Трансформация Центральной Азии под влиянием внешних и внутренних факторов
Геополитикаoko-planet.su02 мая 2021

Трансформация Центральной Азии под влиянием внешних и внутренних факторов

Дэн Хао, аналитик Китайского института международных исследований, генеральный секретарь Исследовательского центра ШОС, пишет о новой стратегии США и Китая в Центральной Азии, а также дает экспертную оценку внутриполитическим изменениям в регионе

Автор отмечает, что на фоне глобальных изменений, с которыми сталкивается современный мир, страны Центральной Азии проходят этап серьезных трансформаций, связанных с корректировками, внесенными США в свою стратегию в Центральной Азии, транзитом власти в Казахстане и Узбекистане, а также проблемами, с которыми сталкивается Китай в регионе. Основные изменения в ситуации Центральной Азии не случайные, а являются результатом воздействия различных внешних и внутренних факторов.

По мнению китайского аналитика, в последние годы ситуация в Центральной Азии в целом оставалась стабильной. В политическом плане каждая страна региона активно следует пути развития, который соответствует общеполитической обстановке каждого государства. В экономическом аспекте страны реагируют на рецессию, стремятся улучшить жизнь населения, в то же время реализуют долгосрочные и среднесрочные стратегии развития, продвигают структурные реформы, повышают уровень противостояния внешним угрозам. В области безопасности страны развернули решительную борьбу с экстремистскими силами, предприняли строгие предупредительные меры против роста и усиления оппозиции, а также задействуют поддержку крупных держав для сохранения национальной и региональной стабильности.

В сфере конкуренции между крупными державами, внешние силы, такие как США и Россия, стоят на позициях конкуренции и сосуществования в Центральной Азии, а региональная структура демонстрирует все более очевидную многополярную тенденцию. Но все же конкуренция между крупными державами еще подконтрольна. Исходя из собственных интересов, крупные державы не хотят хаоса и беспорядков в регионе. Страны региона обычно проводят сбалансированную внешнюю политику в отношении крупных держав, надеясь, что это сформирует здоровую конкуренцию в Центральной Азии.

В то же время, по мнению эксперта, нельзя не заметить, что в Центральной Азии накапливаются и усиливаются факторы нестабильности и неопределенности. На фоне быстрых изменений в мировой ситуации, Центральная Азия претерпевает серьезные изменения общего и долгосрочного характера, которые окажут неизмеримое влияние на текущую и будущую ситуацию, а также структуру Центральной Азии.

Изменения в Центральной Азии

Автор выделяет три крупных фактора, под воздействием которых в Центральной Азии наблюдаются глубокие трансформации.

Во-первых, отношения крупных держав в Центральной Азии стремительно меняются. Главным признаком этих изменений является то, что Соединенные Штаты внесли серьезные корректировки в свою стратегию в Центральной Азии. Произошел переход от стратегии по сдерживанию России к сдерживанию и России, и Китая. В то же время переход от прошлой стратегии, в основном сфокусированной на политике и безопасности, к равному вниманию как к политике, так и к экономике, и всесторонней конкуренции, привел к новому витку ожесточенной конкуренции между крупными державами и геополитической конкуренции в Центральной Азии.

После распада СССР Центральная Азия стала ареной для борьбы великих держав, особенно для США и России. Стремясь укрепить свой статус как единственной сверхдержавы, Соединенные Штаты активно участвовали в региональных делах, пытаясь ослабить и исключить влияние России и захватить доминирующее положение. После прихода к власти Трампа, Соединенные Штаты существенно изменили свою внешнюю стратегию. Впервые Китай стал рассматриваться в качестве «стратегического конкурента» и впервые «китайская угроза» потеснила «российскую угрозу». Именно на этом фоне Соединенные Штаты начали вносить серьезные коррективы в свою стратегию в Центральной Азии, демонстрируя намерения все больше сдерживать Китай. Эта стратегия, по мнению Дэн Хао, включает:

  • ограничение инициативы «Пояс и путь» на территории Центральной Азии. Для этого США активно вели переговоры о создании механизма диалога по стратегическим инвестициям в инфраструктуру и координации действий со своими союзниками (Индия, Япония, Австралия). Таким образом, они намерены создать «Священный Союз», который будет конкурировать с «Поясом и путем»;
  • продвижение вопросов, связанных с Синьцзяном, под лозунгом защиты прав человека, реализация стратегии разделения Китая и ослабление отношений между Китаем и странами Центральной Азии.
Одновременные изменения, произошедшие в двух региональных державах, являются беспрецедентными в процессе развития стран Центральной Азии после обретения ими независимости.

