Япония предложит Индии подводные лодки вслед за летающими
Геополитикаru.journal-neo.org24 апреля 2015

Япония предложит Индии подводные лодки вслед за летающими

Комплекс актуальных аспектов современной международной политики затрагивает, казалось бы, весьма специфический вопрос потенциального участия Японии в тендере на поставку индийским ВМС к середине следующего десятилетия шести дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ). В начале 2015 г. министерство обороны Индии направило приглашение принять участие в будущем конкурсе Японии, а также Франции, Германии, Испании и России. Стоимость будущего контракта оценивается суммой свыше 8 млрд дол. Для индийского правительства — это второй по объёму затрат проект, на которые оно готово пойти в ходе переоснащения своих вооружённых сил самой передовой иностранной техникой. Зарубежным компаниям, как говорится, есть за что побороться. Тем более, что процесс выполнения государственных оборонных заказов не только в Индии, но и в других странах, обладает свойством расти в цене (нередко, в разы). Что проявилось, например, на конечном этапе заключения контракта с французской компанией Dassault на поставку индийским ВВС 126 истребителей Rafale. Год назад французы заявили, что не укладываются в изначально заявленную правительством Индии цену заказа в 12 млрд дол., которую было предложено увеличить до 20 млрд дол. Естественно, это не вызвало энтузиазма у заказчика и привело к задержке с процедурой окончательного оформления контракта. По крайней мере, до середины марта индийская пресса определяла сложившуюся ситуацию термином “тупиковая”. Однако итоги состоявшегося 10 апреля с.г. визита во Францию премьер-министра Нарендры Моди показывают, что стороны ищут (и находят) компромиссное решение возникшей проблемы. Как это было ранее с трудно протекавшей реализацией индийского заказа по коренной модернизации российского авианосца “Адмирал Горшков”. Очевидно, что среди суммы мотивов будущей (почти определённо позитивной) реакции Японии на приглашение Индии принять участие в конкурсе на поставку ДЭПЛ “меркантильные” соображения займут одно из первых мест. Но далеко не полностью доминирующее. Не менее важное значение для нынешней Японии приобретают такие взаимосвязанные мотивы, как собственное военно-технологическое развитие, рентабельность своего же ВПК, проблематика выхода на международный рынок вооружений, а также внешнеполитическая мотивация. Оружие является весьма специфическим товаром, вывоз которого на международные рынки страной-производителем является одним из верных признаков её подключения к различного уровня политическим процессам, разворачивающимся на международной арене. Этот признак начинает всё более отчётливо проявляться в современной Японии, вставшей на путь “нормализации”, то есть постепенного снятия с себя послевоенных “табу”. Не все из них были наложены победителями в последней мировой войне. Действовавший до недавнего времени запрет на торговлю оружием, произведённым японскими компаниями, был введён в конце 60-х годов самой Японией. Он полностью вписывался в послевоенную стратегию Япония по сосредоточению усилий на экономическом развитии при “обходе” (по возможности) перспективы вовлечения в международные политические дрязги. Решением правительства страны весной 2014 г. эти самоограничения были существенно ослаблены. Наряду с политическими мотивами в данном решении присутствовали также интересы японского военно-промышленного бизнеса. С конца 80-х годов “капитаны” японского ВПК повели атаку на принцип отказа от торговли оружием. При этом указывалось, что его прямым следствием является малое количество (а значит и высокая стоимость) выпускаемых образцов вооружений, а также исключение Японии из процесса международного военно-технологического прогресса. Что касается участия Японии с конца 90-х годов в американских разработках перспективных систем ПРО, то они ведутся в формате “исключения из правила”. Первым непосредственным следствием решения правительства Японии о фактическом снятии самоограничений в сфере торговли оружием стал перевод в практическое русло давно обсуждавшихся проектов продажи ряду стран Юго-Восточной Азии японских б/у патрульных катеров. Вьетнаму, Индонезии, Филиппинам они нужны для противостояния с пограничными кораблями КНР, претендующей на владение 80% поверхности Южно-Китайского моря. Однако существенно более важные последствия для японской оборонной промышленности, а также для политической ситуации в АТР и влияния на неё Японии приобретает тенденция к развитию полномасштабного военно-технического сотрудничества, далеко выходящего за рамки торговли оружием. Соответствующие соглашения уже заключены с такими странами, как Великобритания, Австралия и та же Индия. В частности, в Австралии в рамках такого соглашения рассматривается перспектива поставки ВМС страны шести японских ДЭПЛ класса Soryu. Тех самых, которые будут предложены индийским ВМС. Soryu считается одной из лучших в мире подводных лодок с неядерными силовыми установками. Японские ВМС уже располагают шестью такими лодками (всего их должно быть десять). Основная задача, которую сейчас решают в Австралии, сводится к оценке, во что стране обойдётся крайне желательный вариант лицензионного производства этих лодок на собственных судостроительных предприятиях. Преодоление различного рода барьеров (включая языковый), которые неизбежно возникнут при освоении чужих технологий и документации, может привести к удорожанию в разы изначальной стоимости каждого из будущих кораблей. Ту же задачу придётся решать и в Индии, где курс на собственное изготовление зарубежной военной техники приобретает особую актуальность. Важно отметить, что участие Японии в будущем тендере на поставку ДЭПЛ ВМС Индии станет вторым актом процесса освоения индийского оружейного рынка. Первым явилось прошлогоднее двустороннее соглашение на поставку в Индию 12 четырёхмоторных летающих лодок US-2 “Shin Maywa”. Формально они предназначены для проведения поисково-спасательных операций, но, видимо, будут “приспособлены” для решения существенно более широкого круга задач в интересах индийских ВМС. Ожидается, что контракт на их лицензионное производство в Индии будет заключён уже в начале следующего года. Следует напомнить, что на уровне межгосударственных отношений вопрос о поставках Индии японских летающих лодок был решён в ходе прошлогоднего визита в Японию премьер-министра Н. Моди. Уже тогда принципиальная договорённость о поставках US-2 “Shin Maywa” индийским ВМС сопровождалась далеко идущими политическими комментариями о том, что будущая сделка вписывается в общий контекст всестороннего японо-индийского сближения. Такого же рода комментарии появляются и в связи с приглашением Японии принять участие в тендере на поставку ВМС Индии новых ДЭПЛ. Более того, содержание этих комментариев вызывает ассоциации с так называемой “Инициативой 4-х” 2007 г., которая сводилась к возможному формированию нечто похожего на военно-политический союз с участием тех же Индии и Японии, а также США и Австралии. Наконец, следует отметить, что для Японии подключение к тендеру на поставку индийским ВМС Индии шести новых ДЭПЛ станет весьма показательным прецедентом полноценного участия в борьбе за весомый “кусок пирога” на международном рынке вооружений. На котором особенно перспективной является его индийская часть. И что-то подсказывает, что индийское правительство уже знает победителя в будущем тендере. Несмотря на то, что пока неизвестно, когда он даже начнётся. Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Написать комментарий