Турция сорвалась с якоря
Геополитикаinosmi.info15 апреля 2021

Турция сорвалась с якоря

Фондовая биржа Стамбула открывается незадолго до 10 утра, — гуманное время для начала работы по сравнению с большинством бирж, и, как пишут авторы статьи, у инвесторов было время оценить последствия неоднозначного решения президента страны Реджепа Эрдогана уволить главу Центрального банка Турции Наджи Агбала, который пользовался огромным уважением. Последовавшая за этим обвальная продажа акций привела к тому, что в течение 45 минут торги автоматически приостанавливались дважды. В результате к концу дня рухнула лира, а стоимость турецких акций в долларовом выражении упала более чем на 16%.

Британские эксперты замечают, что последние десять лет Турция росла быстрее, чем другие страны развивающегося рынка, а в прошлом году ей даже удалось предпринять некоторую экспансию. По мере того, как партия Реджепа Эрдогана набиралась силы и дерзости, она подрывала институциональные ограничения, обеспечивающие экономическую стабильность, включая автономию Центрального банка. Считается, что Наджи Агбал был бесцеремонно уволен только за то, что слишком много сделал для того, чтобы остановить инфляцию. Его же предшественник был уволен за неспособность стабилизировать лиру. Президент Турции еще не осознал того, что Центральный банк не может избежать одного из этих нарушений, не совершив другого. За два года он отстранил от должности трех глав ЦБ Турции.

В Лондоне считают, что неразбериха и вмешательство Эрдогана в макроэкономику страны свидетельствуют как о его собственном смятении, так и о непоследовательных требованиях его сторонников. Строительная отрасль Турции, которая обеспечивает рост и рабочие места, процветает за счет льготных кредитов, которые как раз способствуют инфляции и «бегству от лиры». Но турки, в особенности предприниматели и представители малого бизнеса, хранящие большую часть своих денег в долларах или евро, выступают категорически против валютного регулирования. Результатом подобной политики могут стать неустойчивые валюта и цены. Турция пытается соперничать с китайской стратегией роста (используя государственные кредиты для инвестиций в недвижимость и инфраструктуру), не прибегая к помощи своих послушных вкладчиков и блокированию сбережений.

Таким образом, описанные проблемы являются бременем, которое Турция будет нести в одиночку. Однако проблемы страны отражают всеобщее беспокойство, которое тяготеет над всеми странами с развивающейся экономикой. Повышение процентных ставок, которое стоило Наджи Агбалу его должности, отчасти было ответом на общую угрозу. По мере оживления мировой экономики цены на биржевые товары восстанавливаются и доходность облигаций США растет, поэтому развивающиеся рынки могут столкнуться с давлением. Инфляция, считает «Экономист», будет механически расти, так как низкий уровень цен прошлого года уступит место более устойчивой модели в этом году. Рост цен, вселяющий надежду на стабильную инфляцию в будущем, вынудит центральные банки отреагировать, как это сделал Центральный банк Бразилии, который вопреки ожиданиям, резко повысил процентную ставку. Если банки этого не сделают, инфляция начнет подпитываться сама собой.

К счастью, говорят эксперты, держатели активов на развивающихся рынках могут немного успокоиться. На других крупных рынках центральные банки пользуются значительно большим доверием. Так, председатель Центрального банка России находится на посту почти восемь лет. Бразилия только что приняла закон, официально закрепляющий независимость Центрального банка. Средний уровень инфляции среди 27 членов главного индекса фондового рынка развивающихся стран MSCI составляет всего около 4% по сравнению с более чем 15% в Турции. Действительно, в таких странах, как Таиланд и Малайзия, цены все еще падают.

Турция чрезмерно полагается на другие валютные займы отчасти из-за того, что лира не может удерживать свою стоимость,. Совокупная задолженность правительства, банков и компаний в иностранной валюте составила более 80% ВВП в конце 2020 года. В Бразилии эта цифра была вдвое меньше.

«Экономист» резюмирует: с учетом всего вышесказанного развивающимся экономикам других стран необходимо выдержать временную неразбериху в Турции, и на её примере внимательно изучить ситуацию. Если вы зависите от иностранного капитала, то рискованно ставить под угрозу независимость центрального банка, особенно во время роста мировых процентных ставок. Инвесторы на рынках развивающихся стран будут рассматривать Турцию как неудачное исключение до тех пор, пока политики развивающихся стран не извлекут уроки из ее печального примера.