Во-вторых, как отмечает китайский эксперт, изменения происходят в Узбекистане и Казахстане, которые в основном проявляются в транзите власти. Обе страны вступают в новую эру развития, что оказывает влияние на общую региональную ситуацию. Осенью 2016 Шавкат Мирзиёев стал новым лидером Узбекистана и начал реализовывать политику реформ и открытости, что оказывает большое влияние на политическую ситуацию во всем центральноазиатском регионе. В 2019 году Казахстан также инициировал процесс передачи верховной власти, в результате чего к власти пришел Токаев. Одновременные изменения, произошедшие в двух региональных державах, являются беспрецедентными в процессе развития стран Центральной Азии после обретения ими независимости. Значимость этих события выходят за рамки двух стран и носят региональный характер, что связано с несколькими обстоятельствами:

  • Первое, Казахстан и Узбекистан являются региональными державами, и изменения в этих странах затрагивают весь регион. Сближение стран региона с подачи двух лидеров может содействовать возникновению новой ситуации мирного сосуществования и общего развития пяти стран Центральной Азии, впервые за много лет с момента обретения независимости.
  • Второе, в отличие от Таджикистана и Кыргызстана, реформы в Узбекистане и Казахстане были проведены не под внешним давлением, а были добровольными и спонтанными с сильной внутренней мотивацией. Другими словами, из-за того, что Казахстан и Узбекистан осознали, что централизованная модель развития оказалась неспособна эффективно реагировать на многочисленные внутренние и внешние вызовы, обе страны одновременно начали ускорять внутренние реформы, внося соответствующие корректировки и изменения, чтобы адаптироваться под новые реалии.
  • Третье, из-за совместных усилий Узбекистана и Казахстана лидеры пяти центральноазиатских стран дважды собирались в 2018-2019 годах, чтобы обсудить вопросы регионального сотрудничества в Центральной Азии. Возросшее желание и уверенность в способности самостоятельно решать собственные проблемы указывает на то, что страны Центральной Азии будут играть более важную роль в региональных делах в будущем.

Причины изменений в Центральной Азии

По мнению эксперта, изменения, происходящие в Центральной Азии, не являются случайными и имеют глубокие и сложные предпосылки.

На фоне серьезных трансформаций в международном и региональном контекстах, США внесли большие корректировки в свою стратегию в Центральной Азии, которые отражают долгосрочные стратегические намерения Вашингтона.

Во-первых, сдерживание Китая стало не только общей целью правительства США и оппозиции, но и долгосрочной и глобальной тенденцией, показывающей, что сдерживание Китая в Центральной Азии является новой стратегической целью США. В настоящее время внутренняя политика в Соединенных Штатах поляризована, а общество разделено, но политические силы в значительной степени все согласны с тем, что, Китай является главным противником. Новое поколение элит, родившихся в конце «холодной войны» и после «холодной войны», стало более агрессивным в своем восприятии и отношении к Китаю. Для удержания гегемонии США будут всеми силами стараться сдерживать Китай, несмотря на ротацию партий и смену поколений, и эта тенденция будет постепенно усиливаться. В то же время Соединенные Штаты исчерпали инструменты политики в различных областях. Соединенные Штаты использовали такие инструменты, как тарифное запугивание, закон, распространяющийся на граждан вне пределов государства, блокада промышленных цепочек и финансовые санкции, чтобы подавить экономическое развитие Китая. Соединенные Штаты рассматривают Китай как самый большой вызов своей глобальной гегемонии. Таким образом, на фоне сложившейся ситуации усиление сдерживания Китая в Центральной Азии является неизбежным.

