Турецкая финансовая система на грани обвала
Геополитикаinosmi.info03 ноября 2020

Турецкая финансовая система на грани обвала

По мнению большинства западных аналитиков, финансовый крах Турции фактически неизбежен. Так, на прошлой неделе курс турецкой валюты «пробил дно», опустившись ниже отметки в восемь лир за доллар. Последствия такого снижения для турецкой финансовой системы могут быть катастрофическими. Всего за последние три месяца лира потеряла 15% по отношению к ведущим мировым валютам, а с начала года — 25%. Всего после финансового кризиса 2008 года лира обесценилась на 85% по отношению к доллару. Все это подстегивает инфляцию и увеличивает налоговую нагрузку на государство и бизнес, ведь долги Турции номинированы в долларах. Внешний долг составляет 421 млрд долларов, из которых 128 млрд должны быть выплачены в этом году. Кроме того, страна зависит от поставок энергоносителей, которые также оплачиваются в долларах, как и практически весь импорт.

Особенно много негативных для экономики факторов возникло из-за геополитических амбиций Эрдогана, об этом свидетельствуют резкое обострение отношений с Францией, война в Карабахе, участие в сирийском и ливийском конфликтах, конфронтация с Грецией и Кипром в восточном Средиземноморье, а также угроза американских санкций в связи с покупкой российских систем ПВО S-400. Все эти риски отпугивают зарубежных инвесторов, которые, согласно агентству Bloomberg, избавились в этом году от турецких акций и бондов на сумму в 13,3 млрд долларов, что является крупнейшей распродажей с 2005 года. Ослабление валюты имеет и чисто финансовые причины: Турция продолжает тратить валютные резервы на поддержание курса лиры, отказываясь повышать ключевую ставку. Этого требует президент Эрдоган в надежде, что низкие ставки поддержат внутреннюю конъюнктуру, особенно в условиях эпидемии коронавируса.

Европейский банк реконструкции и развития предупредил в этой связи, что, бездумно расширяя кредитование, турецкие банки могут столкнуться с кризисом платежей. По мнению финансовых аналитиков, у турецкого руководства нет пока никакого желания ужесточить денежную политику. Тем не менее, недавнее размещение турецких бондов на сумму в 2,5 млрд долларов прошло успешно. Это означает, что западные инвесторы еще не утратили окончательно интерес к Турции, но за это стране пришлось заплатить исторически высокую ставку — 6,375% годовых. Для сравнения, Мексика разместила в сентябре бонды на 750 млн евро со ставкой всего в 1,35%. Сравнение с другими развивающимися экономиками показывает, что падение курса лиры связано не столько с пандемией коронавируса, сколько с политикой центробанка Турции, который послушно выполняет все предписания Эрдогана. По данным немецкого Commerzbank, доступные валютные резервы Турции резко сократились к концу сентября, инфляция достигает двузначных показателей. Чтобы выйти из этой ситуации потребуется кредит МВФ, однако Эрдоган упорно отказывается от него.

Негативное влияние на экономику оказала эпидемия коронавируса, которая ударила по жизненно важной туристической отрасли, лишила работы сотни тысяч человек. Экономическая стратегия Анкары в условиях эпидемии Covid-19 заключалась в выдаче дешевых кредитов бизнесу и домохозяйствам. Эта популистская политика превратилась в неподъемный груз для финансов страны. Чтобы обеспечить успех этой стратегии, государство удерживало процентную ставку на чрезвычайно низком уровне, что увеличило давление на валюту и привело к дальнейшему бегству капиталов. Турецкие банки ввели отрицательные процентные ставки, что привело к дальнейшей долларизации экономики, несмотря на введенный налог на трансакции с иностранной валютой. Кроме того, Эрдоган запретил увольнения и заставил предприятия оплачивать вынужденный отпуск сотрудникам. Это позволило искусственно поддержать безработицу на уровне в 13%. В то же самое время, резко упали показатели турецкого экспорта, этот процесс начался еще раньше и значительно ускорился в условиях эпидемии коронавируса, в первом полугодии падение составило 26%. Падение доходов от туризма еще больше, однако Национальный институт статистики перестал давать данные за 2020 год.

Европейские наблюдатели задаются вопросом, как долго выдержит турецкая экономика внешнеполитические авантюры Эрдогана в Сирии, Ливии, Ираке и Карабахе. Международное сообщество осуждает агрессивную политику Турции, которая уже испортила отношения с Америкой, Евросоюзом и Россией. Кроме того, ЕС угрожает Турции санкциями в связи с геологоразведкой в территориальных водах Греции и Кипра. Отношения с Америкой также серьезно ухудшились, сенаторы в Вашингтоне добиваются санкций против Турции в связи с покупкой российских систем ПВО S-400, Дональд Трамп отказался поставлять Турции новые истребители F-35. В Анкаре опасаются, что Америка ужесточит свою позицию после президентских выборов. Специалисты тесно связывают финансовые и экономические проблемы Турции с личностью президента Эрдогана, который агрессивно пытается возродить сферу влияния распавшейся более ста лет назад Османской империи. Бывший посол Германии в Анкаре Мартин Эрдман называет эту политику «неоосманской». Примеров достаточно много: военные операции в Ираке, Сирии и Ливии, создание военно-морской базы на суданском побережье Красного моря, активная геологоразведка в территориальных водах Греции и Кипра, превращение храма Святой Софии в мечеть, а теперь — участие в карабахском конфликте на стороне Азербайджана. Кроме того, Эрдоган продолжает шантажировать Европу, угрожая открыть границы для сотен тысяч беженцев из стран Ближнего Востока.

Аналитики немецких банков уверены, что причины финансовых проблем Турции лежат преимущественно в политической плоскости. Министр финансов Турции, зять президента Берат Албайрак послушно проводит политику, которую ему диктует Эрдоган. А ведь так было не всегда, еще относительно недавно Турция считалась образцом успешной экономической политики. Вплоть до 2011 года турецкая экономика переживала беспрецедентный подъем, граждане привыкли к постоянному росту благосостояния. Подъему турецкой экономики содействовала прагматическая политика, без идеологических и религиозных перекосов. Это обеспечило приток инвестиций, как из стран ЕС, так и Персидского залива. Однако после 2011 года, по мнению наблюдателей, Эрдоган пал жертвой мании величия. Он стал активно продвигать свою пантюркистскую и панисламистскую идеологию в стране и за рубежом, поддерживать исламистов в Тунисе и Египте, а также джихадистов в Сирии. Это стало отпугивать зарубежных инвесторов, прежде всего из стран Персидского залива. Особо резкая смена курса произошла после неудавшейся попытки государственного переворота в 2016 году. Эрдоган безжалостно подавил оппозиционеров, превратил Турцию в жестко управляемое автократическое государство, подчинив своему контролю все органы власти, включая финансовые институты. Такое развитие событий негативно отражается на инвестиционной привлекательности Турции. Инвесторов отпугивает тот факт, что правительство хочет поставить себя выше закона, что означает дальнейший рост коррупции. Без поддержки ЕС и стран Персидского залива турецкому «экономическому чуду» наверняка придет конец. На самом деле, экономическая ситуация в Турции продолжает стремительно ухудшаться, наблюдатели исходят из того, что и без того высокий уровень бедности в Турции покажет беспрецедентный рост. Западные СМИ считают, что ухудшение экономической и финансовой ситуации, безработица, нерешенная курдская проблема и ряд других негативных факторов создают предпосылки для массовых социальных протестов уже в ближайшие месяцы.

Написать комментарий
Авторские статьи