США и кризис: как и почему олигархи борются с трампизмом
Геополитика18 января 2021

США и кризис: как и почему олигархи борются с трампизмом

© РИА Новости, Максим Блинов

Говоря о внутриполитическим кризисе в США мы неоднократно отмечали его прямую зависимость от глобального системного кризиса - кризиса, созданной США мировой политико-экономической системы, которая (по замыслу) должна была обеспечивать вечное доминирование США, а продержалась едва ли двадцать лет.

Правда, лет десять она находится в перманентном прогрессирующем кризисе.

Мы также отмечали, что внутренний кризис в США принял вид борьбы финансового (компрадорского) капитала с промышленным (национальным). В этой борьбе Демократическая партия в целом оказалась на стороне финансового капитала, а Республиканская (благодаря феномену Трампа) на стороне капитала промышленного.

Впрочем, в выборе стороны партии не полностью едины. Серди демократов есть «отщепенцы», выдвигающие программу, аналогичную трамповской, а среди республиканцев есть немало сторонников финансового капитала. Таким образом мы имеем классический раскол элит, влекущий за собой раскол общества. Причём этот раскол элит происходит не по устоявшимся линиям, а чертит новые. По крайней мере на сегодня американские эксперты не исключают раскол не только Республиканской партии (что можно было бы объяснить её текущим поражением), но и Демократической (хоть вроде бы на гребне успеха, дополненного репрессиями против несогласных, партия-временный победитель должна была бы консолидироваться).

Это всё абсолютно понятно и прозрачно. Но всё это не даёт ответ на ключевой вопрос — какую Америку (вернее какие Америки) хотят построить противостоящие политические силы? И почему республиканцы в расколотом американском обществе оказались поддержаны правыми традиционалистами, а демократы левыми либералами? То есть, почему финансовый капитал, ранее опиравшийся на крайне правые силы, вдруг лет двадцать-тридцать назад сделал вывод в пользу троцкиствующих леваков? Именно троцкиствующих, а не троцкистов, поскольку по сравнению с нынешними левыми либералами Лев Давидович с его теорией перманентной революции, опорой на трудармии и, следовательно, на силу государственного подавления, казался бы правым похлеще Трампа.

Именно в этом, в вопросе об отношении к государству, заключается главное противоречие во взгляде в будущее противостоящих американских лагерей. Те, кто хочет сделать Америку вновь великой, нуждаются в сильном государстве. В государстве, сильном, как политически, так и экономически. Именно поэтому Трамп не только пытался любой ценой вернуть промышленные предприятия на территорию США и обеспечить реальный сектор оборотными средствами, умерив жадность банкиров, но и не решился ответить на силовой захват власти силой.

Для консервативных трампистов законность — главный фетиш. Хоть выборы фальсифицированы, а суды принимают неправосудные решения, они не могут и не желают нарушать закон даже в защиту закона. Трамп не случайно неоднократно публично восхищался Путиным. Он, как в своё время Путин, вступил в борьбу с олигархией, и, как Путин в России, ориентировался на создание в США бюрократической республики. Бюрократия — это класс (думаю, что для современного общества было бы правильнее сказать социальная группа), который более всего заинтересован в сильном государстве. Государство — главный актив коллективной бюрократии. Если этот актив находится под полным контролем бюрократии, то олигархов в стране нет, так как любой, даже самый богатый, человек должен склониться перед законом, а закон может в любой момент перераспределить любое богатство (как говорили древние римляне: «Император обладает великим правом конфискации»).

Для отдельного бюрократа взятка может быть вполне приемлемым способом обогащения, но для здорового бюрократического организма такое поведение неприемлемо, так как ослабляет позиции коллективной бюрократии, создавая условия для захвата денежными мешками контроля над государством, превращения их в олигархов. Поэтому здоровая бюрократическая республика борется с коррупцией в рядах государственного аппарата особенно последовательно. Победить коррупцию нельзя, но можно сделать не правилом, а эксцессом, что уже достаточно для нормального существования бюрократической республики.