Во-вторых, запуск и реализация Китаем инициативы «Пояс и путь» не только демонстрирует мощную движущую силу для экономического развития Центральной Азии, но также оказывает все большее влияние на общую ситуацию всего региона. По мере развития инициативы, ожидается, что экономическое влияние Китая в Центральной Азии будет и дальше возрастать. В то же время, в контексте совместного строительства «Пояса и пути», новые концепции, выдвинутые Китаем, такие как «совместное обсуждение, совместное строительство и совместное использование», «открытость, экологичность и целостность», все чаще принимаются странами Центральной Азии. Таким образом, влияние Китая в Центральной Азии значительно усилилось. В ответ на это в США возникло ощущение кризиса. Правительство и академические круги США призвали воспользоваться своими преимуществами и напрямую конкурировать с Китаем, заявив, что, если они будут продолжать ничего не делать, то они «будут стоять в стороне и наблюдать, как Китай займет доминирующее положение в Евразии».

В-третьих, многолетние усилия позволили США стать решающей силой в Центральной Азии и влияние Вашингтона на страны региона в целом возрастает. Страны Центральной Азии придерживаются дипломатической стратегии баланса сил, это заставляет США думать, что есть возможность воспользоваться этим, создавая иллюзии и слепую уверенность в себе, чтобы рискнуть в вопросе сдерживания Китая.

Помимо этого, как отмечает автор, проведение в Узбекистане реформ открытости на самом деле является неизбежным результатом развития ситуации. Узбекистан придерживался принципа стабильности с момента обретения независимости и создал политическую систему с сильным президентом и слабым парламентом, эффективно противодействуя «трем силам зла», «цветным революциям» и сохраняя высокую степень политической стабильности. Однако с течением времени, недостатки этой системы становились все более очевидными, что не только привело к слабой законодательной деятельности, но и препятствовало общенациональному экономическому развитию.

Хотя Узбекистан перешел к рыночной экономике после обретения независимости, он сохранил большую часть плановой экономики Советского Союза. Чрезмерный контроль, недостаточная жизнеспособность первоначальной системы вкупе с недостаточно открытой экономикой, ограничениями на иностранные инвестиции, высоким уровнем численности населения, отсталым управлением в стране, которая не имеет выхода к морю, стали препятствием на пути к поступательному развитию. Выходом из положения стала бы только реформа.

С дипломатической точки зрения, в течение долгого времени под влиянием таких проблем, как освоение трансграничных рек, территориальные и этнические споры, отношения Узбекистана со своими соседями в Центральной Азии, особенно с Таджикистаном и Кыргызстаном, не были дружественными. Это привело к неблагоприятной обстановке в Узбекистане, что не только влияет на внешний имидж страны, но и создает новые препятствия для его экономического развития и регионального сотрудничества.

Казахстан всегда был образцом реформ открытости в Центральной Азии. Первый Президент Казахстана Н. Назарбаев активно продвигал политические реформы. В последние годы были предприняты усилия по расширению полномочий парламента и усилению роли политической партии при одновременном сохранении основной власти президента. В связи с возрастом Н. Назарбаева передача власти становилась все более актуальной. На этом фоне Назарбаев объявил о своей отставке, и Токаев занял пост. Это важная и дальновидная реформа, осуществленная Назарбаевым.

Влияние Китая на страны региона достигло беспрецедентных масштабов.

В настоящее время Китай является основным торгово-экономическим партнером и источником инвестиций для стран Центральной Азии. Китайский рынок также становится все более привлекательным для стран Центральной Азии. Влияние Китая на страны региона достигло беспрецедентных масштабов. В этом контексте, как пишет Дэн Хао, Китаю не избежать некоторых негативных факторов в странах Центральной Азии.

В то же время, будучи развивающейся большой страной, Китай продолжает сталкиваться с комплексом новых задач: как противостоять разнообразию и различиям стран региона и искать точки соприкосновения, как противостоять многообразным региональным механизмам управления и решениям, как улучшить собственную «мягкую силу» и преодолеть все трудности в процессе реализации стратегии «выхода за пределы».

Основные тенденции развития ситуации в Центральной Азии

По мнению Дэн Хао, изменения в стратегии США в Центральной Азии неизбежно будут иметь множество негативных последствий для общей стабильности в регионе в будущем.