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
гость
В 1990ых Дж.Мур обозначил концепцию стратегического планирования бизнес-экосистемы, которая с тех пор широко применяется в сообществе фин. и цифр.технологий. Основное определение взято из статьи Мура "Хищники и жертва: новая экология конкуренции" (англ. Predators and Prey: A New Ecology of Competition).
ЛУНА-2
Её добывали мы кровью. Ковали Победу в боях. Теперь же пытается кто-то Сыграть на солдатских костях. Мы все воевали за Родину. Мы были одной семьёй. Не вытравить чувство гордости За нашу Победу в войне Теперь же её пытаются На Украине отнять. Бандеровской власти выгодно историю переписать. С Днем Нашей ПОБЕДЫ,ребята! Когда- нибудь мы победим И Украину навечно от нечисти освободим.
Шахтёры в куев дошли или нет
Как там украинские шахтёры, до куева дошли? Или им долги по зарплате погасили? Обещались к 10-му мая прибыть, а не слуху ни духу...
е
Ха, ты про ущербную экономику Украины поведать не хочешь? А про Кравчука, Кучму, Юща? Не? А чего? Не плачено?)))
Луна-2
Его не в концлагерь надо Его надо в Хатынь и польский лагерь смерти -Освенцим , чтобы прочувствовал все это а потом уже зиговал нацикам и их прихвостням.
гость
Хлопцям с альтернативки для расширения исторического кругозора. Пушкин А. С. Очерк истории Украины // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Т. 8. Автобиографическая и историческая проза. История Пугачева. Записки Моро де Бразе. — 1978. — С. 98—101. ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЫ Sous le nom d'Ukraïne ou de Petite Russie l'on entend une grande étendue de terrain réunie au colosse da la Russie et que comprend les gouvernements de Tchernigov, Kiov, Harkov, Poltava et Kamenetz-Podolsk. Le climat y est doux, la terre féconde, elle est boisée vers l'occident, au midi s'étendent plaines immenses traversées par les larges rivières et où le voyageur ne rencontre ni bois ni collines. Les Slaves ont de tout temps habité cette vaste contrée. Les villes de Kiov, Tchernigov et Lubetch sont aussi anciennes que Novgorod-Veliki, ville libre et commerçante, dont la fondation remonte aux premiers siècles de notre ère. Les Polianes habitaient les bords du Dnièpre, les Severiens et les Soulitches les bords de la Desna, de la Seme et du Soula, les Radimitchs sur les rivages de la Soge, les Dregovitches entre la Dvina occidentale et le Pripete, les Drevliens en Volynie; les Bouges et les Doulèbes sur le Boug, les Loutichs et les Tiverces à l'embouchure du Dniestre et du Danube. Vers le milieu du 9 siècle Novgorod fut conquise par les Normands, connus sous les noms de Varègues-Rousses. Ces hardis aventuriers portèrent plus loin leur invasion, subjuguèrent tour à tour les peuplades qui habitaient les bords du Dnièpre, du Boug, de la Desna. Les différentes peuplades Slaves qui adoptèrent le nom de Russes grossirent l'armée de leurs vainqueurs. Ils s'emparèrent de Kiov; Oleg y établit le siège de sa domination. Les Varègues-Rousses se rendirent terribles au Bas-Empire et plus d'une fois leur flotte barbare vint menacer la riche et faible Byzaace. Ne pouvant les repousser par la force des armes elle se flatta de les attacher au joug de la religion — l'évangile fut prêché aux sauvages adorateurs de Peroune et Vladimir subit le baptême. Ses sujets adoptèrent avec une stupide indifférence la religion que préférait leur Chef. Les Russes devenues formidables aux peuples les plus éloignés étaient toujours en butte aux invasions de leurs voisins les Bolgars, les Petchenegues et les Polovtsi. Vladimir partagea entre ses fils les conquêtes de ses ancêtres. Ces princes dans leurs apanages étaient des délégués du souverain, chargés de contenir les émeutes et de repousser l'ennemi. Ce n'était pas là comme on voit le gouvernement féodal, système basé sur indépendance des individus et le droit égal au butin. Mais bientôt les rivalités, les divisions éclatèrent et pendant plus de deux cents ans durèrent sans interruption. La résidence du souverain fut transférée dans la ville de Vladimir. Tchernigov et Kiov perdirent peu à peu leur importance. Cependant d'autres villes s'élevèrent au midi de la Russie: Korsoune et Boguslave sur la Rossi: (gouvernement de Kiov), Starodub sur le Babentza (gouvernement de Tchernigov), Strezk et Bostrezk (gouvernement de Tchernigov), Tripol (près de Kiov), Loubny et Chorol (gouvernement de Poltava), Prilouk (gouvernement de Poltava), Novgorod-Seversky (gouvernement de Tchernigov). Toutes ces villes existaient déjà vers la fin du XIII siècle. Tandis que les petits fils de Vladimir le Grand se disputaient entre eux son héritage, et que les peuplades guerrières qui habitaient à l'Est de mer Noire venaient servir d'auxiliaires aux uns et partager les dépouilles des autres — un fléau inattendu vint frapper les