ГеополитикаИсточник8 нояб.

Закон рикошета

Лучший ответ на угрозы Запада – возвращение в лоно России среднеазиатских республик.

Скоро тридцать лет, как отошла в мир иной Ялтинско-Потсдамская система. Первый гвоздь в ее гроб был вбит смертью Советского Союза, одновременно с этим наступил распад ОВД, далее последовали разрушение Югославии и оккупация Косова албанскими бандформированиями, поддержанными натовцами. После этих трагических событий Россия оказалась перед сложным геополитическим выбором.

Позорный козыревский «прорыв в Европу» завершился провалом. Да и успешным он мог бы стать только при потере страной цивилизационной идентичности и превращении ее в сырьевой придаток Запада, что, собственно, сейчас происходит с Украиной.

Сложнее обстоит дело с выдвинутым Евгением Максимовичем Примаковым проектом стратегического треугольника Китай – Россия – Индия. Когда-то он казался нежизнеспособным из-за неурегулированных территориальных споров Нью-Дели и Пекина, но на современном этапе именно три сверхдержавы – две мировые и одна региональная – составляют основу БРИКС. Каким же путем на уготованной нам историей очередной развилке должна пойти страна? Вопрос актуален в условиях, когда Соединенные Штаты демонстрируют откровенную враждебность России, Ирану и Китаю на Ближнем Востоке – сфере геостратегических интересов наших стран, стремятся реализовать стратегию управляемого хаоса на российско-украинской границе и, вполне вероятно, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, пытаются дестабилизировать внутреннюю ситуацию в Иране. Рассуждения о возможном потеплении отношений между Москвой и Вашингтоном крайне наивны по причинам не столько даже политическим, сколько метафизическим. О них в свое время писал социолог Николай фон Крейтер. По его словам, «отец американской геополитики контр-адмирал Альфред Мэхен заложил доктринальный фундамент божественной и геополитической предопределенности американского морского могущества. В русле идей Тернера и Адамса предопределенную судьбу США он видел в мировой экспансии». Напомню, что Фредерик Тернер был автором теории «явного предначертания» Америки. Впрочем, не собираясь в данном случае выступать в роли футуролога и гадать о будущем, предлагаю обратиться к размышлениям над судьбами страны выдающегося ученого-антиковеда и мыслителя Вадима Леонидовича Цымбурского. Благо, недавно вышла из печати его книга, представляющая собой докторскую диссертацию, которую он из-за смерти так и не успел защитить – «Морфология российской геополитики».

От Пестеля до «Мистраля»