Вспомним, что Трамп всё время обвинял своего оппонента и его команду во всеобъемлющей коррупции. То есть, он демонстрировал государственному аппарату, американской бюрократии, что демократы являются для неё неприемлемым выбором, так как стремятся утвердить в стране олигархический режим, превратив бюрократов из хозяев государства в лакеев при олигархах. Частично бюрократия этот посыл услышала и Трамп получил на удивление серьёзную поддержку в госструктурах, хоть её и не хватило для парирования пробайденовского путча.

Говорю о том, что поддержка была на удивление серьёзна потому, что во-первых, олигархизация американского государства происходила давно, то есть бюрократия была уже порядком разложена, а серьёзная чистка её рядов не была проведена. Впрочем, тут Трампа упрекнуть не в чем, тот же Путин к концу первого срока только начинал чистку государственного аппарата и не завершил её даже к концу второго, хоть продвинулся серьёзно, сделал аппарат достаточно надёжной и управляемой опорой. Настолько надёжной, что даже мог позволить четыре года поработать президентом Медведеву.

Во-вторых, и здесь уже Трамп полностью виновен в неадекватной оценке намерений своих политических оппонентов, он был уверен, что демократы, как и он сам, не станут приносить американское государство в угоду сиюминутному успеху, поскольку оно является для них такой же высшей ценностью, как и для него. Поэтому команда Трампа была уверенна, что собрав достаточные доказательства фальсификаций, опершись на солидную политическую поддержку и на работу лучшей в США команды юристов, они легко переиграют своих оппонентов.

Именно эта ошибка Трампа свидетельствует о том, что даже американские элиты не в полной мере понимали, а возможно и сейчас ещё не совсем понимают, как далеко зашло дело. Действительно, когда Трамп боролся за президентство с Клинтон, проолигархическим демократам сильная Америка была необходима не меньше, чем пробюрократическим трампистам. На тот момент американский финансовый капитал ещё считал, что может побороться за сохранение своей глобальной гегемонии. Поэтому тогда, в ноябре 2016 года, демократы, вплотную подойдя к рубежу госпереворота, всё же на него не решились. Они начали против Трампа цветную революцию, но не довели её дол конца, ограничившись парализацией значительной части государственного аппарата и ограничением возможностей команды президента.

За прошедшие четыре года много воды утекло. Несколько переориентировать американскую внешнюю политику удалось Трампу. Но главное заключается в том, что США продолжали опережающе слабеть и к данному моменту стало понятно, что восстановить глобальное доминирование они уже не смогут. Сильное государство больше не надо американской олигархии. Им нужна власть над его остатками.

Мы видим, как украинская олигархия, уничтожив своё государство, как действующий на основании определённых правил бюрократический аппарат, тем не менее при минимальной внешней поддержке семь лет продолжает мародёрство, обирая труп украинской государственности. Американская олигархия в лучшем положении.

США, после своих выборов, уже смешны, но всё ещё сильны. Их политическое и экономическое влияние даже в подконтрольных им регионах мира будет обвально падать, но не упадёт до нуля прямо завтра. Доллар всё ещё главная валюта мировых резервов и мировых торговых сделок. Даже если остальной мир будет вытеснять его организованно и согласованно, на это понадобится несколько лет, а до согласованности и даже до элементарного согласия в мире далеко.

США всё ещё обладают огромной, хорошо вооружённой армией, которая в ближайшие лет пять будет существенным аргументом в региональных конфликтах (затем начнёт всё сильнее давать о себе знать техническое отставание). У США в наличие огромный ядерный арсенал, позволяющий им и через десять лет не опасаться прямого военного нападения, а также дающий возможность снизить эффективность возможного поражения США в каком-то из региональных гибридных конфликтов — требуя компромисса на основе ядерного шантажа. То есть, те функции американской государственности, в которых олигархия заинтересована, будут сохраняться в течение достаточно долгого времени, чтобы сегодня не думать о неприятном будущем. В то же время, отмирание функции демократических выборов (превращение их в фикцию), а также равенства всех перед законом, обеспечиваемого справедливым судом — естественный процесс. Они олигархам не требуются. Олигархи уничтожают эти функции в США так же быстро, как уничтожили на Украине, переходя к прямому открытому силовому подавлению своих политических противников, даже ценой разрушения государственности.

