Геополитикаgeopolitica.ru24 янв.

Вооруженные силы в контексте "цветных революций"

Анализ организации и противодействия «цветным революциям» (смене элиты и политической модели страны при участии внешних сил), как правило, затрагивает вопросы легитимности власти; критической массы участников протеста и их компетенции (включая степень риска); социально-политический контекст; систему принятия решений в кризисной ситуации, а также ее уязвимые места; наличие и интересы внешних акторов, а также помощь протестующим с их стороны.

В большинстве случаев основными субъектами, от которых зависит процесс переговоров, а также результаты “цветных революций” являются президент и (или) премьер-министр страны, министерство внутренних дел, а также спецслужбы. Косвенно на ситуацию оказывают воздействие СМИ. В критические моменты основной груз ответственности ложится на силовые ведомства. Опыт показывает, что вооруженные силы страны могут играть решающую роль в процессе “цветных революций”, становясь исполнительным органом суверенности государства (суверен, по определению немецкого юриста Карла Шмитта - тот, кто принимает решения в критической ситуации). Эксперты сходятся во мнении, что показательным и эффективным применением вооруженной силы для предотвращения переворота были события на площади Тяньаньмэнь в Пекине в июне 1989 г. Несмотря на то, что термин “цветные революции” появился в 2000-х, контекст был сходным - основным ядром протестующих была молодежь, а их требования направлены на скорейшую либерализацию и борьбу с коррумпированными чиновниками. Несмотря на жертвы с обеих сторон и попытки ряда стран оказать давление на руководство Китая, политические последствия были минимальными - только Япония заморозила кредиты, но через год снова начала предоставлять их КНР. Представить мировой общественности события как репрессии коммунистического режима западным СМИ не удалось. С конца 90-х до настоящего момента политические бунты и попытки организации государственных переворотов имели две отличительные черты. В одних случаях позиция военных была либо нейтральной, либо они симпатизировали организаторам протестов (например, на Украине в 2004-2005 гг.). В других военные играли критическую роль, сохранив существующий политический строй и суверенитет. Вкратце рассмотрим ряд государств, где произошли политические трансформации, либо была оказана попытка их проведения, нередко с применением насилия. Ливан В 2005 г. В Ливане произошла так называемая “революция кедров”, которая разделила ливанское общество на сторонников и противников действующего правительства. Силы, поддерживаемые США и Саудовской Аравией, также выдвигали требование вывода сирийской армии, которая обеспечивала безопасность в стране. Оппозиция добилась вывода сирийских войск, хотя политическая система осталась неизменной. Президент также остался у власти. По причине того, что партия “Хизбалла”, поддерживавшая сирийскую сторону, сама имеет военизированное крыло, противостояние двух политических лагерей могло перерасти в гражданскую войну. По оценкам ливанских источников, обе стороны старались избежать кровопролития, а на руководство Сирии было оказано беспрецедентное давление со стороны США и ряда стран ЕС, из-за чего было принято решение о выводе войск. Дальнейшие политические процессы продемонстрировали глубокий кризис в стране, где до настоящего момента парламент не избрал президента. Иран В 2009 г. После победы на президентских выборах Махмуда Ахмадинеджада оппозиция, при поддержке Запада (в том числе, посредством социальных сетей) организовала акции протеста и беспорядки в Тегеране, а также ряде иранских городов. Кроме полиции, которая применяла слезоточивый газ, для наведения порядка были задействованы подразделения Корпуса стражей Исламской революции и армии. По разным данным погибло около десяти демонстрантов. Несмотря на активное вмешательство внешних сил, через два месяца ситуация в стране полностью нормализовалась. Отметим, что верховной властью в стране обладает не президент или премьер-министр, а аятолла. Аятолле подчиняется Корпус стражей Исламской революции. Также он может наложить вето на решения правительства в сфере внешней политики. Данные особенности функций власти необходимо учитывать при анализе каждого случая. Тунис Практически сразу же после начала массовых беспорядков президент Бен Али покинул страну, после чего было установлено переходное правительство. Вооруженные силы не были задействованы, изменения происходили по западному сценарию через политические дебаты и выборы. Бахрейн Требования политической оппозиции Бахрейна провести демократические реформы не были поддержаны руководством страны. Для подавления выступлений были задействованы не только местные силы безопасности, но оказана помощь со стороны Саудовской Аравии. Либеральные ученые (ЕС, США, Канада) прокомментировали беспорядки в Бахрейне как «ограниченные и имеющие сектантский характер». Это не соответствует действительности, так как в оппозиции действовала коалиция как либерально-демократических сил, так и консерваторов. Кроме того, подавляющее большинство жителей Бахрейна - шииты, тогда как правящая династия относится к суннитам. Регулярные беспорядки в стране, как правило, не освещаются западными СМИ, а руководство государств, относящихся к либеральным демократиям, не обращает внимания на события в Бахрейне, даже если они и приводят к жертвам среди мирного населения. Данный случай демонстрирует