Впервые русская интеллектуальная элита задумалась над геополитическим выбором Российской империи, как это ни парадоксально будет звучать, в период, когда Петербург добился максимальных преференций в Европе, выступив фактическим создателем Священного союза. Хотя уже тогда Запад в лице ведущих своих держав отнюдь не считал рожденную в пламени Северной войны империю неотъемлемой частью своей ойкумены, испытывая к ней смесь страха (одно «Завещание Петра Великого» чего стоит), ненависти и практической заинтересованности. Это осознавалось по меньшей мере частью российского образованного общества, прежде всего сформировавшейся почти одновременно с рождением Священного союза контрэлитой в лице офицеров-декабристов, рассмотрению проектов которых Цымбурский уделил немало внимания, особенно изложенным в «Русской правде» взглядам полковника и масона Павла Пестеля. В отношении геополитического выбора России его идеи не просто интересны и оригинальны, но вполне – хотя и с существенными оговорками – актуальны спустя двести лет: «Во всех декабристских документах звучит мотив восстановления польской государственности, иначе говоря, формирование дружественного буфера между Россией и романо-германской Европой. Эти мотивы – восстановление Польши, с другой стороны, активные действия на Балканах на стыке Европы и Ближнего Востока – обнаруживают резкое отталкивание от официального курса (курсив мой. – И. Х.)». В данном случае любопытна – и здрава! – выраженная декабристами идея восстановления независимости Польши как буфера между нами и романо-германским миром. Другой вопрос – насколько таковым согласились бы стать сами политики в Варшаве, особенно при не раз засвидетельствованной историей неспособности шляхтичей соизмерять присущие им геополитические амбиции («Речь Посполитая от моря и до моря») с собственным военно-экономическим и демографическим потенциалом. Иначе говоря, нужно принимать во внимание, что вместо дружественного буфера Петербург мог приобрести весьма конфликтного и злопамятного, хотя и сравнительно слабого соседа. Это, собственно, мы наблюдаем в XXI столетии – столь долго и, надо признать, самоотверженно добивавшиеся независимости поляки готовы забыть о ней в душных объятиях Соединенных Штатов, для которых они не более чем одна из многих разменных фигур на, выражаясь языком Бжезинского, Великой шахматной доске. Еще больший интерес вызывают рассуждения декабристов о необходимых для России активных действиях на Ближнем Востоке, пребывавшем в тот период под властью больного «человека Европы» – Оттоманской Порты. Пестель мечтал о реанимации «Греческого проекта», некогда так и не реализованного Екатериной II, и «в показаниях на следствии, писал Цымбурский, прямо говорил о переходе от завоевательной системы к покровительственной. Воссоздание самостоятельной Польши, связанной с Россией сходством политического строя и военным союзом, – явное воплощение покровительственной системы». Нетрудно заметить, что предлагаемая автором «Русской правды» покровительственная система весьма напоминает возникшую по итогам Ялты-Потсдама конструкцию буфера между СССР и Западной Европой, в более широком смысле – англосаксонской цивилизацией. Добавлю к этому попытку Москвы и Парижа в 1960-е реализовать единый геополитический проект объединения славяно-тюркского и романо-германского миров. Имею в виду идею де Голля Европы от «Лиссабона до Урала» как противовес гегемонии на просторах Старого Света США и Великобритании. Полвека назад этот проект был осуществим. Да, Вашингтон не позволил бы ФРГ присоединиться к гипотетическому союзу, но Германию в нем вполне могла представлять ГДР, построенная на историческом фундаменте немецкой государственности – прусской и саксонской землях. На современном же этапе, увы, поезд ушел: уже скоро тридцать лет как ФРГ по сути аннексировала ГДР, а некогда великая Франция позорной для нее историей с «Мистралями» расписалась в неспособности проводить самостоятельную внешнюю политику. Но вернемся в век XIX. На вопрос: согласятся ли освобожденные от османского владычества страны играть роль буфера между Западом и Россией под покровительством последней, Пестель давал весьма оригинальный ответ: «Право народности существует истинно для тех только народов, которые, пользуясь оным, имеют возможность оное сохранить». Цымбурский солидаризировался с этим взглядом: «Парадоксально, что безопасность мыслится как проецирование мощи к пределам соседнего государства, в противном случае соседняя империя спроецирует мощь к твоим пределам». Каковы были взгляды Пестеля относительно российской геополитики на востоке и юго-востоке? Он полагал, что на других направлениях должны быть присоединены: весь Кавказ (в том числе приморский к северу от основных территорий Турции и Персии, отнятый от этих империй), «киргизские земли» до Хивы и Бухары (неспособные к независимости, изобилующие ресурсами, а кроме того, они могут быть пущены под Аральский удел, прикрывающий Россию с юга), Монголия («потому что сии места находятся под мнимым владением Китая, ибо обитаемы кочующими никому не покоряющимися народами, а следовательно, для Китая бесполезны, между тем как большие бы доставили России выгоды и преимущества для ее торговли, а равно и для устроения флота на Восточном океане»). Кроме того, России в ее тихоокеанских видах должно принадлежать все течение Амура («сие приобретение необходимо и потому надобно оное достать непременно»). Далее Цымбурский делал вывод: «Итак, если на западе и юго-западе нужна система прикрывающих Россию со стороны Европы сильных буферов, то на юге в Россию должны быть интегрированы все промежуточные земли, отделяющие ее от крупных азиатских государств». Разумеется, контроль над всем течением Амура связан с переживаемой в XIX веке Китаем слабостью, которая давно в прошлом, равно как уже более полувека неактуальна тема присоединения Монголии.