Олигополии (ТНК) продемонстрировали достаточные силовые возможности, позволившие им провести государственный переворот. Они уверены, что их возможностей хватит для подавления гипотетического внутриамериканского сопротивления и в будущем. Опять таки есть пример Украины, свидетельствующий в их пользу. Абсолютно ослабленное, практически уничтоженное украинское государство не мешает украинским олигархам обеспечивать свою власть при помощи террора, осуществляемого как частными армиями и бандами нацистских наёмников (на манер эскадронов смерти), так и приватизированными теми же олигархами частями бывших государственных силовых структур. Американские олигархи считают, что если получилось у их маленьких украинских лакеев, то получится и у них — таких великих.

Формально все нормы американские олигархи соблюли. Трамп обращался в суды, его сторонники требовали назначения расследования Конгрессом и везде получили отказ. Это не добавило байденовкой команде признания трампистов. Даже для многих их собственных сторонников фальсификации и насилие над законом были слишком очевидны. Но, подчеркну ещё раз, формальности соблюдены и теперь байденовцы представляют себя защитниками закона от «террористов»-трампистов. Это им надо ненадолго, пока они не укрепили только что захваченную власть необходимо исключить возможное организованное сопротивление бюрократии. Аппарат может съесть любых политиков и не поперхнуться, но укрепившись у власти политики могут зачистить аппарат.

Как я писал выше, уже производимые и будущие действия демократов разрушают американскую государственность. Однако американская олигархия почувствовала себя глобальной и настолько обнаглела, что уже не боится остаться без государства за спиной, рассчитывая, что если им хватило собственных ресурсов, чтобы захватить Америку, то хватит и на то, чтобы отстоять свои интересы в меняющемся мире.

Почему нам важно досконально понять, что происходит в США? Потому, что лево-либеральные (включая псевдо коммунистические) движения во всём мире ориентируются на финансовую олигархию. Часть из них искренне (по врождённой глупости), а часть за деньги орёт на каждом шагу, что они сражаются за разрушение «буржуазного государства», козыряя Марксом и Лениным, которых не читали, а кто читал не понял.

Они действительно работают на разрушение государства. Российские своего, германские своего, французские своего и так далее. Что бы они ни думали, де факто они делают это в интересах транс-национальной олигархии, глобального финансового капитала, который готов пожрать трупы США, России, Китая, ЕС и других так же, как сейчас пожирает труп Украины. Сильные бюрократические республики им в этом плане мешают. Им не нужны сильные государства. Им нужны ничтожные обломки.

Именно поэтому внутриполитическая борьба в США является для нас не просто интересным зрелищем, но научной экспериментальной базой для борьбы за свою государственность с международным финансовым капиталом (транснациональной глобалистской олигархией) и его лево-либеральными наёмниками.