princes et les peuples de la Russie. Les Tartares se présentèrent aux frontières de la Russie. Ils étaient précédés de ces mêmes Polovtsi qui chassés de leurs patûrages se refugiaient en foule auprès des princes qu'ils avaient tour à tour servis et dépouillés. Les princes s'assemblèrent à Kiov, la guerre y fut résolue, la multitude accourut de toute part et se rangea sous leurs drapeaux. Georges, grand prince de Vladimir, fut le seul qui ne voulut pas prendre sa part des dangers de cette expédition. L'affaiblissement des apanages était les fruits qu'il en attendait. L'armée des princes réunie aux Polovtsi s'avança contre un ennemi inconnu et déjà redoutable. Des envoyés Tartares parurent sur les bords du Dnièpre au moment où l'armée russe en effectuait le passage. Ils proposèrent aux princes l'alliance contre les Polovtsi; mais ceux-ci usèrent de leur influence et les envoyés furent égorgés. L'armée avançait toujours; cependant les dissentions ne tardèrent pas à s'y élever. Les deux Mstislav, le prince de Kiov et celui de Galitz en vinrent à une rupture ouverte. Arrivé sur les bords de Kalka (rivière du gouvernement de Iekaterinoslav) Mstislav de Galitz le passa avec ses troupes, tandis que le reste de l'armée sous la conduite du prince de Kiov se retrancha sur le bord opposé. Le lendemain (31 mai 1224) l'ennemi parut — et la bataille s'engagea entre l'armée tartare et le corps avancé composé des troupes du prince de Galitz et des Polovtsi. Ceux-ci plièrent d'abord et portèrent le désorde dans les rangs des Russes. Ceux-ci combattaient encore, animés par l'exemple du brave Daniel de Volynie, mais l'orgueil insensé des princes fut cause de leur perte: Mstislav de Kiov n'envoya pas de secours au prince de Galitz et celui ne voulut pas en demander. Bientôt tout fut en déroute, les Polovtsi en fuyant tuaient les Russes pour les dépouiller à la hâte. Les Russes repassèrent le Kalka poursuivis par les Tartares et dépassèrent le camp du prince de Kiov qui, spectateur immobile de leur défaite, comptait encore sur ses propres forces pour repousser les vainqueurs qui bientôt l'entourèrent. Les Tartares entamèrent une négociation à la faveur de laquelle ils s'emparèrent du camp. Le carnage fut horrible. Mstislav et quelques autres princes subirent un sort affreux. Les Tartares, après les avoir liés et couchés par terre, les couvrirent d'une planche et s'assirent dessus en écrasant tout vifs. Ainsi périt une armée naguère si formidable. Les Russes furent poursuivis jusqu'à Tchernigov et Novgorod-Seversky. Tout fut livré aux fer et aux flammes. Tout à coup les vainqueurs s'arrêtèrent et leurs hordes se retirèrent vers l'Est où ils rejoignirent la grande armée de Tchingis-han campée alors en Bukharie." - конец цитаты. прим. Написано Пушкиным в 1831 году. Интерес поэта и переводчика к истории Украины может быть отнесен еще к 1829 г., когда 28 апреля М. П. Погодин писал С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии». В это время печаталась поэма «Полтава», и Пушкин, располагая тогда списком рукописи «История руссов», найденной в 1824-1825 гг., долгое время считавшейся трудом Георгия Кониского и, вероятно, по цензурным условиям не печатавшейся, предполагал подготовить ее к печати и издать; однако работа над подготовкой к изданию этого текста задержалась, а затем и вовсе приостановилась. Следом подготовительной работы над этим памятником остался написанный Пушкиным очерк истории Украины, а также следующий план: Что ныне называется Малороссией? Что составляло прежде Малороссию? Когда отторгнулась она от России? Долго ли находилась под владычеством татар? От Гедимина до Сагайдачного. От Сагайдачного до Хмельницкого. От Хмельницкого до Мазепы. От Мазепы до Разумовкого. Этот очерк и план представляют собою пересказ отдельных мест I-III томов «Истории государства Российского» Карамзина и первых глав «Истории Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. В частности, из труда Д. Н. Бантыша-Каменского целиком выписаны абзацы от слов: «Les Polianes habitaient: до...» «Danube» и изложение событий о разорении половцами Киева и Чернигова. Из «Истории руссов» Пушкин воспользовался периодизацией событий для наброска плана, целиком следуя изложению рукописи «Истории руссов», а не изложению Карамзина и Бантыша-Каменского. Из «Истории руссов», например, взят период «От Сагайдачного до Хмельницкого», которого нет у названных историков.
Луна-2
У войны не женское лицо. у войны звериный оскал смерти. Пуля что свистит над головой. Метит дура,прямо в наше сердце. НА войне жестокость и печаль Частенько идут рука об руку. У войны глаза холодные, как сталь Выворачивают изнутри всю душу. Над войной нужна одна Победа Для того , чтобы нам в мире жить. На войне отчаянно ,до боли , Хочестя нам верить и любить Всех с праздником Победы!!Луна-2