Закрыть Америку. Почему Штаты опускают железный занавес
Геополитика9 дней назад

Закрыть Америку. Почему Штаты опускают железный занавес

© AFP 2021 / Johannes Eisele

Американское посольство в одностороннем порядке прекратило выдачу виз в России — то есть символически опустило железный занавес между нашими странами. Многим это напомнило годы холодной войны, причем если тогда сложно было получить внутреннее разрешение на выезд из СССР в Америку, то теперь, наоборот, закрыли въезд сами американцы. Старые и недобрые времена.

"Капиталисты считают, что коммунизм не может соперничать с миром капитала. Но капиталистам не победить, будущее за нами. Коммунизм выиграет. И будущее принадлежит коммунизму... Ничто не выше наших возможностей. Вместе мы сможем сделать все что захотим".

Нет, это не выступление генерального секретаря ЦК КПСС товарища Брежнева 40-летней давности на XXVI съезде партии. Это чуть переделанная цитата из выступления президента Джо Байдена перед американским конгрессом на этой неделе. Да, в ежегодном обращении к парламенту президент США не говорил о коммунизме и капитализме — он говорил об автократии и демократии. Но суть от этого не меняется: речь идет о соперничестве двух систем. И самое главное — о потрясающей убежденности вождей одной из них в своей исторической правоте.

В приведенной выше цитате я просто заменил слово "автократия" на "капитализм", а "демократия" — на "коммунизм". Почему не наоборот? Ведь куда логичней, кажется, обратная замена: американцы сейчас называют автократическими режимами Россию и Китай, то есть тех, кого раньше называли коммунистами (а Китай и не отказался от марксизма-ленинизма), а себя считали и считают капиталистами и демократами.

И Байден, естественно, защищал демократию и Америку (в его понимании это синонимы — даже большие, чем коммунизм и СССР для советских вождей): "Автократы считают, что демократия в XXI веке не может соперничать с автократией... Автократам не победить, будущее за нами. Америка выиграет. И будущее принадлежит Америке".

Так зачем же изображать президента США борцом с демократией и капитализмом, зачем менять местами идеалы? Затем, чтобы подчеркнуть то, что Брежнева и Байдена объединяет идеологическая матрица, пафосная уверенность в правильности своих представлений о мироздании, несмотря на то, что все уже предопределено, взвешено и отмерено. Америка надорвалась.

Нет, СССР в 1981 году вовсе не был приговорен к смерти через десять лет — необходимые реформы могли быть проведены грамотно и успешно, а не так, как при Горбачеве. Но он должен был меняться.

США 2021 года тоже не обречены на гибель в 2031-м — системный кризис может быть растянут во времени, приторможен, а некоторые верят в то, что и преодолен. Но нынешние Штаты, материально гораздо более сильные, чем тогдашний СССР, находятся в куда более тяжелом положении: на них давят сразу две проблемы, которые они не хотят не только решать, но даже признавать.

Груз мирового лидерства, точнее, что еще хуже, претензий на глобальное господство — при всей мощи и амбициях СССР, никто из советских вождей после Ленина не претендовал на мировое господство (да и он не мыслил национальными категориями). И упорное нежелание элиты отказаться от идеологии мессианства, уверенности в своем моральном превосходстве и праве пасти народы. И все это на фоне того, что собственный народ все меньше верит и в глобальную миссию своей страны, и в нее саму, то есть теряет доверие к собственной элите.

Именно отказ большей части элиты от пересмотра этих двух тесно связанных позиций и загоняет Америку все глубже в кризис, потому что она не может адекватно оценивать ни саму себя, ни меняющийся мир. Идеология "избранного народа" в "сияющем граде на холме" мешает.

Конечно, речь не обо всей американский элите. Дональд Трамп как раз и пытался изменить США — чтобы увести их с гибельной траектории. Но глобалистски настроенный истеблишмент лишил его власти, чтобы и дальше вести американский народ к светлому будущему.

"Америка — это идея, причем самая уникальная в истории: мы все созданы равными. Мы такие и не можем уйти от этого принципа. В этом и заключается американская идея... В миг, когда наши противники думали, что мы разбредемся и проиграем, мы объединились. Мы объединились. Со светом и надеждой мы собрали новую силу, новую решимость, чтобы выиграть соперничество XXI века... Всем мировым лидерам, с кем я встречался за эти годы, я всегда говорил: никогда нельзя ставить против Америки — никогда. И это справедливо и поныне".

