. С увеличением северокорейского арсенала это государство становится все более независимым от соседей, в том числе, от номинальных друзей. Последние оценки аналитического центра «Рэнд Корпорейшн» и Асанского института политических исследований особенно отрезвили Москву. Через несколько лет Пхеньян может стать обладателем примерно 200 единиц ядерного оружия, что превратит его в ядерную державу среднего уровня. Москве будет намного труднее влиять на поведение Северной Кореи и преодолевать последствия ее краха.

Надо сказать, что наглядным показателем обеспокоенности путинской администрации стал недавний визит в Сеул главного российского представителя по ядерным вопросам заместителя министра иностранных дел Игоря Моргулова, который совпал по времени с приездом спецпредставителя США Сон Кима (Sung Kim). К сожалению, трехсторонней встречи не было. «Главные представители США и России по ядерным вопросам приехали в Южную Корею одновременно, но трехсторонняя встреча между тремя странами не состоялась, — сказал Сон Ким. — Это является отражением того, что официальные лица из США и России прибыли в Южную Корею с разными целями. Полагаю, Москве надо было понять, что происходит перед возобновлением диалога Северной Кореи и США. Вместе с Китаем Россия в последнее время подчеркивает необходимость шестисторонних ядерных переговоров. Возможно, она хотела заранее подготовиться к многостороннему диалогу. Известно, что трехсторонние переговоры между США, Южной Кореей и Россией в Сеуле не состоялись из-за отказа Москвы. Похоже, Россия не хотела давить на Северную Корею, и отказалась создавать впечатление, что поддерживает альянс Южная Корея — США».

С учетом состояния российско-американских отношений вряд ли можно было ожидать чего-то большего. Однако интересы Москвы и Вашингтона на Корейском полуострове во многом совпадают. В отличие от Китая, их мало заботит стабильность Северной Кореи, поскольку северная граница этой страны для них менее важна. У Москвы гораздо меньший объем торговли с КНДР, и она меньше Китая пострадает в плане геополитики, если Кореи объединятся и вступят в союз с США.

А это говорит о том, что можно начать дискуссию, а может, даже заключить сделку между Москвой и Вашингтоном по двум Кореям. США следует стремиться к ослаблению напряженности с Россией и искать некую схему сосуществования, отодвинув проблемы Украины, Сирии и прочие кажущиеся неразрешимыми противоречия. Россия вряд ли вступит в союз с Западом против КНР; но отношения двух стран непростые, и, если неприязнь к Вашингтону больше не будет их связывать, напряженность между ними может выйти на первый план.

Соединенные Штаты тоже должны добиваться более мощной поддержки идеи денуклеаризации Северной Кореи со стороны путинского правительства. Старая преданность, уходящая корнями в Корейскую войну, всегда будет влиять на отношение Москвы к Северу, но разница во взглядах будет сужаться, если Россия откажется от столь враждебных отношений с Америкой. В этом случае у Москвы появится стремление к более тесному взаимодействию с США, а также желание использовать свое влияние на Пекин, чтобы тот занял более жесткую позицию в отношении Севера.

Хотя КНР представляет самую серьезную внешнеполитическую проблему для Америки, Пхеньян является самой трудноразрешимой проблемой, которая может существенно усугубиться. Север по-прежнему самоизолируется, отказывается от противокоронавирусной вакцины, отвергает экономические реформы и стремится ограничить доступ людей к южнокорейской культуре. В то же время Северная Корея наращивает свой ядерный арсенал.

Вашингтон должен активно и решительно продолжать свои дипломатические усилия в отношении Северной Кореи. Но США было бы выгодно получить помощь от дополнительных союзников, стремящихся остановить или просто затормозить северокорейскую ядерную программу. Россия стала бы ценным участником группы, добивающейся денуклеаризации. Администрации Байдена следует начать серьезное взаимодействие с Москвой по этому вопросу.