ГеополитикаИсточник7 мая

Владимир Маски: Кто родил монстра, которого мы победили 9 мая 1945 года?

nk_hauz/-m_2hsr7iknvxofyztyl.jpg
Парад Победы! Фото: rg.ru

В Европе никак не хотят согласиться с тем, что 9 мая был побеждён не только немецкий, но европейский НАЦИЗМ, во всех его формах и ипостасях. Европе стыдно признавать, что в середине 20-го века европейский гуманизм потерпел поражение, точнее его предали в угоду экономической и политической выгоде. По этой причине возникли фашизм и германский нацизм.

Парадоксальная вещь, но первым, кто стал на защиту гуманизма, был тоталитарный Советский Союз, который с 1935 года умолял Европу остановить, пока не поздно, немецкий нацизм. Не остановили. Более того, сделали всё, чтобы он развивался и укреплялся, буквально лелеяли.

В 1920 году Гитлер ещё пил пиво в дешёвых «гаштетах» и обедал в бесплатных столовых для бедных, а осенью 1923-го — он уже обеспеченный человек. Откуда дровишки у человека далёкого от бизнеса? Из Швейцарии, вестимо. Гитлер поехал в Цюрих в потёртом пиджаке, а вернулся с чемоданом, набитым франками и долларами. Однако Швейцария была всего лишь кошельком, чьи же денежки достались Гитлеру? Цепочка получения сложная, но «платёжки не горят» и оказалось, что концы ведут в Штаты, к братьям Даллес, Джону Макклою и Генри Форду.

Здесь необходимо сказать о БМР (Банке международных расчётов), деятельность которого в Европе старательно замалчивается. Дело в том, что под крышей этой финансовой структуры в годы войны были объединены враги и союзники. Основанный в 1930-е годы банк продолжал работать до 1945 года. Один раз в году главы центробанков США, Великобритании и Франции садились за один стол с банкирами Германии, Италии и Японии. А делегации этих стран встречались каждый месяц, чтобы обсудить текущие вопросы, например, как предотвратить банкротство одного из участников военного конфликта. Банк нужен был для того, чтобы во время войны ни у кого, включая Германию, не возникли перебои с ресурсами или деньгами.

По официальным данным, с 1920 года Генри Форд начал широкомасштабную поддержку НСДАП и Адольфа Гитлера. Уже шла война, а американец продолжал каждый год дарить фюреру в день рождения 50 тысяч марок. Не верится, что это была только личная симпатия антисемита и антикоммуниста к такому же типу, что финансирование не было согласовано с американским правительством. Американцы увидели в Гитлере идеальный противовес коммунистической идеологии, набирающей вес в мире. Советский Союз и лично Сталин, по мнению англосаксов, представляли для их цивилизации большую угрозу, нежели нацистская Германия и Гитлер. Угрозу не столько военную, сколько идеологическую, мировоззренческую. На карте мира появилось огромное государство, построенное по совершенно другим принципам. Рабочее законодательство, утверждённое в СССР, подрывало саму основу западной цивилизации, построенной на неравенстве людей, предполагающей эксплуатацию трудящихся владельцами средств производства.

Расовая теория Гитлера мало чем отличалась от основных положений англосаксонской цивилизации. Откровенный антисемитизм и расизм Гитлера американцев совершенно не смущал. У них у самих на каждом углу висели таблички: «Только для белых». Более того, Нюрнбергские расовые законы 1934 года были скопированы нацистами с расовых законов штата Вирджиния, которые запрещали смешанные браки. В них была прописана даже градация «чёрной крови», вплоть до 1/128-й части. По этой причине договор о поставке 1,5 миллиарда перфокарт для устройств, с помощью которых в Германии вели учёт евреев, заключенный американской компанией IBM, не был из ряда вон выходящим. Глава компании Томас Уотсон лично встретился с Гитлером в 1937 году. Без американской техники нельзя было провести перепись и учёт вещей, с которыми узники приезжали в лагеря смерти, включая золотые зубы, которые им вырывали и переплавляли, а драгоценный металл отправляли в Швейцарию.

Во время войны Морган и Рокфеллер торговали на Нью-Йоркской бирже акциями концерна «Фарбениндустри», находящегося в картельной связи с американской компанией «Стандарт ойл оф Нью-Джерси». Концерн выдавал лицензии немецким фирмам на изготовление смертоносного газа «Циклон-Б», которым травили людей в крематориях.

