ГеополитикаИсточник13 мар.

Страсти поднебесные. Что стоит на пути Китая к экономическому господству

Законопроект о проведении реформы избирательной системы Гонконга получил широкий общественный резонанс.

nk_hauz/-mvebt9raf3mafkcx1m-.jpg

Четвертая сессия Всекитайского собрания народных представителей (парламент КНР) 13-го созыва завершила в четверг свою работу. Важнейшими из принятых документов стал 14-й пятилетний план социально-экономического развития (2021-2025 годов) и долгосрочные цели до 2035 года, которые иностранные СМИ уже окрестили "Манифестом Си Цзиньпина". Больше всего внимание привлекла резолюция о разработке законопроекта о проведении реформы избирательной системы Гонконга.

Как казалось, с завершением сессии обстановка в Пекине стремительно разрядилась: на улицах уже не так много усиленных нарядов полиции, центр города и окрестности Тяньаньмэнь перестали напоминать осажденную крепость в комендантский час.

Однако первое впечатление обманчиво - работа в Чжуннаньхае (основная резиденция высшего руководства Компартии Китая) закипела с новой силой.

Догнать и перегнать

Итоги сессии по устоявшейся внутриполитической традиции на итоговой пресс-конференции подвел премьер Госсовета КНР Ли Кэцян. Он отметил, что Китай с честью выдержал испытание пандемией: несмотря на глобальную рецессию, ВВП страны в 2020 году вырос на 2,3%. А в 2021 году экономика КНР может не только достичь целевого показателя в 6%, но и превысить его. По его словам, формулировка "выше 6%" открывает окно возможностей, а в действительности рост экономики Китая по итогам года "может быть немного выше".

Ключом к этому, как подчеркнул Ли Кэцян, станет отнюдь не "заливание экономики деньгами", а создание рабочих мест. В 2021 году власти создадут в городах 11 млн рабочих мест, а также будут оказывать поддержку частному сектору для обеспечения роста занятости.

Правительство страны также намерено поддержать 270 млн рабочих-мигрантов, которые устремляются в города из сельской местности на заработки. Как отметил премьер, занятость обеспечит доходы населения, что, в свою очередь, поддержит экономическую активность в стране и гарантирует бюджетные поступления. Он подчеркнул, что социальная поддержка трудовых мигрантов станет одним из приоритетных направлений работы в 2021 году: правительство расширит их доступ к системе социального обеспечения и медицинским услугам, чтобы еще немного приблизить их соцпакет к тому, которым пользуются жители городов.

Ли Кэцян указал, что гибкость рынка труда должна превратиться в один из важнейших "козырей" китайской экономики. Он привел интересную цифру: по оценке властей, около 200 млн человек в Китае трудятся на нескольких работах и всячески подрабатывают. "Заливать деньгами" экономику власти не будут - в 2021 году правительство КНР не планирует выпуск специальных гособлигаций для финансирования борьбы с пандемией и ее последствиями. В 2020 таких ценных бумаг выпустили на сумму ни много ни мало на 1 трлн юаней (около $141 млрд). Почему решили отказаться от "легких денег"? Потому что экономика уже частично оправилась от пандемии, да и без того значительное долговое бремя на ней увеличивать не хотелось бы.

Ли Кэцян также отметил, что Китай должен как можно скорее сократить зависимость от иностранных технологий и заменить их на национальные разработки. Это один из важнейших пунктов долгосрочных целей до 2035 года. Он логичен в условиях набирающего обороты противостояния с США и коллективным Западом. Для поддержки национального хай-тека власти будут углублять сотрудничество гражданского сектора экономики и военно-промышленных предприятий, поощрять высокотехнологические компании, предоставлять льготы и снижать налоговую нагрузку за патенты, научно-исследовательские и конструкторские работы и так далее.

Непопулярные меры

На пути к светлому будущему страны встала серьезная проблема - рекордно низкая рождаемость и стремительное старение населения. В этой связи уже было объявлено, что в рамках 14-й пятилетки в стране будет повышен пенсионный возраст. На данный момент для мужчин это 60 лет; для женщин, работающих в сфере услуг, - 55 лет; работницы, занимающиеся физическим трудом, могут уйти на заслуженный отдых с 50 лет.