политику двойных стандартов Запада по отношению к внутренним делам другим стран, связанных с попыткой политических реформ. Ливия Ливийский случай 2011 г. выпадает из общей картины по ряду причин. Первая - геополитическая особенность страны. Основные населенные пункты расположены на территории прибрежной зоны, которая разделена на Киренаику и Триполитанию. Кроме этого имеется огромный пустынный массив, где проживают бедуинские племена. Основные события начали развиваться с противостояния между Бенгази и Триполи. Эти центры соединены между собой единственным шоссе вдоль море, по которому могли передвигаться правительственные войска и боевики. Действия армии по подавлению очагов терроризма оказались эффективными только на начальном этапе, однако западные СМИ подавали любые действия правительства как акты жестоких расправ, что имело международный политический резонанс. Решение о создании беспилотной зоны, которое было вынесено на голосование Совета Безопасности ООН и поддержано Россией, и удары с воздуха коалицией НАТО по войскам Каддафи практически решили ситуацию в пользу повстанцев. Остается загадкой, почему не было использованы системы ПВО, которые в большом количестве были обнаружены на армейских складах. Очевидно, основной проблемой являлось политическое решение лидера Ливийской Джамахирии, которое не было принято. Так или иначе, в ливийском случае был налицо факт внешнего вмешательства в суверенные дела другого государства. Египет Случай с Египтом довольно интересен, так как статистика показывает умеренный рост социально-экономических показателей в стране до и во время начала массовых бесопрядков, которые проходили под лозунгом свержения президента Мубарака и его семейного клана. Объективных причин связывать “арабскую весну” в Египте с экономикой и внутренней политикой страны нет. Уровень бедности или ухудшение положения, как часто подавалось в западных СМИ, не имеет отношения к организации акций протеста и беспорядков. С начала протестов военные выступили как гаранты безопасности египетских граждан. При этом они добились как от Мубарака, так и от Мурси признания вхождения в Высший Совет на переходный период. После событий на Синайском полуострове, когда “братьями-мусульманами” были убиты пограничники и полицейские, военные использовали ситуацию, чтобы сосредоточить власть в своих руках и начать широкомасштабную контртеррористическую операцию, в рамках которой арестовали или уничтожили актив “братьев-мусульман” в Египте, включая президента Мурси (осужден на пожизненное заключение). Необходимо отметить факт предыдущего многолетнего опыта египетских военных в качестве сдерживающей силы, а также их роль в экономике Египта. Особое положение в стране было отменено только в июне 2012 г. Оно действовало 30 лет после убийства президента Адвара Садата. Данный опыт позволил сформировать позитивный имидж военнослужащих со стороны широкой общественности, благодаря чему представитель военных Абдель Аль-Сиси смог одержать уверенную победу на выборах. В Египте после юридического закрепления военных у власти был введен в действие ряд новых законов, ограничивающих возможные действия оппозиции в дальнейшем. Некоторые из них были расценены как нарушение свободы прессы, другие связаны с административной реформой в аппарате правительства. Тем не менее, данные поправки позволили властям легитимизировать свои действия в контексте внутренних политических изменений и профилактике новых беспорядков. Сирия Конфликт в Сирии изначально начал разворачиваться по ливийскому сценарию, где умеренная оппозиция, либеральная интеллигенция, зарубежные СМИ и НПО, а параллельно с ними группы бандформирований и террористов проводили эскалацию насилия, часто действуя в местах проведения акций протеста или от лица оппозиции (используя те же требования). По причине географических особенностей правительство не имело возможности установить полный контроль над границей, из-за чего в страну стали просачиваться группы террористов, позднее сформировавших свои альянсы, бригады и сети. Изначально сирийскому руководству были известны факты взаимодействия иностранной агентуры с радикальными группировками. А опыт соседних стран и роль Запада демонстрировал возможные последствия от уступок лицам, представлявшихся оппозицией. Также в Сирии определенную роль сыграло культурно-религиозное многообразие. Хотя ставка организаторов переворота изначально делалась на это различие, в большинстве случаев оно сыграло позитивную роль. Курды сформировали собственные отряды самообороны и стали одним из эффективных фронтов борьбы с “Исламским государством”, а христиане и друзы поняли угрозу от радикальных исламистских группировок, объединившись вокруг группы Асада, относящейся к алавитам. Другими важными факторами являются помощь Исламской Республики Иран (имеется договор о взаимопомощи в деле обороны и безопасности), а также ливанской “Хизбаллы”. Они изначально начали оказывать помощь правительству Сирии для борьбы с террористами. Кроме того, в Сирии была консолидированной общая система силовых ведомств. Это позволило наиболее эффективно использовать инфраструктуру, командование и управление, а также ротацию кадров, несмотря на значительный потенциал противостоящей стороны. Турция Попыткой проведения “цветной революции” можно назвать события на площади Таксим в Стамбуле и акции в других городах Турции. В данном случае роль армии была близка к нулю. Правительство Эрдогана эффективно подавило