Уйти иль не уйти

14.03.2019 08:41
«Любит ли Слонопотам поросят, и как он их любит?» — задавался вопросом Пятачок в бессмертной сказке Алана Милна. Применительно к ситуации, сложившейся в Европе с пресловутым брекситом, вопрос стоит так: выйдет ли всё-таки Великобритания из ЕС, и если да, то как именно?

Чем ближе день 29 марта, на который назначен официальный «развод» Великобритании с Европейским союзом, тем нервознее становится обстановка в Лондоне.

Казалось бы, всё должно быть наоборот.

До знаменитого референдума 2016 года, на котором с небольшим (3%) перевесом победили сторонники выхода Соединённого Королевства из ЕС, бытовало представление, что стоит хоть одному государству покинуть Евросоюз, как всё его здание, десятилетиями выстраиваемое европейской бюрократией, рухнет, словно карточный домик.
Оказалось, ничего подобного. Долгий, муторный, сопровождающийся внутриполитическими дрязгами и кризисами процесс, из-за которого английскую политическую жизнь штормит уже почти три года, заставил евроскептиков на континенте всерьёз призадуматься: а готовы ли они повторять путь Туманного Альбиона со всей сопутствующей головной болью и не лучше ли оставить всё как есть?

Иными словами, брексит неожиданно стал не образцом для подражания, а примером того, как плохо становится тому, кто всё же решился покинуть крепкие объятия Брюсселя.

В последние недели в британских СМИ активно пережёвывались разнообразные слухи: то журналисты подслушают в брюссельском баре, как советник Терезы Мэй по брекситу откровенничает о том, что на самом деле премьер хочет взять парламент измором и заставить проголосовать за свой вариант соглашения с Еврокомиссией, то «авторитетный» таблоид The Sun опубликует свидетельства сторонников премьера, утверждающих, что Мэй подаст в отставку не позднее июля этого года. Сама же Мэй всё это время была мишенью для критиков как слева, так и справа: сначала парламентарии хотели вынести ей вотум недоверия (и не вынесли только потому, что она публично пообещала не возглавлять партию тори на выборах 2022 года), а потом не поддержали согласованный ею с Еврокомиссией вариант «мягкого» брексита.

15 января голосование по этому соглашению закончилось сокрушительным поражением кабинета Мэй (его поддержали всего 202 депутата парламента, в то время как против проголосовали 432, включая почти треть консерваторов, лидером которых является премьер-министр). Правда, вотум недоверия правительству, предложенный неугомонными лейбористами после этого эпического провала, парламенту тоже вынести не удалось — но Мэй удержалась на плаву с незначительным перевесом в 19 голосов, что, по мнению многих наблюдателей, превратило её в «хромую утку».

После этого ситуация, сложившаяся вокруг брексита, стала патовой: парламентарии не могли ничего сделать с правительством Мэй (по закону вопрос о доверии вторично нельзя поставить раньше, чем через год), а премьер не могла заставить их принять свой вариант «развода» с ЕС, получивший одобрение Брюсселя.

Главным камнем преткновения, мешающим парламенту одобрить вариант Мэй, является вопрос о статусе Северной Ирландии. Одной из основных проблем, препятствующих осуществлению брексита, остаётся пограничный режим между независимым государством и членом ЕС Республикой Ирландия и Северной Ирландией, которая является административно-политической единицей в составе Соединённого Королевства и должна будет выйти из ЕС вместе с остальной Великобританией.

Сейчас между Республикой Ирландия и Северной Ирландией границы, по сути, нет — как и между континентальными странами — членами ЕС.

Но когда Великобритания выйдет из ЕС, всё изменится. Появятся пограничные пункты, шлагбаумы, заборы с колючей проволокой — а это, в свою очередь, грозит возрождением ирландского сепаратизма со всеми вытекающими оттуда последствиями.Может снова поднять голову ИРА (Ирландская республиканская армия), в городах Соединённого Королевства могут вновь загреметь взрывы и выстрелы…