Во-первых, это добавит неопределенности политической стабильности в Центральной Азии. С точки зрения произошедших после распада Советского Союза крупных политических изменений, главное изменение произошло в отношениях между Соединенными Штатами и Россией. Слепая вестернизация пяти стран Центральной Азии в начале их независимости привела к политическим беспорядкам, которые были напрямую связаны с комплексным подходом России к Западу и отсутствием внимания к Центральной Азии, в то время как США воспользовались возможностью и продвигали парламентскую демократию. К 2005 году Соединенные Штаты сблизились с государствами региона. На фоне антитеррористической войны в Афганистане США вновь начали усиливать стратегию вестернизации Центральной Азии, что привело к «цветной революции» в Кыргызстане. Сейчас ситуация в Центральной Азии достигла новой критической точки. Это проявляется в том, что Соединенные Штаты начали сдерживать Китай и Россию. Это обязательно приведет к новой серьезной угрозе стабильности в Центральной Азии.

Сейчас ситуация в Центральной Азии достигла новой критической точки. Это проявляется в том, что Соединенные Штаты начали сдерживать Китай и Россию. Это обязательно приведет к новой серьезной угрозе стабильности в Центральной Азии.

Во-вторых, это бросит тень на безопасность центральноазиатского региона. В том числе это будет характеризоваться тем, что новая американская стратегия в Центральной Азии будет:

  • создавать препятствие сотрудничеству в регионе в борьбе против «трех сил зла». Соединенные Штаты придерживаются двойных стандартов, атакуют антиэкстремистскую деятельность Китая в Синьцзяне на основании защиты прав человека, ищут возможности спровоцировать отношения между Китаем и странами Центральной Азии, таким образом, позволяя международным террористическим силам и религиозным экстремистским группам активизироваться в регионе;
  • создавать риски развития «Пояса и пути». Соединенные Штаты использовали прозападные неправительственные организации и силы общественного мнения для постоянного разжигания антикитайских демонстраций в странах Центральной Азии, дискредитировали проект «Пояс и путь» и подстрекали радикальные силы к критике финансируемых Китаем предприятий в Центральной Азии;
  • оказывать влияние на социальную стабильность. В последние годы экономика стран Центральной Азии не может выйти из затруднительного положения из-за западных санкций против России. Сейчас страны Центральной Азии сталкиваются с торговыми трениями между Китаем и США. Ухудшение экономического развития привело к серьезным проблемам материального благополучия населения. В итоге социальная стабильность в странах Центральной Азии вызывает беспокойство.

В-третьих, это препятствие на пути к благоприятному региональному развитию Центральной Азии. Соединенные Штаты спровоцировали геополитическую конфронтацию в Центральной Азии, в результате чего региональное управление столкнется с более серьезными проблемами, а риск региональных беспорядков станет более критическим.

В то же время, очевидно, что Соединенные Штаты все еще сталкиваются со многими препятствиями на пути достижения своих стратегических целей в Центральной Азии. Как пишет китайский эксперт, страны Центральной Азии не будут слепо подчиняться американской инициативе. Хотя Соединенные Штаты призвали все страны выступить против инициативы «Пояс и путь», страны Центральной Азии на самом деле не поддержали данную идею, потому что США не могли представить более конкурентоспособную альтернативу и достаточно привлекательные экономические выгоды.

В настоящее время в Центральной Азии только Китай имеет желание и возможности содействовать развитию инфраструктуры и строительству межсетевых соединений в больших масштабах. Страны Центральной Азии явно выступили против одностороннего подхода и протекционизма, что, по сути, прояснило истинную позицию стран Центральной Азии. Попытка США использовать трансграничные этнические группы для разжигания шумихи вокруг Синьцзяна и разрыва отношений между Китаем и странами Центральной Азии также не увенчалась успехом. Экстремизм – это общественная угроза, которая угрожает Китаю и странам Центральной Азии. Борьба с экстремизмом – общее требование Китая и стран Центральной Азии. По мере того, как понимание реальной ситуации в Китае продолжает углубляться, страны Центральной Азии будут все больше понимать и поддерживать антиэкстремистскую борьбу Китая в Синьцзяне.

