ГеополитикаИсточник5 окт.

Зачем Джонсон предлагает Евросоюзу снова разделить Ирландию

© REUTERS / Henry Nicholls

Новый вариант сделки по выходу Великобритании из Евросоюза уже отправили в Брюссель. Теперь решается главный вопрос: появится ли реальная граница между Республикой Ирландией и Северной Ирландией. Какой выход для "Выхода" предлагает Борис Джонсон, разбиралось РИА Новости.

Выход любой ценой

“Мы выходим из Евросоюза 31 октября, чтобы ни случилось”, — эти слова премьер-министра Великобритании и лидера Консервативной партии на ежегодном съезде в Манчестере встретили бурными аплодисментами. Борис Джонсон сделал паузу и вновь призвал: "Давайте совершим Brexit".

В своем воодушевляющем выступлении перед однопартийцами 2 октября, однако, деталей плана он не представил. Но их и не требовали: вrexit-энтузиасты хотят услышать желаемое и не думают о конкретике.

Большая часть документа повторяет то, о чем лидеры Британии и ЕС договаривались в течение нескольких лет. На обсуждение спорных вопросов отводятся считанные недели. В том числе предстоит принять решение по самой болезненной проблеме — границе между независимой Республикой Ирландией и Северной Ирландией, входящей в состав Британии.

Сомнительно, что предложения Джонсона покажутся Брюсселю прорывными. Однако в новом плане все же есть свежие пути решения так называемого ирландского заслона — бэкстопа, а значит, на них в любом случае нужно взглянуть.

© AP Photo / Kirsty Wigglesworth. Женщина с флагом Ирландии у здания Парламента в Лондоне

Проблема ирландской границы

Между ирландскими городами Клонс и Каван около 30 километров. Добраться из одного пункта в другой можно за полчаса по нескольким трассам. Одна из них — А3 — чуть короче, но чтобы проехать по ней, придется четыре раза пересечь границу с Северной Ирландией.

Водитель даже не поймет, что заехал в соседнее государство: такие же домики, зеленые луга. Ни блокпостов, ни людей в форме, ни шлагбаумов. Такая "безграничная" атмосфера может измениться уже через месяц, и правительства по обе стороны Ла-Манша пытаются сделать так, чтобы никаких преград не появилось.

Камнем преткновения в соглашении по Brexit стал вопрос о пятисоткилометровой ирландской границе — единственной сухопутной между ЕС и Британией. Однако реального рубежа между двумя Ирландиями не может быть согласно другому документу — Белфастскому соглашению, или Соглашению Страстной пятницы, двадцать лет назад окончательно урегулировавшему политический конфликт в Северной Ирландии.

С 2005 года на границе нет ни КПП, ни какой-либо другой инфраструктуры. После развода ЕС и Британии теоретически должны восстановиться как минимум пункты таможенного досмотра. Однако в ходе переговоров по Brexit все стороны — и ЕС, и Ирландия, и Великобритания — согласились с тем, что физической границы там быть не может. Все понимают, что "жесткая граница" может привести к росту напряженности.

План Джонсона

Главное отличие нового плана от предыдущего, разработанного Терезой Мэй, состоит в том, что вопрос ирландского бэкстопа вообще исчез.

Мэй предлагала договориться о гарантиях, основанных на Таможенном союзе с ЕС. То есть ни таможенные, ни регуляторные проверки на границе не ввели бы до тех пор, пока стороны не заключат новое торговое соглашение.

Джонсон же хочет, чтобы Северная Ирландия полностью подчинилась таможенным правилам Британии, покинув Таможенный союз и ЕС. Иначе зачем нужен Brexit? Согласно его плану, таможенные проверки на границе все же будут.

В то же время регулированием рынка Северной Ирландии продолжит заниматься ЕС. Это коснется нормативного контроля и сельскохозяйственной продукции, а также продуктов питания и промышленных товаров. Таким образом, количество проверок на границе будет минимальным— это главная уступка Джонсона.

© AFP 2019 / Paul Faith. Рекламный щит на трассе из Дублина в Ньюри. 1 октября 2019

Однако как осуществлять таможенный контроль, кто будет следить за соблюдением законодательства, непонятно.

Джонсон выдвинул вариант "местных" проверок, непосредственно на производстве, цепочках поставок и на некоторых фурах, перевозящих товары. Такую схему Евросоюз уже отвергал как нерабочую. Понадобились бы особые правила, но любая дополнительная инфраструктура может повлечь за собой социальную напряженность.

Сам Джонсон заявил, что никаких "физических объектов" на границе не будет. Как такое возможно, неясно. Кроме того, сложно поверить, что за три недели сторонам удастся договориться о таких щепетильных вопросах.

В Дублине уже насторожились. По мнению местных властей, идеи Джонсона несовместимы с обещаниями не допустить "жесткую границу".

"Если это финальный план по Brexit — соглашения не будет", — подчеркнул глава МИД Ирландии Саймон Ковини. Он верит, что Джонсон действительно стремится к договоренности, а его предложение — это попытка приблизить согласование плана, однако есть "фундаментальные проблемы".

В Лондоне рассчитывают на поддержку Ассамблеи Северной Ирландии. Правда, та уже более двух лет не функционирует. После последних досрочных выборов в 2017-м году две крупнейшие партии — юнионисты и националисты — не смогли договориться и сформировать правительство.

Если правительство в Белфасте все же появится, ему предстоит согласиться с тем, чтобы остаться в регуляторной зоне ЕС на шесть месяцев до конца переходного периода. Затем каждые четыре года придется голосовать — оставить все как есть или же вернуться к британским правилам. Последний вариант сделает границу "жестче". Если правительство не восстановится, эти вопросы решат сами граждане на референдуме.

© REUTERS / John Sibley.Белфаст, Северная Ирландия

Софья Мельничук