ГеополитикаFeb 2

«Украинская держава» в лапах прусского орла

nk_hauz/-m-3hd5o34z8kjf78ynh.jpg

То вознесет его высоко, То бросит в бездну без стыда.

Народная песенная переработка баллады поэта и драматурга Николая Соколова «Он».

Судьба отмерила Павлу Петровичу Скоропадскому жить почти 72 года (без трёх недель). Из коих 30 лет, большую часть сознательной жизни, он провёл в Германии. Здесь, в Висбадене, родился – и тут же, в Меттене, упокоился. В такой «закольцованности» биографии, столь ценимой романистами, они видят не что иное, как перст Провидения. Сложно с этим не согласиться. 

К «германскому стажу» имярека с полным правом можно отнести и семь с хвостиком месяцев его гетманства. Примерно на половине этого срока он совершил свой первый (и единственный) международный визит. В Германию, естественно. Кайзер Вильгельм II дал ему аудиенцию. «Я был предупреждён, что с императором не стоит говорить о делах, так как в данное время это никакого значения не будет иметь», – отмечал Скоропадский в «Воспоминаниях». Поболтали, стало быть, о пустяках. Затем Вильгельм II вручил своему визави орден Красного орла – вторую по значимости награду Королевства Пруссии, даваемую в данном случае «за долгую и верную службу королевству и другие заслуги». Принял почтительно. «Я благодарил за прием и пил здоровье его (кайзера) и немецкого народа». Была сделана, как нынче говорится, фотосессия. На одном из снимков изображён вальяжно стоящий император, а перед ним – «свежий кавалер», вытянувшийся по стойке «смирно». Весьма показательно.

nk_hauz/-m-3gafsdlbhzpmzltse.jpg

«Стань передо мной, как лист перед травой»: император Вильгельм II и гетман Павел Скоропадский после награждения последнего прусским орденом Красного орла.

Далее визит Скоропадского очень напоминал все нынешние поездки украинских президентов за кордон (возможно, так закладывалась современная традиция?): в Спа встретился с фельдмаршалом Гинденбургом (начальником Генштаба) и Людендорфом (начальником штаба у Гинденбурга, подписавшим пресловутый Брестский мир). «Мы пили, около часа разговор вертелся исключительно на общих вопросах, не имеющих никакого политического значения. Я даже не припомню, о чем говорил Гинденбург, больше рассказывал о своей службе, после чего я с ним поехал на вокзал, где мы и простились».

nk_hauz/-m-3galrxanr6qmkroqe.jpg
Пауль фон Гинденбург (слева) и Эрих Людендорф в штабе.

Высокому украинскому гостю показали достопримечательности Касселя, Ганновера, Кёльна и Киля. Водили на какой-то из заводов Болена Круппа, но «знаменитых пушек дальнобойных … я не видел. Их приготовляли на совершенно другом заводе».

Киевлянин Василий Шульгин, в отличие от Скоропадского не принявший немецкой оккупации Города («Так как мы немцев не звали, то мы не хотим пользоваться благами относительного спокойствия и некоторой политической свободы, которые немцы нам принесли. Мы на это не имеем права… Мы – ваши враги. Мы можем быть вашими военнопленными, но вашими друзьями мы не будем до тех пор, пока идёт война»), так подытожил визит гетмана в Германию: «Скоропадский обещал повергнуть к ногам его величества Украину, мы знаем теперь, к ногам какого величества он поверг страну». Гетман немедленно подтвердил справедливость этих слов, назвав Шульгина личным врагом.

Сам-то Скоропадский от этой своей «политики» отнюдь не прогадал: в канун антигетманского переворота под видом раненого с полностью забинтованной головой то ли майора, то ли генерала он был вывезен в Германию. С течением времени вдобавок к немецкому ордену получил он и свои «бочку варенья и ящик печенья»: виллу в предместье Берлина Ванзее (со статусом резиденции) и пенсию в 10 тысяч рейхсмарок ежемесячно «как руководитель дружественного Германии государства».

Смекнул, что на былом гетманстве (от которого он, напомним, сгоряча отрёкся, но потом включил реверс, мол, «титул гетмана никто не может у меня отобрать», «я отрёкся от гетманской власти, но не от прав на гетманский стол») можно снискать некий политический и финансовый капитал. Так Скоропадский сначала вошёл в созданный Вячеславом Липинским, идеологом «украинской монархии», и Сергеем Шеметом в 1920 году в Вене «Украинский союз хлеборобов-державников» (в качестве члена совета), а когда внутренние распри привели к его расколу и ликвидации в 1937 году, возглавил «правопреемника» этой организации – «Союз гетманцев-державников». Любопытно, что этот союз «гетманцев-германцев» как-то пережил гибель Третьего рейха (так ему и не пригодившись) и превратился в союз «гетманцев-американцев», учредив ячейки и в других странах, где угнездилась мутная украинская диаспора, включая реваншистскую Германию и Соединённое Королевство. На мизерные шансы, видимо, только так и ловят, раскидывая сети как можно шире. Но в данном случае на наживку «Украинской Трудовой Дедичной Монархии» (где «дедич» подаётся в смысле «вотчинник» - крупный землевладелец и опора власти) не клюнул абсолютно никто. На Украину имелись иные виды.