Азиатские пороги

На современном этапе ответ на вопрос о направлении проецирования мощи империи очевиден – юго-восток. Если мы не интегрируем расположенные в Средней Азии некогда братские советские республики, к чему призывал Цымбурский, их включат в свои военно-экономические структуры другие игроки. Речь не идет о военном захвате, а о создании именно, выражаясь языком Пестеля, покровительственной системы. И как мне представляется, Москва этим активно занимается, о чем свидетельствует визит Путина в Душанбе, достаточно почитать подписанные сторонами документы, свидетельствующие о постепенном создании Россией и Таджикистаном единого экономического и культурного пространства. При всем том сохраняются нерешенные вопросы во взаимоотношениях наших стран. В частности, таджикское руководство не спешит вступать в ЕАЭС. После смерти президента Узбекистана Ислама Каримова, проводившего достаточно изоляционистскую политику (напомню, что Ташкент также не стал вступать в ЕАЭС и покинул Организацию Договора о коллективной безопасности, в отличие от Киргизии и Таджикистана на узбекской земле нет российский военных баз), новый руководитель страны Шавкат Мирзиеев выбрал курс на установление более тесных отношений с Россией, а свою встречу с Путиным в 2016-м назвал историческим прорывом. К чему он приведет, покажет время. Но противостоять представляющему реальную угрозу для страны исламскому фундаментализму Узбекистан способен только под патронатом Москвы. Наиболее тесные и относительно безоблачные отношения у России с Киргизией. С Туркменистаном – сложнее. В этой стране довольно остро сталкиваются интересы России и Китая. Примечательно, что аналитик Александр Шустов одну из недавних своих статей назвал «Туркменистан сменил зависимость от России на Китай». Имеется в виду зависимость газовая. Однако вряд ли туркменское руководство выберет КНР страной-покровителем, тем более что, с точки зрения Шустова, газовая зависимость Ашхабада от Пекина оказалась более жесткой, нежели от Москвы. Что касается взаимоотношений России и Казахстана, то здесь речь может идти только о равноправных отношениях двух самостоятельных игроков («На стыке империй»). Вновь подчеркну: на юго-восток нас направляет сама логика истории и уже не в первый раз, ибо, как писал Цымбурский в «Острове Россия»: «Легко выявить связь между затрудненностью в отдельные эпохи расширения России в Европе и Передней Азии и выплесками ее экспансионизма на подлинный восток, причем неизменно со взвешенным западным рикошетом. После обнажившейся политической бессмысленности итало-швейцарской экспедиции Суворова – идея Павла I о походе в британскую Индию. На фоне провала в Крымской войне, польского восстания 1860-х и его европейского резонанса – бросок против ханств и эмиратов Средней Азии, всполошивший все ту же Индию и впервые поставивший нас на порог Афганистана».

