Геополитикаinosmi.infoApr 5

The Spectator: «Спутник V» прорубает России окно в Европу. Франция и ФРГ могут предпочесть именно ег

nk_hauz/-mxngxozrzkav0ynjndh.jpg

Есть разные мнения. Но похоже, что на масштабной телеконференции в начале этой недели лидеры Франции и Германии обсудили перспективы — приготовьтесь — закупки вакцины «Спутник V», российской гордости и радости в пандемию. Если сделка состоится, она станет гигантским стимулом для России на домашней арене и за рубежом, а также для президента Путина лично, который уже много месяцев пытается развеять глубоко укоренившиеся подозрения Запада насчет российской вакцины — от ее советского названия до головокружительной скорости появления.

Еще эта сделка станет резким разворотом для Франции и Германии, чьи лидеры во многом предопределили нежелание континентальной Европы одобрять «иностранные» вакцины вообще и российские в частности. Этим, в свою очередь, они заронили среди русских повсеместное убеждение, что опасения Запада продиктованы политикой, а не строго научной оценкой российской вакцины и ее достоинств. Судя по оценке российских надзорных органов, ее эффективность превысила 91%, то есть «Спутник на сегодняшний момент — одна из эффективнейших вакцин от Covid-19 на всем рынке.

Британские СМИ особенно исходили ядом — не исключено, что по наущению свыше. Они утверждали, что исследования проведены небрежно, что российская сторона не провела должных испытаний и даже что отравления в Солсбери продемонстрировали зловещие цели российской науки. Когда команде Института Гамалеи при российском Минздраве удалось опубликовать статью в престижном медицинском журнале «Ланцет» (The Lancet), Москва увидела в этом долгожданное подтверждение и свою маленькую победу, но другие сочли публикацию сомнительным редакционным решением.

Скепсис и даже враждебность одной Великобританией не ограничивались, хотя в России давние традиции вакцинологии — в том числе у Института Гамалеи, который и разработал «Спутник». Еще если вакцина не оправдает ожиданий, России есть, что терять — как репутацию, так и финансы. Любой потенциал для проекции «мягкой силы», испарился бы в мгновение ока, если бы с вакциной возникли трудности. Еще в Великобритании мало говорят о том, в декабре Институт Гамалеи подписал соглашение с компанией AstraZeneca о сотрудничестве, совместных испытаниях и даже сочетании обеих вакцин. Но мы отвлеклись от темы.

Теперь, когда вакцинация кажется главной надеждой на борьбе с Covid-19, когда во многих частях мира жалуются на нехватку препаратов и сбои производства и когда над оксфордской вакциной нависла туча неизвестности из-за сообщений о тромбах, президент Макрон и канцлер Меркель, судя по всему, положили на одну чашу весов перспективы падения рейтинга, а на другую — риска еще одной волны пандемии. Потом глубоко вздохнули и пошли звонить Владимиру Путину.

В марте Европейское агентство лекарственных средств начало процедуру постепенной экспертизы «Спутника V» — это поможет открыть путь российской вакцине в ЕС. «Спутник» уже получил разрешение более чем 50 странах мира, внутри ЕС поставки уже идут в Венгрию и Словакию, а с Австрией пока что ведутся переговоры.

В отчете Кремля о переговорах Макрона, Меркель и Путина на этой неделе говорится, что рассматриваются не просто поставки из России после регистрации вакцины, а совместное производство в странах ЕС.

Сколько доз сможет или захочет поставить в ЕС Россия, пока непонятно. Поступали сигналы о производственных трудностях в некоторых местах, и Россия одновременно договаривается о совместном производстве во многих частях мира. Но нет никаких никаких сомнений, что Путин сделает все от себя зависящее, чтобы приблизить любую договоренность между Институтом Гамалеи и главными «спутникоскептиками» Евросоюза. Поскольку безопасность и эффективность «Спутника» подтверждает одно исследование за другим — а еще две российские вакцины в разработке — дальнейшее запирательство покажется политизированным как никогда.

В этой связи встают несколько вопросов. Первый насчет общественного мнения. Судя по тому как массово французы и немцы отменяли вакцинацию, узнав, что им достанется AstraZeneca, трудно поверить, что они придут в восторг от «Спутника». С другой стороны, третья волна пандемии в самом разгаре, а положительные оценки «Спутника» сыплются одна за другой, так что, может, люди скрепя сердце и согласятся с неизбежностью.

Второй вопрос касается отношений ЕС с Россией. На фоне пандемических неурядиц Венгрия и Румыния уже нарушили единство ЕС в отрицании очевидного и закупили «Спутник» самостоятельно. Но повлечет ли общеевропейское соглашение о покупке российской вакцины к дипломатическому сближению с Россией — к которому в большей степени присматривается Франция и в меньшей Германия, вопреки ожесточенному противостоянию Польши и Прибалтики?

Прошлой осенью в Берлине, когда российский оппозиционный политик Алексей Навальный все еще лечился в берлинской больнице, я поразилась, насколько немцы — от политиков до широкой общественности — отделяют очевидную попытку Кремля устранить Навального от экономических отношений с Россией и горят желанием завершить газопровод «Северный поток — 2». Тяжелая судьба Навального и его нынешнее заточение в исправительной колонии вряд ли помешают сложившимся (а то и улучшенным) отношениям ЕС с Россией — вопреки надеждам его пылких сторонников.

Ну,«С а третий вопрос к Великобритании. Какие выводы можно сделать о текущем состоянии и ближайшем будущем британских отношений с ЕС, если лидеры Франции и Германии предпочтут российскую вакцину «нашей»? ЕС, может, и одобрил вакцину AstraZeneca для всех возрастов, а британские ученые заверяют, что любые тромбозы ничтожны по сравнению с риском заразиться коронавирусом. Но эти заверения не помешали отдельным властям остановить вакцинацию AstraZeneca — временно или даже постоянно.

Пока Великобритания поздравляет себя с успешной вакцинацией, неужели президент Макрон и канцлер Меркель действительно доверятся российской вакцине, а не той, что разработана среди мечтательных шпилей Оксфорда? Если так, то, дипломатической работы предстоит едва ли не больше, чем научной.