А ведь сколько усилий было отдано организации этого «руха», сколько положено стараний! Была тщательно разработана идеология «движения», выписана конституция будущего украинского «королевства», скрупулёзно рассчитана система передачи власти от действующего «монарха» к «преемникам». Ещё задолго до войны, 1 апреля 1925 года, Павел Петрович в крайне выспренных словах сделал предложение сыну Даниле стать «наследником его престола», гетманичем. Поломавшись для виду, Данила согласился.

Но загляд шёл уже на века: процедура передачи власти была обогащена неологизмами-феминитивами «гетманова» (жена гетмана) и «гетманивна» (дочь), которым надлежало «взойти на престол» в случае отсутствия «наследника мужеского пола». Чем этот «престол» отличался от табуретки в комнате их прислуги в Берлин-Ванзее, Альзенштрассе, 17, неясно. Он лишь грезился в туманных далях грядущего.

И действительно: булаву, выпавшую из рук смертельно раненого при бомбёжке англичанами станции Платлинг близ Регенсбурга экс-гетмана, беженца от Красной армии (в которой было очень много украинцев – его, по идее, верноподданных), подхватила супруга Скоропадского, Александра Петровна, в девичестве Дурново – в качестве «регента». По достижении ею 70-летия она облегчилась от этой ноши, возложив её на гетманича. Через 9 лет, 23 февраля 1957 года, он умер, откушав в лондонском ресторане блюдо, которое повар элементарно посолил, а Данила Павлович страдал редкой формой аллергии – непереносимостью соли. Совпадение с датой 40-летия Советской армии дало повод утверждать, что Данилу прикончила Москва, хотя никакого резону в этом для неё не было, напротив: «гетьманцы» честно вносили свою долю раздрая в националистическое движение зарубежья, где все враждовали со всеми, претендуя на мнимое первенство.

nk_hauz/-m-3gai4f0lc08gnjnh2.jpg
«Гетманыч» Данила Скоропадский, «гетманивны» Елизавета Кужим и Елена Отт (слева направо).

«Гетманшами» побывали после этого сёстры Данилы: Елизавета (в замужестве Кужим), а после её смерти в 1976 году – Елена (в первом браке Хиндер, во втором – Отт). Елена Павловна не замедлила посетить Украину сразу же после обретения ею «независимости», в 1991-м. Потом с периодичностью года в два приезжала вновь для встреч с «историками, политическими деятелями, молодыми учёными, теми, кого интересовали судьба гетмана, обычаи и жизнь его семьи». Смерть настигла её в 2014 году, когда на Украине победила не конституционная монархия, над которой потели два поколения «гетманцев-державников», а управляемая из-за океана анархия. Тщета их усилий была продемонстрирована наглядно и очевидно.

* * *

Правильному восприятию исторической фигуры Павла Скоропадского мешает отсвет его имперского прошлого: учился в престижном Пажеском корпусе, был произведён в камер-пажи, впоследствии зачислен в Свиту Его Императорского Величества – судьба занесла его действительно высоко, вплоть до царских чертогов. Блестяще командовал сотней в Забайкальском казачьем войске, лейб-эскадроном Кавалергардского полка, лейб-гвардии Конным полком, 1-й гвардейской кавалерийской дивизией, 34-м армейским корпусом. Однако же командовал он тем, что было создано другими, и под руководством знающих дело начальников.

nk_hauz/-m-3gajkvrqardhawomt.jpg

Генерал-адъютант Двора ЕИВ Павел Скоропадский и его супруга Александра, в девичестве Дурново (её снимок – на знаменитом костюмированном балу 1903 года, в княжеском женском одеянии времён Дмитрия Донского).