Как и расовую политику, евгенику немецкие нацисты позаимствовали в США. Законы о принудительной стерилизации инвалидов, бедняков и чернокожих действовали в некоторых штатах с начала 20-го века. Они базировались на исследованиях, которые финансировались фондами Рокфеллера и Карнеги. Эти же фонды финансировали и немецких евгенистов.

Американское правительство начало контактировать с Гитлером в 1922 году, прислав в Мюнхен своего военного атташе капитана Смита. Встречу организовал немец американского происхождения Эрнст Ганфштенгль. Он долгое время будет называть себя автором политического проекта под названием «Наш Адольф». Ганфштенгль взял шефство над будущим фюрером немецкой нации, обучил неотёсанного Гитлера этикету, манерам поведения в высшем обществе. Кроме этого, он вкладывал личные средства в НСДАП, финансировал партийную газету и издание «Майн кампф». В начале 1930-х годов Ганфштенгль становится руководителем бюро иностранной прессы в Берлине.

Однако первыми финансистами Гитлера стали не американцы, а Генри Детердинг — крупнейший голландский предприниматель, в течение 36 лет руководивший корпорациями «Ройял Датч» и «Ройял Датч Шелл». Он разглядел Гитлера ещё в 1919 году. В 1921 году нефтепромышленник выделил нацистам 4 миллиона гульденов. Детердинг поддерживал регулярные связи с СА, лично встречался с Альфредом Розенбергом. С 1930-х годов помощь Детердинга нацистам стала систематической. Существенные суммы были выделены на предвыборные кампании НСДАП 1932 года. До прихода к власти гитлеровцы получили от магната порядка 10 миллионов марок. Биограф голландца Робертс утверждает, что общая сумма, которую потратил Детердинг на Гитлера, составляет 55 миллионов фунтов.

Сотрудничество «Ройял Датч Шелл» с нацистским режимом постепенно стало настолько тесным, что в середине 1930-х Детердинг планировал продать Третьему рейху годовой объём нефтепродуктов компании, причём на льготных условиях товарного кредита. С этим категорически не согласились деловые партнёры магната. В результате в 1936 году 70-летнему Детердингу пришлось оставить правление «Ройял Датч Шелл».

После экономического кризиса 1929 года в США приняли решение сделать ставку на Гитлера — как экономическую, так и политическую. Из Германии стремились как можно быстрее слепить государство, которое должно было стать передовым в войне с СССР, а заодно помочь Штатам преодолеть кризис. Братья Даллес и другие представители финансово-промышленных корпораций начали устанавливать связи с Германией и усиленно помогать национал-социалистической партии в её стремлении к власти. На протяжении десятка лет Гитлер получал деньги на проведение многочисленных партийных съездов и конференций, включая проезд, питание и проживание делегатов. Извне оплачивалось издание газет и агитационных материалов. Даже форму для штурмовиков Рёма пошили на деньги спонсоров. Среди тех, кто финансировал предвыборную кампанию нацистов, — американская компания «Дженерал электрик». Пропагандистский фильм по заказу Гитлера сняла кинокомпания «20-й век фокс».

Пришедших в 1933-м году к власти нацистов поспешил профинансировать Банк Англии, выделив 4 миллиона фунтов. Гитлеровскую Германию постоянно подпитывали финансами английские и американские банки. После аншлюса Гитлеру достался жирный кусок в виде золотого запаса Австрийского национального банка. После Мюнхенского сговора глава Банка Англии Монтегю Норман передал Рейхсбанку 6 миллионов фунтов — весь чехословацкий золотой запас, хранящийся в Англии.

А ведь ещё недавно демократическая Веймарская республика находилась в изоляции и на голодном денежном пайке. По Версальскому договору проигравшая войну Германия потеряла все колонии и части территории, которые были переданы Франции, Дании, Бельгии, Польше. По условиям договора Германия сократила армию до 100 тысяч человек, ей было запрещено иметь на вооружении танки, самолёты и военно-морской флот. Сумма репарации составила 269 миллиардов марок, что легло непосильным бременем на немцев. В стране разразился экономический кризис, сопровождаемый безработицей и гиперинфляцией. Немцы просили дать хоть что-то, что позволило бы вести торговлю и как-то выживать. Ответом победителей было категорическое «нет»!

