Wedge Infinity: цель Японии – все четыре острова
Геополитикаinosmi.info06 июня 2020

Wedge Infinity: цель Японии – все четыре острова

Обычный путь ведения дипломатии — это взаимные уступки обеих сторон в переговорах вплоть до достижения взаимоприемлемого компромисса. Этого никак нельзя сказать о процессе поиска путей разрешения «территориальной проблемы» в отношениях с Россией. Здесь сплошное разочарование.

Россия жестко выступила против того, что в этом году Япония в своей «Синей книге по внешней политике» однозначно заявила, что «северные территории» находятся под ее суверенитетом. Даже несмотря на то, что японская сторона избежала точного обозначения названий этих территорий.

Хотя, судя по всему, японское правительство еще не до конца распрощалось с запущенной в позапрошлом году идеей «возврата двух островов», неконструктивная позиция России вновь проявилась во весь рост. Поэтому настало время, когда японской стороне необходимо возвращаться к своим прежним принципиальным подходам.

В «Синей книге» «четыре острова» точно не обозначены

21 мая министр иностранных дел России Лавров заявил о том, что «действия Японии противоречат достигнутой на высшем уровне договоренности, по которой обе страны должны прикладывать усилия к созданию благоприятной атмосферы в отношениях друг с другом». Тогда же он повторил прежнюю несправедливую российскую позицию, состоящую в том, что «Россия обладает суверенитетом (над „северными территориями") по результатам Второй мировой войны». Столь острую реакцию России, судя по всему, вызвала та решимость (по сравнению с прошлым годом), с которой Япония заявила в «Синей книге» о своем суверенитете над островами.

Как известно, в 2019 году Япония никак не упомянула о своей позиции по «северным территориям» с точки зрения международного права, ограничившись лишь общей фразой о том, что «отсутствие между Японией и Россией мирного договора является ненормальным».

Это было большое отступление по сравнению с 2018 годом, когда Япония четко сформулировала свой принципиальный подход к территориальной проблеме, указав, что «все четыре северных острова принадлежат Японии». Видимо, под влиянием жесткой критики со стороны либерально-демократической партии и СМИ в этом году в «Синюю книгу» снова включено положение о ее суверенитете над четырьмя «северными островами».

Однако в нем не сказано точно, на какие объекты распространяется этот суверенитет. То, что под ними должны пониматься острова Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан, не прописано.

Видимо, это сделано, исходя из расчета как-то «уломать» Россию пойти хотя бы на вариант с возвратом двух островов — Хабомаи и Шикотан.

Но если даже на это Россия сыплет возражениями, то о чем тогда вообще может идти речь?

Ранее я уже неоднократно писал, что считаю вариант возврата двух островов ошибочным, и что Россия вряд ли пойдет даже на него. И сегодняшняя российская позиция по «Синей книге» только лишний раз подчеркивает справедливость таких оценок.

Когда японского министра иностранных дел Тосимицу Мотэги на пресс-конференции 22 мая спросили о его оценке выступления официального представителя российского МИДа Захаровой, он дипломатично заявил: «Я не хотел бы комментировать заявления иностранных коллег. Мы исходим из того, что между лидерами наших стран достигнута договоренность придать ускорение процессу мирных переговоров на основе известной Советско-японской декларации 1956 года. В этом между нашими сторонами противоречий нет». Получается, что несмотря на нечестное поведение России, японское правительство не меняет свою линию на «возврат только двух островов»?

Откуда вообще взялась эта вредная идея «двух островов»? С ноябрьской встречи Абэ и Путина в Сингапуре, где они договорились положить в основу мирных переговоров Декларацию 1956 года, в которой говорится только об островах Хабомаи и Шикотан. Впоследствии 26 ноября 2018 года премьер Абэ высказался в парламенте в том плане, что чуть ли не Япония несет ответственность за отсутствие прогресса в японско-российских переговорах. Но ведь существовала еще и подписанная в 1993 Ельциным и тогдашним японским премьером Хосокавой Токийская декларация, в которой поименно названы все четыре острова Южно-Курильской гряды. Абэ же «зациклился» на плане «два острова плюс альфа» (под которым понималось развитие двухстороннего экономического сотрудничества).

Резкое изменение российской позиции с начала 2019 года

Однако с началом 2019 года атмосфера в двусторонних отношениях резко изменилась. Во время переговоров министров иностранных дел Коно (в настоящее время министр обороны) и Лаврова в январе того года последний вдруг заявил, что «Южные Курилы по результатам Второй мировой войны стали территорией России и до тех пор, пока Япония этого не признает, дальнейшие переговоры с ней продвижения не получат». С тех пор российская сторона повторяет эту позицию при каждом удобном случае.