С 70-х годов прошлого века Китай проводил политику "одна семья - один ребенок". Из-за старения населения в 2016 году всем семьям разрешили иметь двух детей, однако "беби-бума" не случилось: рождаемость в Китае продолжает снижаться уже четыре года подряд и достигла минимального уровня за последние 60 лет. Если существующую тенденцию не переломить, то к 2050 году в КНР будет насчитываться около 487 млн человек в возрасте старше 60 лет. Иначе говоря, пожилые люди будут составлять 35% жителей от 1,4 млрд жителей страны. Это приведет к нехватке рабочей силы и снижению темпов экономического роста.

Повышение пенсионного возраста вызвало бурные обсуждения в китайской общественности и крайне неоднозначную реакцию. С одной стороны, это общая проблема для многих стран мира, с другой - китайской общество оказалось к этому не готово и было неприятно удивлено. Уж слишком много вопросов к нынешней пенсионной системе у простых, рядовых граждан. Абсолютное большинство "лаобайсинов" (представители простого народа) никак не связаны с госпредприятиями, Компартией и армией, поэтому им по выходу на пенсию стоит рассчитывать на довольно небольшую пенсию и скромный соцпакет.

Власти обещают это изменить: повысить охват населения базовым страхованием, увеличивать объемы социальной помощи, размеры пенсий, субсидий и пособий для основных льготных категорий населения. Сам глава правительства заявил в четверг о том, что 260 млн китайских пенсионеров представляют собой большой и интересный рынок, в том числе для иностранных компаний, занимающихся обслуживанием пожилого населения. Заявление, на первый взгляд, красивое и логичное. Но у представителей бизнеса возникает не менее логичный вопрос: "А деньги-то у пенсионеров на наши услуги есть?"

В общем, с этим нужно что-то делать. И делать быстро, так как время в случае со старением населения играет против Компартии.

Гонконгский вопрос

Не успели улицы Гонконга "остыть" от прошлогодних протестов, а заголовки мировых медиа освободиться от нашумевшего закона о нацбезопасности, как у них появилась новая горячая тема. Словно кирпич на голову оппозиции в Гонконге обрушился новый проект Пекина - реформа избирательной системы.

Слухи о ее подготовке ходили давно, однако оперативность принятия решений Компартии удивила и в этот раз. За рубежом реформу окрестили "железной хваткой", которая все сильнее сжимает автономию Гонконга и его демократические свободы. Пекин же считает ее скорее неким последним гвоздем в крышку гроба радикальной оппозиции, который также намертво прикрепит свободолюбивый Гонконг к отчизне.

Реформа обеспечит принцип "Гонконгом управляют патриоты", который навсегда должен закрыть "антикитайским элементам" доступ к системе госуправления этого специального административного района КНР. В результате преобразований, коллегия выборщиков будет расширена с 1 200 до 1 500 человек. Роль этого органа значительно усилится: он будет отвечать не только за выборы главы администрации региона, но и части членов парламента, а также нести ответственность за выдвижение кандидатов.

Глава администрации Гонконга, как и прежде, будет избираться коллегией выборщиков и утверждаться центральным народным правительством КНР. Кандидат на этот пост должен получить не менее 188 голосов выборщиков, при этом от каждой из пяти категорий в коллегии должно быть получено не менее 15 голосов. Парламент Гонконга будет расширен с 70 до 90 мест, а законодатели будут избираться из трех групп: представителей организаций, коллегии выборщиков и территориальных избирательных округов (путем прямого голосования).

Однако еще одним ключевым моментом реформы, как предполагается, станет другое событие: по данным газеты South China Morning Post, из коллегии выборщиков могут быть исключены 117 мест депутатов районных советов. Их сейчас занимает преимущественно оппозиция, одержавшая уверенную победу на выборах в райсоветы в ноябре 2019 года на волне массовых антиправительственных протестов.

"Правильная" оппозиция

Глава канцелярии Госсовета КНР по делам Гонконга и Макао Чжан Сяомин, отвечая на вопрос ТАСС на брифинге в пятницу, отметил, что реформа не ограничит доступ оппозиции в парламент и в систему госуправления. По его словам, "антикитайские и дестабилизирующие элементы не могут быть просто приравнены к пандемократическим кандидатам". В то же время он прямо сказал, что "непатриотичные" политики не смогут получить ни одного места в парламенте.