И это тоже Байден — уверяет сограждан, что они сплотятся и отстоят лидирующие позиции Штатов в мире в XXI веке. Но нет сплочения, да и не лидерства хочет Вашингтон, а гегемонии, какими бы словами не называл ее. То, что мир отвергает американские претензии, Байдену кажется всего лишь следствием непонимания человечеством своего светлого будущего: ну как же можно быть против демократии и производной от нее глобализации? Это всего лишь временные трудности на пути прогресса, это естественное сопротивление уходящего уклада, автократического устройства власти во всех этих Россиях и Китаях. Но ничего, учение демократического либерализма всесильно, потому что оно верно, — примерно такими мантрами успокаивает себя американский истеблишмент. Не желающий признать очевидное: Америка проиграла.

Нет, конечно, идеологические заклинания не отменяют самых жестких и циничных методов борьбы за сохранение своего положения в мире, да и накачивать мускулы Вашингтон не перестает. Но никакие стероиды не изменят объективный ход вещей: США будут с каждым годом все больше и больше сдавать позиции. И чем громче при этом они будут кричать о своем праве на глобальный контроль и на сдерживание противников, тем быстрее будет происходить этот процесс.

Вот и сейчас Байден сообщил, что, хотя Китай настроен стать самой значимой и влиятельной державой мира, он дал понять Си Цзиньпину, что приветствует конкуренцию и не ищет конфликта. Способно ли это успокоить китайского лидера? Конечно, нет — потому что "еще я сказал президенту Си, что мы сохраним мощное военное присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе, как с НАТО в Европе. Но не чтобы начать конфликт, а чтобы его предотвратить". Да, точно: именно этого китайцам не хватало для полного понимания американской стратегии — как в Европе, как в НАТО. То есть Китай будут сдерживать так же агрессивно и жестко, как и Россию, в том числе пытаясь разыгрывать тайваньскую карту точно так же, как и украинскую. Это называется конкуренция по-американски — мы играем в зоне ваших жизненных интересов, мутим воду, провоцируем вас, давим на вас, чтобы вы думали только о защите.

Каков будет ответ Китая? Пекин просто продолжит наращивание вооружений с упором на строительство Военно-морского флота, чтобы физически превзойти американцев и по этому показателю. Автократы или демократы? Авианосцы в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море — вот что имеет значение. Америке придется уйти и из китайской зоны влияния — хоть с заклинаниями про свою непобедимость, хоть без них — и из сферы российских жизненных интересов. Вопрос только в том, какой ценой.

Уверенность в своей богоизбранности — это, конечно, врожденное качество американской элиты, но плохо, когда отказывает чувство самосохранения. Понятно, что у Штатов еще есть запас прочности, но пытаться мобилизовать американцев заклинаниями про демократию, в которую они сами уже не верят, и страшилками про угрозу и вызов от бывших "красных", переименованных в автократов, — это откровенно проигрышная стратегия. И "ставить против Америки" в этой ситуации будут еще больше и чаще — во всем мире.

Каков будет ответ Китая? Пекин просто продолжит наращивание вооружений с упором на строительство Военно-морского флота, чтобы физически превзойти американцев и по этому показателю. Автократы или демократы? Авианосцы в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море — вот что имеет значение. Америке придется уйти и из китайской зоны влияния — хоть с заклинаниями про свою непобедимость, хоть без них — и из сферы российских жизненных интересов. Вопрос только в том, какой ценой.

Уверенность в своей богоизбранности — это, конечно, врожденное качество американской элиты, но плохо, когда отказывает чувство самосохранения. Понятно, что у Штатов еще есть запас прочности, но пытаться мобилизовать американцев заклинаниями про демократию, в которую они сами уже не верят, и страшилками про угрозу и вызов от бывших "красных", переименованных в автократов, — это откровенно проигрышная стратегия. И "ставить против Америки" в этой ситуации будут еще больше и чаще — во всем мире.