Более того, по мнению Дэн Хао, Россия не позволит Соединенным Штатам делать в Центральной Азии все, что они хотят. Соединенные Штаты по-прежнему считают Россию настоящим геополитическим противником в Центральной Азии. Сдерживание России по-прежнему является важной стратегической целью, которую Соединенные Штаты преследуют в регионе. С точки зрения тенденций в странах региона, основные изменения в политической ситуации в Узбекистане и Казахстане фактически привели к новым реформам в Центральной Азии. Реформы в двух странах оказали влияние на будущее региона.

Усвоив уроки слепой вестернизации в начале независимости, Узбекистан и Казахстан должны больше задуматься о демократизации.

С политической точки зрения, избранные президенты Узбекистана и Казахстана усиливают курс на внутриполитические реформы. Основными целями являются устранение системных злоупотреблений, повышение административной эффективности, укрепление беспристрастия и справедливости, а также укрепление общественного доверия. В целом, демократизация может стать основным направлением политических реформ в Узбекистане и Казахстане. Общей тенденцией является децентрализация и эффективное уравновешивание структуры власти. Усвоив уроки слепой вестернизации в начале независимости, Узбекистан и Казахстан должны больше задуматься о демократизации. Вместо слепого копирования и поспешного продвижения вперед, страны должны осторожно и неуклонно продвигать демократизацию, для обеспечения стабильности. Из-за влияния множества исторических и реальных факторов, вероятность того, что Казахстан и Узбекистан внедрят демократическую систему западного образца, маловероятна. Скорее всего, эта будет улучшенная версия существующей системы.

Узбекистан и Казахстан усиливают свои внутренние экономические стратегические корректировки. Это станет мощным стимулом для развития регионального сотрудничества в Центральной Азии. В настоящее время страны Центральной Азии активно улучшают обстановку в регионе, особенно, добрососедские отношения, чтобы создать хорошую инвестиционную среду для привлечения иностранных инвестиций. Таким образом, ожидается, что региональное сотрудничество в Центральной Азии будет постепенно развиваться. Конечно, в будущем, будь то экономические реформы Узбекистана и Казахстана или региональное сотрудничество стран Центральной Азии, возникнет множество трудностей и препятствий. Однако, движимая множеством позитивных внутренних и внешних факторов, экономика Центральной Азии, накапливает поэтапные результаты и в конечном итоге сможет добиться локальных прорывов.

С точки зрения перспектив Китая в Центральной Азии, несмотря на растущее давление и трудности, благоприятных возможностей намного больше, чем проблем. Во-первых, растущая экономическая мощь Китая и обширное рыночное пространство являются привлекательными для стран Центральной Азии, и тем самым создается мощная предпосылка для укрепления и расширения влияния Китая в Центральной Азии.

Во-вторых, инициатива «Пояс и путь», предложенная и реализованная Китаем, полностью отвечает потребностям экономического развития стран Центральной Азии и обеспечивает эффективную помощь странам региона в их затруднительном положении.

В-третьих, у Китая и стран Центральной Азии нет принципиальных различий или конфликта интересов. Напротив, Китай установил стратегические партнерские отношения со всеми странами Центральной Азии. В то же время ШОС стала для Китая мощной платформой и отправной точкой для укрепления сотрудничества со странами Центральной Азии. Наконец, как резюмирует китайский эксперт, Китай и Россия установили прочные отношения стратегического сотрудничества в регионе, и перспективы Китая в Центральной Азии являются многообещающими.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
Острова несвободы
Английского не знают, гамбургеры не едят, даже про американские мультики не смотрят. Атомные бомбардировки отмечают, культ императора, якудзу растят. Японские власти явно обиделись на несправедливость мирового устройства и что-то для себя задумали.
Луна-2
Идем красиво мы в Европу. На дно спускаемся все ниже. И подставляем им свою же жопу. Купаясь в собственной, вонючей жиже.
Елена
Прорвёмся,не вперой, всё будет хорошо.
е
Она ж по себе всех меряет... Сидит дома без дела, вот и считает что и остальные такие же...
Елена
С ним только так, только хардкор,по другому он не понимает.
Без осадков
Если элиты договорились, то проблема решена. Можно дальше спокойно про демократию, права человека и международное сотрудничество вещать.
Луна-2
Елена, а ты не думаешь , что у человека работа , командировки, что ему просто надо отдохнуть ,.или просто зкболел .. Не надо біть такой злой