Пекин не допустит новых массовых протестов в Гонконге. Руководство страны не простило беспорядки нынешней главе администрации города Кэрри Лам. По мнению обозревателей, ее политическая карьера подходит к концу, а в сменщики, по воле судьбы, ей прочат ее же предшественника - Лян Чжэньина, который занимал пост главы Гонконга с 2012 по 2017 год. Сам политик не исключил своего возвращения на этот пост после выборов, которые должны состояться в 2022 году.

Это было бы логично: в политическом активе Лян Чжэньина умелые действия против оппозиции: в 2014 году он смог "утихомирить" студенческие уличные выступления, известные как "движение зонтиков". И этот ценный навык может оказаться полезным: Гонконг должен успокоиться и не отвлекать Китай на пути к экономическому господству.

О смене кадров

Как отметили между собой многие иностранные журналисты и политические обозреватели, в этом году пресс-конференция премьера Госсовета стала еще более "скромной". Харизматичный, обычно пребывающий в приподнятом состоянии духа Ли Кэцян был будто не в своей тарелке и необычно редко для себя шутил. Грустно улыбнувшись в конце брифинга, он выразил надежду, что у него еще будет возможность пообщаться с журналистами лицом к лицу, а не в режиме видеоконференции (нововведение пандемии).

Почти все его заявления касались экономики и внутренних дел. По внешней повестке он позволил себе дать всего несколько коротких комментариев о том, что Пекин намерен продолжить сотрудничать с ВОЗ в поисках первоисточника происхождения коронавируса, а также заявил, что Китай рассчитывает на продолжение диалога с США.

В целом пресс-конференция главы правительства смотрелась довольно блекло на фоне аналогичного ежегодного брифинга его подчиненного - главы МИД, члена Госсовета КНР Ван И, который общался с прессой несколькими днями ранее. Это носит глубокий смысл на фоне грядущих кадровых перестановок на политическом олимпе Китая, которые должны пройти в 2022-2023 годах.

Ли Кэцян должен покинуть свой пост в марте 2023 года: Конституция КНР ограничивает пребывание премьеров в должности двумя сроками. Три из четырех вице-премьеров уже пересекли или подходят к негласному пенсионному возрасту - 68 лет.

На первый взгляд, "пенсионный барьер" уверенно пройдет только 57-летний Ху Чуньхуа. Однако его шансы заполучить пост премьера Госсовета не так однозначны: он, как и Ли Кэцян, является выходцем из так называемой комсомольской фракции, которая при Си Цзиньпине понесла серьезные потери. Причем, как в людях, так и в политическом весе. Кроме того, недавно власти начали антикоррупционные расследования в угольной отрасли Внутренней Монголии, секретарем парткома которой в 2009-2012 годах являлся Ху Чуньхуа. Потенциально это может сильно повлиять на перспективы его политической карьеры.

Новый глава правительства

Согласно китайской внутриполитической традиции, для назначения нового главы правительства руководству страны нужно сначала "обкатать" кандидата на должности вице-премьера. В этой связи особое внимание привлекает решение ВСНП изменить порядок назначения премьера Госсовета КНР и его заместителей. Теперь для этого больше не требуется решение всего парламента, который собирается раз в год, достаточно резолюции Постоянного комитета ВСНП, который проводит заседания раз в два месяца.

На фоне этой реформы возникает высокая вероятность "досрочного" появления новых "молодых" вице-премьеров, кто-то из которых в перспективе сможет заменить Ли Кэцяна на посту главы правительства. Особое внимание в этой связи уделяется секретарю парткома Шанхая Ли Цяну, главе партийного комитета провинции Гуандун Ли Си, а также его коллеге из Чунцина Чэнь Миньэру.

Также уже в 2022 году истекает второй срок полномочий Си Цзиньпина на посту генерального секретаря ЦК КПК. Аналитики сходятся во мнении, что Си Цзиньпин пойдет на третий срок: в уставе Компартии никаких ограничений на этот счет нет. Кроме того, в ходе принятой в 2018 году поправки в Конституцию Китая, было также снято ограничение в два срока для председателя КНР, что открывает Си Цзиньпину дорогу к новому сроку в 2023 году. По всей видимости, планов у главы государства еще много, ярким намеком на это стало принятие не только очередного пятилетнего плана, но и долгосрочных целей до 2035 года. Осталось определиться с командой.

Роман Баландин