Поскольку выйти из Евросоюза Великобритания должна 29 марта, а решить проблему до этого момента, конечно же, нереально, в Брюсселе предложили установить для Северной Ирландии особый режим, который получил название «бэкстоп» (backstop). Слово это многозначно, но в спорте (например, в бейсболе) оно употребляется для обозначения защитной сетки, не дающей мячу вылететь за пределы поля. Применительно к Северной Ирландии этот режим означает автоматическое продление пребывания региона в Таможенном союзе и едином рынке ЕС.
Режим «бэкстоп», согласно договорённостям, достигнутым в ходе переговоров Мэй с руководством ЕС, будет действовать до того времени, пока Лондон и Брюссель не найдут решения проблемы границы между двумя Ирландиями. Предполагается, что это произойдёт до 1 июля 2020 года, однако этот срок может быть пролонгирован. А до тех пор на территории всей Великобритании по факту будет действовать таможенное законодательство Евросоюза, что делает брексит в значительной степени формальным.

Убеждённые сторонники выхода Великобритании из ЕС считают, что североирландский бэкстоп — это хитрая ловушка, придуманная в Брюсселе для того, чтобы не дать Соединённому Королевству обрести экономическую свободу. С их точки зрения, Мэй либо не видит этой ловушки, либо же в глубине души сама не хочет никакого брексита — что, вообще говоря, похоже на правду, потому что до знаменитого референдума в июне 2016 года она поддерживала премьера Джеймса Кэмерона и была убеждённой противницей выхода из ЕС.

В любом случае то решение проблемы, которое предлагается соглашением, достигнутым осенью прошлого года, на самом деле ничего не решает. Именно поэтому сама Мэй 28 января признала, что бэкстоп, о котором она договорилась с руководством ЕС, не соответствует интересам Великобритании, и призвала членов парламента от Консервативной партии поддержать поправку, предложенную лидером «заднескамеечников» сэром Грэмом Брейди (тем самым, который настоятельно советовал ей отказаться от участия в выборах 2022 года, чтобы избежать вотума недоверия). На следующий день небольшим большинством голосов парламент принял поправку Брейди об изменении формулировки статуса Северной Ирландии в тексте соглашения с ЕС (317 за, 301 против).

Проблема, однако, и на этот раз не была решена, поскольку поправка Брейди всего лишь заменяла само понятие «бэкстоп» некими «альтернативными механизмами» контроля, которые должны были, по идее, позволить избежать появления жёсткого пограничного режима.Но что это были за «альтернативные механизмы» и как предполагается решать вопрос о таможенных проверках товаров, поступающих в Северную Ирландию из других частей Соединённого Королевства, если границы между двумя Ирландиями не будет (а Ирландия — это остров, соответственно, новая граница должна быть проложена по морю), — об этом в документе, предложенном Брейди, не говорится ни слова.

Тем не менее после того, как поправку Брейди принял парламент, возникла необходимость проведения новых переговоров с Брюсселем. А там, по словам Мэй, «не много желающих вносить изменения в соглашение и вести переговоры будет нелегко».
Брюссель уже не раз заявлял, что никаких изменений в согласованный в ноябре прошлого года документ вносить не намерен.

Дело принимало угрожающий оборот.

Второе — и решающее — голосование в парламенте по вопросу соглашения с Брюсселем было назначено на вторник, 12 марта.

Сторонников «жёсткого» брексита, или выхода из ЕС без всяких соглашений, в парламенте не много: считается, что он может оказаться слишком сильным испытанием для британской экономики. Не боятся «жёсткого» брексита только самые отмороженные сторонники отделения, вроде экс-министра иностранных дел Бориса Джонсона, но они составляют меньшинство.

Впрочем, альтернатива, предложенная Мэй, — перенести брексит на конец июня — тоже не слишком устраивает парламентариев. Как и предложение лейбористов провести повторный референдум по вопросу брексита, оно считается (не без оснований) издевательством над самой идеей прямой демократии.

И вот прямо перед решающим голосованием в британском парламенте Мэй полетела в Страсбург и встретилась там с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером. Неизвестно, какие слова нашла упрямая англичанка, чтобы убедить известного пристрастием к горячительным напиткам люксембуржца, но своего она добилась: поздно вечером 11 марта, ровно за 17 дней до того, как её страна должна покинуть ЕС, и менее чем за сутки до голосования в парламенте, Мэй объявила о том, что изменения в соглашении об условиях брексита согласованы.

Детали, как заявила Мэй, будут изложены ею во время дебатов в парламенте.