Ростислав Ищенко

3 комментария

Написать комментарий
  • гость
    18 января 2021
    Безграмотно. а Трампизм такой же олигархат как и прочие, если не хуже из-за своих внутр.противоречий, неспособности объединить даже американских полупокеров-полуреспубликанцев. "Трампизм" - узко-олигархический эгоизм, эгалитаризмом там даже не пахнет. б Межд.фин.капитал добывает т.н. "прибыль" из заводов-газет-пароходов, а не только сами заводы-газеты-пароходы ("финансовый капитал" по определению - банковский "И" промышленный капитал). Формула Д-Т-Д в условиях глобальных санкций (самоограничения рынка) выдавливает всякий производительный олигархат из финансовой сферы, превращается в безтоварную формулу Д-К-Д (деньги-контракт-деньги). А ресурсно-сырьевой капитал превращается в симулятивно-виртуальный. в "Лево-либеральные наёмники" в Америке, Азии и Европе - британско-колониальные (~50 стран) троцкисты-провокаторы, полулибертарианцы полудемократы. Закончились в природе, как представители "левого движения" после кризиса 2008 гг. вместе с купленными олигархатом т.н. - "комитета за марксистский интернационал" (5ый интернационал) и "международной марксистской тенденции, (англ. IMT International Marxist Tendency). Основатели ММТ 1990ые гг. Лондон - троцкисты-лейбористы Грант-Вудс. Неолиберализм (тетчеризм/рейганомика/горбачёвщина/...тд) - господствующая с 90ых гг идеология глобального наднационального олигархата, заключающаяся в поддержании искусственного противоречия между "право-либеральными" и "лево-либеральными" - такими же искусственными полит.течениями (см. список амерофорбс - спонсоров демов/респов в Сша, или росс. форбс). Триумвират полит.-идеолог.-экономических инструментов. Различаются различной мотивацией в разных странах - в разнице базовых концепций своего гос.управления. г Любой крупно и мелко.бурж.олигархат (по определению самого понятия "буржуа") всегда работает на сверхэксплуатацию населения и разрушение государства, устранения от власти всякого "сударя", хоть кошерного, хоть гешефтного, хоть богоизбранного, хоть вечно-имперского, хоть занародно-конституционного итп. Государственный "неолиберализм" не отрицает государственное регулирование экономики, но переводит его из государственных принципов "единоначалие-дисциплина-кооперация" в национально-рыночные внутр.-олигархические - "конкурентные" отношения. Государство при неолиберализме - такая же диктатура чиновного класса, как и глобальный олигархат, выступает регрессом для общества, хотя всячески декларирует прогресс. д "армия" такой же инструмент гос.политики, как партия, чиновник или олигархат, с появлением "длинной руки" уже давно не является "гарантом" существования некоего территориального гос.образования. Скорее - разрушения, захвата или удержания терр. "жизненных интересов" олигархата. Свой тыл при неолиберализме армия защитить не способна по определению, для этого олигархатом создаются другие инструменты по типу нац.гвардии. е украинский олигархат - рёбра одной медали с тремя сторонами "государство-страна-территория" (по укр. идеологии "господарство-краина-панство"). Убрать (сдать в аренду) одну сторону - две останутся и возродят третью. ж это просто жопа, ничего другого. пс. всё вышеуказанное банально и очевидно, как и сто лет назад. На майдані коло церкви революція іде. Хай чабан! - усі гукнули, за отамана буде. Прощавайте, ждіте волі, гей, на коні, всі у путь! Закипіло, зашуміло — тільки прапори цвітуть… На майдані коло церкви постмутились матері: та світи ж ти їм дорогу, ясен місяць угорі! На майдані пил спадає. Замовкає річ… Вечір. Ніч. 1918 Тычина
    Ответить
  • Гость
    19 января 2021
    И если поживём...
    Ответить
  • Гость
    19 января 2021
    "В колыбели – младенец, а покойник – в гробу: Вот и всё, что отчасти известно про нашу судьбу. Выпей чашу жизни до дна и не спрашивай много: Господин не откроет секрета рабу" (Родители правы).
    Ответить
💬 Последние комментарии
Гость
И такое бывает: на Украине практически параллельно развиваются два процесса: нагнетание русофобии в отношении «российского агрессора» и попытки частично приватизировать русский язык, назвав его «украинским русским».
Гость
И если поживём...
Гость
И это важно.
Гость
И такое бывает: на Украине практически параллельно развиваются два процесса: нагнетание русофобии в отношении «российского агрессора» и попытки частично приватизировать русский язык, назвав его «украинским русским».
Гость
И такое бывает: на Украине практически параллельно развиваются два процесса: нагнетание русофобии в отношении «российского агрессора» и попытки частично приватизировать русский язык, назвав его «украинским русским».
Гость
И такое бывает: на Украине практически параллельно развиваются два процесса: нагнетание русофобии в отношении «российского агрессора» и попытки частично приватизировать русский язык, назвав его «украинским русским».
ке
Европе европейские тарифы!