Петр Акопов

Написать комментарий
💬 Последние комментарии
гость
В 1990ых Дж.Мур обозначил концепцию стратегического планирования бизнес-экосистемы, которая с тех пор широко применяется в сообществе фин. и цифр.технологий. Основное определение взято из статьи Мура "Хищники и жертва: новая экология конкуренции" (англ. Predators and Prey: A New Ecology of Competition).
ЛУНА-2
Её добывали мы кровью. Ковали Победу в боях. Теперь же пытается кто-то Сыграть на солдатских костях. Мы все воевали за Родину. Мы были одной семьёй. Не вытравить чувство гордости За нашу Победу в войне Теперь же её пытаются На Украине отнять. Бандеровской власти выгодно историю переписать. С Днем Нашей ПОБЕДЫ,ребята! Когда- нибудь мы победим И Украину навечно от нечисти освободим.
Шахтёры в куев дошли или нет
Как там украинские шахтёры, до куева дошли? Или им долги по зарплате погасили? Обещались к 10-му мая прибыть, а не слуху ни духу...
е
Ха, ты про ущербную экономику Украины поведать не хочешь? А про Кравчука, Кучму, Юща? Не? А чего? Не плачено?)))
Луна-2
Его не в концлагерь надо Его надо в Хатынь и польский лагерь смерти -Освенцим , чтобы прочувствовал все это а потом уже зиговал нацикам и их прихвостням.
гость
Хлопцям с альтернативки для расширения исторического кругозора. Пушкин А. С. Очерк истории Украины // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Т. 8. Автобиографическая и историческая проза. История Пугачева. Записки Моро де Бразе. — 1978. — С. 98—101. ОЧЕРК ИСТОРИИ УКРАИНЫ Sous le nom d'Ukraïne ou de Petite Russie l'on entend une grande étendue de terrain réunie au colosse da la Russie et que comprend les gouvernements de Tchernigov, Kiov, Harkov, Poltava et Kamenetz-Podolsk. Le climat y est doux, la terre féconde, elle est boisée vers l'occident, au midi s'étendent plaines immenses traversées par les larges rivières et où le voyageur ne rencontre ni bois ni collines. Les Slaves ont de tout temps habité cette vaste contrée. Les villes de Kiov, Tchernigov et Lubetch sont aussi anciennes que Novgorod-Veliki, ville libre et commerçante, dont la fondation remonte aux premiers siècles de notre ère. Les Polianes habitaient les bords du Dnièpre, les Severiens et les Soulitches les bords de la Desna, de la Seme et du Soula, les Radimitchs sur les rivages de la Soge, les Dregovitches entre la Dvina occidentale et le Pripete, les Drevliens en Volynie; les Bouges et les Doulèbes sur le Boug, les Loutichs et les Tiverces à l'embouchure du Dniestre et du Danube. Vers le milieu du 9 siècle Novgorod fut conquise par les Normands, connus sous les noms de Varègues-Rousses. Ces hardis aventuriers portèrent plus loin leur invasion, subjuguèrent tour à tour les peuplades qui habitaient les bords du Dnièpre, du Boug, de la Desna. Les différentes peuplades Slaves qui adoptèrent le nom de Russes grossirent l'armée de leurs vainqueurs. Ils s'emparèrent de Kiov; Oleg y établit le siège de sa domination. Les Varègues-Rousses se rendirent terribles au Bas-Empire et plus d'une fois leur flotte barbare vint menacer la riche et faible Byzaace. Ne pouvant les repousser par la force des armes elle se flatta de les attacher au joug de la religion — l'évangile fut prêché aux sauvages adorateurs de Peroune et Vladimir subit le baptême. Ses sujets adoptèrent avec une stupide indifférence la religion que préférait leur Chef. Les Russes devenues formidables aux peuples les plus éloignés étaient toujours en butte aux invasions de leurs voisins les Bolgars, les Petchenegues et les Polovtsi. Vladimir partagea entre ses fils les conquêtes de ses ancêtres. Ces princes dans leurs apanages étaient des délégués du souverain, chargés de contenir les émeutes et de repousser l'ennemi. Ce n'était pas là comme on voit le gouvernement féodal, système basé sur indépendance des individus et le droit égal au butin. Mais bientôt les rivalités, les divisions éclatèrent et pendant plus de deux cents ans durèrent sans interruption. La résidence du souverain fut transférée dans la ville de Vladimir. Tchernigov et Kiov perdirent peu à peu leur importance. Cependant d'autres villes s'élevèrent au midi de la Russie: Korsoune et Boguslave sur la Rossi: (gouvernement de Kiov), Starodub sur le Babentza (gouvernement de Tchernigov), Strezk et Bostrezk (gouvernement de Tchernigov), Tripol (près de Kiov), Loubny et Chorol (gouvernement de Poltava), Prilouk (gouvernement de Poltava), Novgorod-Seversky (gouvernement de Tchernigov). Toutes ces villes existaient déjà vers la fin du XIII siècle. Tandis que les petits fils de Vladimir le Grand se disputaient entre eux son héritage, et que les peuplades guerrières qui habitaient à l'Est de mer Noire venaient servir d'auxiliaires aux uns et partager les dépouilles des autres — un fléau inattendu vint frapper les princes et