На пресс-конференции она говорить об этом отказалась. Но известно, что речь идёт о трёх документах: совместном меморандуме, совместном заявлении и одностороннем заявлении британской стороны, которые направлены на решение наиболее спорной части сделки — бэкстопа. Что касается Юнкера, то тот был настроен воинственно. «Не будет дальнейших интерпретаций на интерпретации и дополнительных гарантий на дополнительные гарантии, если завтра не удастся провести содержательное голосование», — заявил глава Еврокомиссии, добавив, что или это соглашение будет одобрено британским парламентом, или брексит вообще может не состояться.

Всё повисло на ниточке: и в Брюсселе, и в Лондоне затаили дыхание, гадая, согласятся ли британские парламентарии на предложенный Мэй компромисс.

Не согласились.
Ещё утром вторника своё отрицательное заключение по согласованным с Юнкером документам вынесли юристы Группы европейских исследований — объединения наиболее радикальных сторонников брексита, группирующихся вокруг Бориса Джонсона. По их мнению, новые поправки к соглашению не обеспечивают контроль Лондона за соблюдением протокола бэкстопа и по-прежнему оставляют все главные рычаги в руках Брюсселя. А несколько позже отказались поддержать соглашение депутаты от Демократической юнионистской партии Северной Ирландии во главе с Арлин Фостер. У них маленькая фракция — около десяти человек, но только в союзе с ними тори могли рассчитывать на парламентское большинство. Да что говорить об ирландцах, если сам главный советник правительства по правовым вопросам Джеффри Кокс заявил, что в случае, если соглашение будет принято, «юридические риски останутся неизменными».

Что в переводе на человеческий язык означает «ничего стоящего Тереза Мэй из Страсбурга не привезла».

В итоге во вторник вечером британский парламент повторно отверг проект соглашения с ЕС о брексите. За проголосовали всего 242 депутата, против — 391.

Всё было зря: и поездки Мэй на ковёр к Юнкеру, и её унижения перед брюссельской бюрократией, и попытки сэра Грэма Брейди спасти репутацию премьера ценой обещания больше не возглавлять партию. Голосование 12 марта поставило жирный крест на политике кабинета Терезы Мэй, а её саму окончательно превратило в «хромую утку», которой теперь одна дорога — в отставку.

Но самое главное — отказ парламентариев поддержать соглашение по варианту Мэй — Юнкера означает, что теперь им придётся голосовать за или против «жёсткого» брексита, то есть выхода из ЕС без какого-либо юридического оформления этого процесса вообще.

Учитывая, что сторонников этого варианта в парламенте меньшинство, депутаты вполне могут проголосовать против «жёсткого» брексита. И тогда возникнет новая развилка: в четверг парламенту придётся голосовать по вопросу об обращении в ЕС с просьбой продлить процесс выхода Великобритании из ЕС. Самое смешное, что и этот вариант (на который ещё неизвестно, согласятся ли в Брюсселе) тоже может не получить необходимой поддержки. И тогда Британия рискует оказаться в положении пресловутого кота Шрёдингера, одновременно ни живого ни мёртвого.

И в ЕС, и не в ЕС. И уходят, и остаются. Как тут не вспомнить принца датского с его бессмертным: «To be or not to be, that is the question!»
Кирилл Бенедиктов

Комментарии

пожилой Петр, 15.03.2019 02:37

Гостю, 14.03.2019 (11:05). ..."создай свой сайт", да, сделай милость для пожилого и помоги мне с сайтом.

гость, 15.03.2019 02:34

А "в США прекрасно знают, что в процессе сноса Януковича руководимый ими Майдан снёс и украинскую государственность".

ua вован, 14.03.2019 20:32

Таки да , но кто же думал , что такой гемор повылазит .... И это ещё не конец .

il Гость, 14.03.2019 20:27

Назад дороги нет

ua вован, 14.03.2019 18:45

Да , оказывается выпрыгнуть из этого ЕСа не менее проблематично , чем в него запрыгнуть ! Даже для такой державы , как великобританглия .

гость, 14.03.2019 11:05

Петя, создай свой сайт, будешь модератором и писать 600 раз в день, кому чего нужно и кому чего не нужно! :-)

Добавить комментарий