После этого состоялось уже несколько встреч между лидерами Японии и России, но в вопросе о мирном договоре стороны никакого прогресса не достигли.

Более того, незадолго до саммита двух руководителей в сентябре прошлого года во Владивостоке Путин явно со скрытым намеком послал Абэ видеозапись церемонии открытия большого рыбоперерабатывающего завода на Шикотане, т.е. на тех самых «северных территориях».

В 2024 году истекает срок нынешних президентских полномочий Путина. В настоящее время Государственной Думой уже утверждены поправки к Конституции России, в которых, в частности, запрещается «отчуждение российских территорий» и ведение переговоров о таких отчуждениях.

Правда, в этих поправках имеется оговорка о том, что они не распространяются на случаи «ведения работы по демаркации границ» между государствами. В японских СМИ по этому поводу сделали вывод, что поправки не касаются «северных территорий». Но так ли это?

Эксперты по России утверждают, что хотя практика «демаркации границ» часто применялась бывшим Советским Союзом в отношениях с соседними странами, это совершенно не означает, что этот же подход Россия применит и по отношению к Японии.

Даже в самом этом термине существует намек на некую незначительную корректировку уже установленных между государствами границ. Такие прецеденты имелись в отношениях России, например, с Эстонией и Грузией. Но ведь ни Путин, ни другие российские официальные лица никогда не говорили о том, что «северные территории» могут быть изъяты из принципа недопустимости отчуждения российских земель.

Для Японии настало время вернуться к ее изначальной позиции по «северным территориям»

Судя по всему, японская сторона пока не отказалась полностью от идеи получения сначала двух островов. На заседании парламента в январе нынешнего года премьер Абэ говорил: «Мы продолжим переговоры с российской стороной на основе Совместной декларации 1956 года…» На мероприятиях Общенационального Дня «северных территорий» 7 февраля он повторил то же самое.

Однако не подлежит никакому сомнению, что четыре острова Южно-Курильской гряды — Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан — издревле являлись неотъемлемой частью японской территории и никогда в прошлом не принадлежали ни одному иностранному государству. Об этом свидетельствуют многочисленные исторические хроники и карты, указывающие на то, что еще с периода Эдо (1603 — 1868) эти земли находились под управлением японского княжества Мацумаэ. Об этом же говорит пограничная линия, присутствующая в японско-российском Договоре о дружбе 1855 года (Симодский трактат), а также содержание Санкт-Петербургского договора о пограничной линии разграничения между Курильскими островами и Сахалином от 1875 года.

Хорошо известен тот факт, что в конце Второй мировой войны Россия, нарушив японско-советский пакт о нейтралитете, вторглась в пределы бывшей Маньчжурии. Уже после капитуляции Японии, в период с 26 августа по 5 сентября советские войска «под шумок» оккупировали и все четыре острова Южно-Курильской гряды. И эта незаконная оккупация длится до сих пор. Вот это и явилось стартовой точкой той самой «территориальной проблемы».

Нельзя не понять правительство Абэ, которое, придерживаясь линии на возврат двух островов, пытается найти реальные пути разрешения проблемы «северных территорий». Хотя премьер Абэ и говорит о том, что ситуация вокруг территориальной проблемы не меняется вот уже 70 лет, это не совсем так. Ведь удалось же Японии в результате большого труда и, несмотря на упрямую позицию такого трудного партнера по переговорам, как Россия, все-таки добиться подписания известной Токийской декларации. Если вспомнить об этом, то легко на уступки российской стороне мы пойти не можем. Мы не можем отбрасывать в сторону важнейший признак любого государства — его территориальный суверенитет. С этой точки зрения вышеприведенные слова премьера нельзя оценить иначе, как совершенно ошибочные и не принимающие во внимание всех тех усилий, которые совершил наш народ.

Если мы уступим России, то пошлем окружающим странам сигнал о то, что «даже если незаконно оккупировать японские земли и просто терпеливо выжидать, Япония все равно когда-то отступит». Ясно, что такая наша позиция по «северным территориям» может очень негативно повлиять и на проблему островов Сэнкаку, и на спор вокруг островов Такэсима.

Именно сейчас необходимо отбросить вредную и бесплодную идею о возврате двух островов, и со всей твердостью вернуться к изначальной японской позиции с требованием возврата всех четырех «северных островов».

4 комментария

Написать комментарий
  • Гость
    06 июня 2020
    И "однако не подлежит никакому сомнению, что четыре острова Южно-Курильской гряды — это расклад ситуации по итогам Второй мировой войны. Только так. И "обычный путь ведения дипломатии — это взаимные уступки обеих сторон в переговорах вплоть до достижения взаимоприемлемого компромисса". Однако это бывает при условии правильности суждений.
    Ответить