les peuples de la Russie. Les Tartares se présentèrent aux frontières de la Russie. Ils étaient précédés de ces mêmes Polovtsi qui chassés de leurs patûrages se refugiaient en foule auprès des princes qu'ils avaient tour à tour servis et dépouillés. Les princes s'assemblèrent à Kiov, la guerre y fut résolue, la multitude accourut de toute part et se rangea sous leurs drapeaux. Georges, grand prince de Vladimir, fut le seul qui ne voulut pas prendre sa part des dangers de cette expédition. L'affaiblissement des apanages était les fruits qu'il en attendait. L'armée des princes réunie aux Polovtsi s'avança contre un ennemi inconnu et déjà redoutable. Des envoyés Tartares parurent sur les bords du Dnièpre au moment où l'armée russe en effectuait le passage. Ils proposèrent aux princes l'alliance contre les Polovtsi; mais ceux-ci usèrent de leur influence et les envoyés furent égorgés. L'armée avançait toujours; cependant les dissentions ne tardèrent pas à s'y élever. Les deux Mstislav, le prince de Kiov et celui de Galitz en vinrent à une rupture ouverte. Arrivé sur les bords de Kalka (rivière du gouvernement de Iekaterinoslav) Mstislav de Galitz le passa avec ses troupes, tandis que le reste de l'armée sous la conduite du prince de Kiov se retrancha sur le bord opposé. Le lendemain (31 mai 1224) l'ennemi parut — et la bataille s'engagea entre l'armée tartare et le corps avancé composé des troupes du prince de Galitz et des Polovtsi. Ceux-ci plièrent d'abord et portèrent le désorde dans les rangs des Russes. Ceux-ci combattaient encore, animés par l'exemple du brave Daniel de Volynie, mais l'orgueil insensé des princes fut cause de leur perte: Mstislav de Kiov n'envoya pas de secours au prince de Galitz et celui ne voulut pas en demander. Bientôt tout fut en déroute, les Polovtsi en fuyant tuaient les Russes pour les dépouiller à la hâte. Les Russes repassèrent le Kalka poursuivis par les Tartares et dépassèrent le camp du prince de Kiov qui, spectateur immobile de leur défaite, comptait encore sur ses propres forces pour repousser les vainqueurs qui bientôt l'entourèrent. Les Tartares entamèrent une négociation à la faveur de laquelle ils s'emparèrent du camp. Le carnage fut horrible. Mstislav et quelques autres princes subirent un sort affreux. Les Tartares, après les avoir liés et couchés par terre, les couvrirent d'une planche et s'assirent dessus en écrasant tout vifs. Ainsi périt une armée naguère si formidable. Les Russes furent poursuivis jusqu'à Tchernigov et Novgorod-Seversky. Tout fut livré aux fer et aux flammes. Tout à coup les vainqueurs s'arrêtèrent et leurs hordes se retirèrent vers l'Est où ils rejoignirent la grande armée de Tchingis-han campée alors en Bukharie." - конец цитаты. прим. Написано Пушкиным в 1831 году. Интерес поэта и переводчика к истории Украины может быть отнесен еще к 1829 г., когда 28 апреля М. П. Погодин писал С. П. Шевыреву: «Пушкин собирается писать историю Малороссии». В это время печаталась поэма «Полтава», и Пушкин, располагая тогда списком рукописи «История руссов», найденной в 1824-1825 гг., долгое время считавшейся трудом Георгия Кониского и, вероятно, по цензурным условиям не печатавшейся, предполагал подготовить ее к печати и издать; однако работа над подготовкой к изданию этого текста задержалась, а затем и вовсе приостановилась. Следом подготовительной работы над этим памятником остался написанный Пушкиным очерк истории Украины, а также следующий план: Что ныне называется Малороссией? Что составляло прежде Малороссию? Когда отторгнулась она от России? Долго ли находилась под владычеством татар? От Гедимина до Сагайдачного. От Сагайдачного до Хмельницкого. От Хмельницкого до Мазепы. От Мазепы до Разумовкого. Этот очерк и план представляют собою пересказ отдельных мест I-III томов «Истории государства Российского» Карамзина и первых глав «Истории Малой России» Д. Н. Бантыша-Каменского. В частности, из труда Д. Н. Бантыша-Каменского целиком выписаны абзацы от слов: «Les Polianes habitaient: до...» «Danube» и изложение событий о разорении половцами Киева и Чернигова. Из «Истории руссов» Пушкин воспользовался периодизацией событий для наброска плана, целиком следуя изложению рукописи «Истории руссов», а не изложению Карамзина и Бантыша-Каменского. Из «Истории руссов», например, взят период «От Сагайдачного до Хмельницкого», которого нет у названных историков.
Луна-2
У войны не женское лицо. у войны звериный оскал смерти. Пуля что свистит над головой. Метит дура,прямо в наше сердце. НА войне жестокость и печаль Частенько идут рука об руку. У войны глаза холодные, как сталь Выворачивают изнутри всю душу. Над войной нужна одна Победа Для того , чтобы нам в мире жить. На войне отчаянно ,до боли , Хочестя нам верить и любить Всех с праздником Победы!!Луна-2