В 1923 году Франция совместно с Бельгией захватывают промышленный Рур. Эти действия выходили за рамки Версаля, но европейская общественность закрыла на это глаза. Можно сказать, что победители Германию не просто грабили, они раздевали её до нитки. Её презирали, её никто не слушал, с ней никто не разговаривал, ей не разрешали НИЧЕГО! Не давали малейших послаблений претерпевающей экономический кризис стране. За всё время существования Веймарской республики её не посетила ни одна правительственная делегация, за исключением визита короля Афганистана. Неудивительно, что разграбленная, униженная Германия с энтузиазмом восприняла Гитлера. Его левацкая риторика понравилась голодным немцам. А его идеи борьбы с мировым еврейством и коммунизмом — пришлись по душе европейским и заокеанским демократам.

Как только к власти пришли нацисты, всё изменилось. В Германию потянулись мировые лидеры, постепенно немцам разрешили ВСЁ: сняли запреты, реструктуризировали долги по репарации, осыпали деньгами (сотни миллионов кредитных долларов), дали технологии, прислали специалистов. Немецкое правительство стало заключать одно соглашение за другим, одно лучше другого.

В это время начало формироваться ядро процесса глобализации — стали появляться международные картели. С американской стороны «Юнайтед Стил», с германской — концерны Фидлера и Круппа. К началу войны 70% немецкой автомобильной промышленности принадлежало американцам. Концерн «Опель» был частью компании «Дженерал моторс». Глава компании Джеймс Муни в период с 1939 по 1940 г. лично приезжал в Берлин, чтобы обговорить с Гитлером и Герингом вопрос, как превратить заводы «Опель» в оборонные предприятия. Муни готов был инвестировать 100 млн долларов на перепрофилирование заводов в Рюссельсхайме.

В марте 1939 года было заключено Дюссельдорфское соглашение между Имперской промышленной группой Рейха и Федерацией британской промышленности, окончательно оформившее тесное сотрудничество нацистской Германии с западной демократией. Это сотрудничество позволило в короткие сроки поднять немецкую промышленность и милитаризировать страну. Американская компания ITT Corporation в конце 30-х годов активно финансировала нацистов. Взамен американцы получили доступ к немецким военным производствам, таким как авиазавод «Фокке-Вульф».

К началу Второй мировой войны заводы Генри Форда полностью перешли на обслуживание немецкого ВПК. Американец владел ещё тремя заводами во Франции. После её оккупации нацистами концерн «Форд» поставил вермахту 6 тысяч грузовиков. До 1945 года заводы Форда в Кёльне произвели 78 тысяч грузовиков для вермахта и 14 тысяч машин на гусеничном ходу. При этом заводы оставались на сто процентов собственностью американца.

Поле прихода Гитлера к власти 90% нефтяного рынка Германии контролировали США, Великобритания и Нидерланды. «Стандарт Ойл» будет снабжать немецкую армию нефтью и в годы Второй мировой — через Канарские острова. Оттуда немецкие танкеры будут возить топливо в Гамбург. В 1944 году Германия будет ежемесячно получать 48 тысяч тонн американской нефти. Всего «Стандарт Ойл оф Нью Джерси» инвестировала в Третий рейх $ 128 миллионов. ITT Corporation — $ 30 миллионов, Форд — $ 17,5 миллиона, «Дженерал моторс» — $ 100 миллионов.

Около пяти тысяч американских компаний поддерживали отношения с Рейхом, общая сумма их инвестиций, по разным оценкам, колеблется от $ 400 до 700 миллионов. Эти цифры привёл немецкий историк Михаэль Грандт. И это только американские инвесторы. Но были ещё британские, голландские, шведские и другие европейские компании. Без западных финансовых вливаний, без технологической и политической помощи Германия не смогла бы заново вооружиться. Без иностранных денег война не продлилась бы шесть лет, а могла и вовсе не начаться. Получается, что прав был Маркс: народы воюют, а международный капитал — нет, страны воюют, а наднациональные корпорации зарабатывают на войне! Более того, они всячески способствуют тому, чтобы войны начинались и продолжались как можно дольше.

В апреле 1945 года главный казначей НСДАП Франс Шварц сжигает большую часть финансовых документов партии, которые могли бы скомпрометировать компании США и Британии. А 2 декабря 1947 года, в день освобождения из фильтрационного лагеря, Шварц неожиданно умирает от желудочной инфекции. Однако не горят не только рукописи… И всё тайное однажды становится явным.

При написании статьи были использованы материалы из документального фильма Андрея Медведева «Великая неизвестная война».

Продолжение следует.

Владимир Маски