беспорядки с помощью полиции. Армия ранее подверглась кадровым чисткам через “дело Эргенекон”, что резко снизило существовавшую ранее роль армии как гаранта Конституции. Эксперты однозначно оценивают действия Эрдогана по снижению роли военных как преднамеренную стратегию по обеспечению своих будущих интересов. Таиланд Таиланд по рейтингу стран с возможностью переворота занимает четвертое место. Считается, что после цикла диктатура-демократия происходит амнистия, а конфискованные активы возвращаются. Кроме того, в страны высокий уровень коррупции, что относится и к оппозиции. После того, как движение красных футболок вышло на новый организационный уровень, в стране начался принципиально новый кризис. Армия и службы безопасности решили предотвратить возможные массовые беспорядки арестами активистов. На данный момент ситуация в стране находится под контролем военных, однако уровень политической напряженности в обществе достаточно высокий. Украина 2014 Ряд экспертов склонен считать, что переворот на Украине состоялся из-за отсутствия политической воли у действующего президента Януковича, так как для наведения порядка было достаточно сил милиции и службы безопасности. В кризисной ситуации представители вооруженных сил демонстративно заявили о невмешательстве в конфликт. Тем не менее, события на Донбассе показали, что войска могут применяться против гражданских лиц, при этом, многое зависит от готовности высшего руководства принимать решения и отдавать приказы. На Украине не последнюю роль играли СМИ (избирательная подача новостных сюжетов) и психологическая обработка населения, при наличии сильного давления со стороны ЕС и США. Решение применить силу означало бы для Януковича попадание в список изгоев и арест зарубежных активов лиц, находящихся у власти, однако это и так произошло после бегства Януковича и бывших руководителей силовых ведомств. Латинская Америка В странах Латинской Америки вооруженные силы эффективно используются в качестве полицейских подразделений для поддержания правопорядка и предотвращения возможных беспорядков. В частности, в Венесуэле армия патрулирует улицы. Необходимо отметить, что ситуация в этой стране попадает под критерии проведения “цветной революции”. Страна находится под экономическими санкциями США. На стратегических объектах проводятся диверсии. Либеральная оппозиция внутри Венесуэлы имеет прямую связь с внешним управлением. До настоящего момента политическому и военному руководству Венесуэлы удается справиться с ситуацией. Возможность применения вооруженных сил в США В США для поддержки правопорядка и предупреждения антиконституционных действий могут применяться войска различного назначения. Косвенно готовность подавлять гражданские бунты на территории США подтверждают исследования, посвященные разработке и применению нелетального оружия (специальные малдоранты, средства доставки капсул с газом, радиочастотные шумовые пушки, лазер, электрошок и пр.), а также документы, например полевой устав FM 3-21.81, “The Infantry Rifle Platoon and Squad: Employment in a Zombie-Apocalypse Scenario”. Маневры различных видов войск Jade Helm, начатые в июле 2015 г. в ряде штатов США, также были расценены американской общественностью сценарием по подавлению гражданских бунтов. Общие выводы Вопросы безопасности не могут быть отделены от политической активности и попыток внешнего вмешательства. К проблематике “цветных революций” в целом применима модель секьюритизации, предложенная Барри Бузаном, Оли Вевером и др. Данная теория предполагает, что существует четыре структурных опции, которые связаны с изменением комплекса безопасности: 1) удержание статус-кво; 2) внутренняя трансформация; 3) внешняя трансформация; 4) наложение. Вместе с этим существует пять секторов, которые взаимосвязаны в вопросах коллективной безопасности: военный, политический, экономический, социальный, окружающей среды. Основной задачей c позиции актора секьюритизации (государства) является определение экзистенциальных угроз. При этом для военного сектора референтным объектом является не только другое государство, как в эпоху модерна, но и такие “враги” как “пятая колонна”, этнические группы, сепаратисты, повстанцы, мафия и др. субъекты. При этом отмечается, что типичная военная деятельность для многих продвинутых демократий, как миротворческие операции и гуманитарные интервенции не могут являться ответом на экзистенциальные угрозы. Подобный подход легитимизирует широкое применение вооруженных сил для обеспечения безопасности и нейтрализации угроз, в том числе во время проведения “цветных революций”. Следует отметить, что со стороны акторов, применявших вооруженную силу для стабилизации внутренней ситуации, ранее не высказывались аргументы подобного рода, апеллирующие к представителям западной науки, поэтому подобный анализ может являться дополнительным инструментарием в дипломатической и медийной работе. Также нужно отметить, что особенности страны и народонаселения, культурная преемственность, политическая специфика, следование той или иной линии поведения в международных отношениях, а также наличие мощной армии (показательно, что ни в одной стране, обладающей ядерным оружием, проекты «цветных революций» не имели успеха, хотя Пакистан нельзя назвать идеальным, с точки зрения безопасности, государством) являются теми критериями, которые нужно учитывать при анализе возможностей государственного переворота и эскалации конфликта.

Авторские статьи