Многосторонний треугольник

Выстраивание покровительственной системы в отношении среднеазиатских республик на современном этапе как раз и происходит на фоне жесткого конфликта с Западом. Да и названным странам без покровительства и реальной помощи Москвы вряд ли удастся в обозримом будущем справиться со стоящим перед ними серьезнейшим комплексом проблем. Еще пару лет назад один из ведущих отечественных исламоведов и политологов Алексей Малашенко произнес: «Что касается общей экономической обстановки в регионе, то она, скажем прямо, неважная. Более чем неважная… Таджикистан в той или иной мере всегда находится в кризисе. Кыргызстан также стабильно пребывает в кризисе; у Казахстана масса проблем… Узбекистан находится в очень непростом, тяжелом состоянии. Есть и Туркменистан, который живет за счет газа, но так и не превратился в Кувейт, как двадцать лет назад или даже больше обещал Сапармурат Ниязов». Разумеется, очередной прорыв России в Среднюю и Центральную Азию встречает сопротивление со стороны США, что заставляет Москву вернуться к упомянутому треугольнику Примакова. На мой взгляд, с учетом произошедших в регионе изменений представляется возможным говорить о трансформации его в четырех- или даже пятиугольник – с присоединением Ирана и, возможно, Пакистана. Да, отношения Исламабада и Тегерана непростые. Но при этом более полутора миллионов паломников-шиитов из Пакистана ежегодно посещают Иран, и, как пишет аналитик Игорь Панкратенко, «что в Тегеране, что в Исламабаде есть четкое понимание необходимости укрепления партнерства и реализации совместных проектов в сфере экономики и безопасности». Пакистан на современном этапе – крупнейший импортер иранского газа. Обе страны буквально в полушаге от стратегического партнерства, особенно после визита в 2014-м пакистанского премьера Назафа Шарифа в Тегеран. И поскольку обе страны довольно тесно сотрудничают с КНР, есть серьезные основания рассчитывать на создание в перспективе военно-политического блока в Центрально-Азиатском регионе, противостоящего экспансии Соединенных Штатов. В Вашингтоне отдают себе отчет в угрозах, которые таит сближение Ирана и Пакистана, особенно при реализации проекта газопровода. Документы по его созданию должны были подписать еще в 2012-м, но именно в тот год, по словам Панкратенко, «на территории Пакистана произошел всплеск активности как местных террористических группировок, так и «внезапно» появившихся гражданских активистов. Стремясь сорвать подписание документов по этому проекту, посол США в Исламабаде Ричард Олсон, отбросив всякую дипломатию, открытым, что называется, текстом заявил о возможном введении санкций против страны в случае продолжения реализации идеи газопровода». В этой ситуации Исламабад ищет точки опоры и находит их в лице Пекина, точнее, «через предлагаемый им, вновь позволю себе процитировать Панкратенко, проект нового экономического пространства Шелкового пути». Таким образом, если вернуться к терминологии Пестеля, Китай может стать для Пакистана страной-покровителем, а Россия соответственно проводить такую политику по отношению к Ирану, которому, по словам старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Владимира Сажина, очень хотелось бы добиться союзнических и стратегических отношений с Россией. Правда, добавил ученый, «подход Москвы останется, думаю, прагматичным». Дело в том, что Тегеран, по понятным причинам, довольно настороженно относится к достаточно теплым отношениям России и Израиля. Но так или иначе под покровительством Москвы и Пекина антиамериканский конгломерат государств в Ближневосточном регионе постепенно складывается. Еще одна проблема на пути формирования единого антиамериканского пространства в Центральной Азии – сложные отношения Индии и Пакистана. Но в данном случае Кремль гипотетически может повторить успех советской дипломатии 1966 года, когда в Ташкенте при посредничестве председателя Совмина Алексея Николаевича Косыгина удалось, пускай и ненадолго, примирить эти две страны. Следует сказать хотя бы пару слов о Саудовской Аравии, а именно о недавнем нашумевшем заявлении наследного принца Мухаммеда ибн Салмана бен Сауда о грядущих радикальных переменах в стране. Аналитики полагают, что когда этот молодой человек взойдет на престол, страна вступит на путь не просто модернизации, но и вестернизации – одна идея построить город с нуля на берегу Красного моря чего стоит, равно как и не менее амбициозные проекты по возведению в стране развлекательных центров. И в этой ситуации какую державу Саудовская Аравия выберет в качестве покровителя? Ведь очевидно, что быть самостоятельным игроком в регионе она не в состоянии. И визит короля Салмана не является ли первым шагом для глобальной трансформации не только российско-саудовских отношений, но и чего-то большего? В конечном счете, выстраивая новый формат отношений с будущей властью в Саудовской Аравии, Россия может вернуться к стратегии, некогда предложенной Георгием Вернадским и реализованной СССР, о чем также писал Цымбурский. По его словам, Вернадский провозглашал «близкое выдвижение Тихого океана в фокус всемирных интересов. Державы, противодействующие Англии (на том этапе – США.И. Х.), должны бы поэтому спешить остановить, пока еще можно, наплыв английского элемента в этот океанический мир. В этом плане дорога России – завладеть рядом тихоокеанских морских баз для отдыха на морском пути из наших сибирских стран в Европу – направление, смыкающееся с выходом через Евфрат в Персидский залив». Как здесь не вспомнить приведенные выше рассуждения Пестеля о тихоокеанских видах России? В завершение – пространная, но важная цитата из «Морфологии российской геополитики»: «Модель Вернадского – редчайший случай в русской геополитической мысли XIX века концепции с акцентом на океанах и евроазиатском приморье. Это модель, во многом предвосхищающая советскую стратегию второй половины XX века: сдерживание на европейском направлении, переход к компенсаторной активности по морским линиям. Редчайшая попытка – моделировать в рамках постулируемого глобального противостояния весь мир без замыкания на континентальном «русском пространстве», однако достигается это упором на морскую мощь России, проецированием ее интересов и мощи вне ее тотального поля. Россия Вернадского становится мировой силой именно потому, что у нее оказываются крайне ослаблены качества континентальной державы (она обороняет континент, минимально на него опираясь, исключение – Иран и то лишь как плацдарм к Персидскому заливу). Континентальные параметры России присутствуют лишь имплицитно, как чисто оборонительный аспект – как особенности, препятствующие Англии (на современном этапе, разумеется, США.И. Х.) блокировать большую часть российского периметра».