Это был предел его компетенции, если не считать успешной работу гетманом, подручным «Оберкомандо» фельдмаршала Эйхгорна. При ближайшем рассмотрении оккупанты показались ему милейшими людьми: командующий – «почтенный старик… умный, образованный очень, с широким кругозором, благожелательный, недаром он был внуком философа Шеллинга». Греннер, его начальник штаба, – «человек чрезвычайно понятливый и мой престиж среди немцев он никогда не ронял», оба они были «выдающимися военачальниками и разумными политиками». Под стать им были и прочие немцы, с коими доводилось сталкиваться. Граф Гильзнер снискал титул «любезнейшего», канцлер граф Гертиг – «очень любезен, пил за мое здоровье во время обеда, я ответил», полковник Фрейгер фон Штольценберг – сама любезность, то же самое начальник разведочного отделения «Оберкомандо» майор Гассе. И даже майор, выселявший Скоропадского из отбираемой немцами гостиницы «Капе», не как-то так, а именно «любезно разрешил временно остаться на 10 дней». Как же отказать таким душкам в каких-то реквизициях или, скажем, в вопросе Крыма? Скоропадский писал: «Я чувствовал, что получение морской базы на Чёрном море в Крымском полуострове было для них чрезвычайно желательным».

Ну ещё бы: «завоевание Крыма» началось ещё Центральной радой, сначала признавшей его самостоятельность, а затем организовавшей вооружённую интервенцию силами армии УНР под командованием П. Ф. Болбочана. Немцы, оккупировавшие Крым, сначала выдворили оттуда эти войска; легитимизировать своё присутствие на полуострове они планировали путём федерализации (союза) Крымской республики с «Украинской державой», ну а та уже потом «пригласит» их. Улавливаете «связь времён»?

nk_hauz/-m-3ga5zk4np6yjhuuez.jpg

Премьер-министр Крымского краевого правительства М.А. Сулькевич, сумевший устоять против экспансии «Украинской державы» Скоропадского на Крымский полуостров в 1918 году.

Однако высшие чиновники правительства Скоропадского загубили всё дело – сначала устроили блокаду Крыма, куда не пропускалось ничего, кроме материалов снабжения немецкой армии, даже писем. Потом затеяли переписку исключительно на украинском языке, обращаясь к премьер-министру Крымского краевого правительства, Генерального штаба генерал-лейтенанту М.А. Сулькевичу, как к своему «губерниальному старосте». Он возмутился: «Я не „староста“, а глава правительства самостоятельного края, и прошу установить сношения между нами на общественном языке – на русском». Его поступок объявили в Киеве «разрывом дипломатических отношений». В итоге стороны пошли на переговоры, затягиваемые с обеих сторон, а в ноябре немцы из-за революции в Германии покинули полуостров. Их место заняли Российская добровольческая армия и военный десант Антанты. Получилось, что Крым присоединять – это не шашкой махать, хотя бы и во главе корпуса.

nk_hauz/-m-3gaefeicavqsbpdgz.jpg

«Его светлость Ясновельможный господин Гетман Павел Скоропадский»: торговля такими открытками тоже приносила некоторый доход «Почесному Керманичу Української Громади в Німеччині» в межвоенный период.

* * *

«В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: „Какой приятный и добрый человек!“ В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: „Чёрт знает что такое!“ – и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную». Эта гоголевская характеристика помещика Манилова весьма подходит и для помещика Скоропадского, волею прихотливой судьбы усаженного на украинский «престол» и вскоре сметённого с него. Как оказалось навсегда.

На заглавном фото: Кайзер Вильгельм II и Павел Скоропадский со свитой на крыльце дворца Вильгельмсхёэ в Касселе, Германия, во время единственного заграничного вояжа гетмана.

Тихомир ПАВЛОВ

💬 Последние комментарии
е
Елена, так говоришь в Америке все самое совершенное и продвинутое? Ну-ну....))
НЕтрамф
...а как тебе...Эта ...Цитата :..." в 2010-2013 году Украина достигла самого высокого за всю свою историю уровня валового внутреннего продукта. Значительно повысились заработные платы, из страны никто не выезжал, ни сотни миллионов, ни десятки миллионов, ни миллионы… Страна работала"...
Гость
....камЫняр - ху@ло .... гы.....
Весёлый Роджер
Вони, запизденцы, пышаються тем, що ых эбуть эуропейские паны, фуями большой величины! Через дупу - у Эуропу! Сало уронили - хероям убийцам детей мало!
Весёлый Роджер
Бандера, Шухевич, херои Украины! Бандера, Шухевич, херои Украины! Бандера, Шухевич, херои Украины! Панду Гэть! Смерть творогам! Рагульему роду - нима переводу! «Батько наш - Бандера, ну а Псаки - мати, Ми за олигархив пидем воювати! | (2) ©...»
е
Вопрос спорный конечно...на вкус и цвет фломастеры у всех разные...
ЗаконникЗаконник
Я не антисеміт. Можна сказати, що сам президент мені подобаєтся. Мені його пан не подобається. Олігарх.