Игорь Ходаков

💬 Последние комментарии
Весёлый Роджер
«Елена, 03.11.2019!!! 20:37 (УВАГА на дату!!!) Дадут по любому,не кинут Украину, можете масковские тролли даже не сомневаться, Америка и Европа с нами, хотите вы этого ,не хотите,но по любому помогать Украине будут,даже к гадалке не ходи…» «Елена – 10 апреля 2021 - Всё будет хорошо,не беспокойся,там в Америке,… поможет построить и обустроить страну, …» «Елена – 13 апреля 2021 - Не всё оно сразу,шоб перэмога,не боись, дойдем когда надо, Америка с нами.,..» Осталось почекати рокив 100 мабуть, чи 200, чи до фуя, тоди точно запануймо!!! Сало уронили, хероям убийцам детей мало! Уси гуртом воем – щенывмырла…! ОЙ Тюю… панове эуропеиды, вы явно проЭбали неньку - «… паночка вже давно померла…!»
Елена
Я всегда стараюсь не брехать,шо там с Казахстаном,с его олигархами?
Елена
Ахаха,про своих олигархов ничего не скажешь какони народ наепали, ничего не скажешь?
Весёлый Роджер
Понимаешь шановний НеЕлена, это мразь Шмуля Писдунович, всё понимает и спецом тут так высерает. Как ты понял, он на Украине не проживает. Очень похож на проэбалта чи жителя избранной Хайфы. Все тут для него гои - нелюди! Но вот посмотри, что и этого полного ПОДДОНКА можно на ответы и признания вывести! Во общем учись "студент"! Это такая вот новая инфо война, будет ещё жестче! И поддонки будут более изворотливые. Про волка и семерых козлят - надо перечитать! Не действия там - а психологию общения, вернее затуманивания мозгов. Ведь ты же помнишь, как орали ТВАРИ на майдане - що цэ усё для НАРОДА робят! Вот и Шмуля, точно также тут ВРЁТ, по тому же сценарию!
Антиелена
Да, да! Украина с протянутой рукой. Ху тебе.
Весёлый Роджер
Ну вот Шмуля - як брехал твой НЕ!!! кумир - "Процесс пошёл, товарищи коммунисты...". Прекрасно! Давай и дальше признавайся, першое - шо ты старый обосранный, та озлобленный пердун! Давай признавай! И далее по списку: Мукомольные заводы, кто понастроил на Украине? Солженицин, где его слова про бомбёжку Союза атомными бомбами? Солженицин, где он обзывал белорусов холуями? Или цэ Кравчук придумал? Янек, где решение суда, что он вор? -Кто направил ФРОНТОВЫЕ!!! гаубицы 152 мм с 25 кг снарядами, под Славянск и убил там 200 мирных украинцев? -А куда эти запизденские твари стреляли не целясь, в кого? https://www.youtube.com/watch?v=njk7K10oXi4 Ну давай отвечай!!! Про мукомольные заводы, ты МРАЗЬ уже написал, шо ты умышленно! соврал, давай продолжай.... И меня зовсим нЫ эбёт твоё личное отношение к Солженицину, ты на вопросы отвечай ТВАРЬ!
Антиелена
Да нет, укросвинья, лохом родился, лохом ты и стал. Твое дело платить. За что - я выше писал.