Хенрик Сенкевич против Украины
Общество26 апреля 2021

Хенрик Сенкевич против Украины

С началом госпереворота 2014 г. в Киеве и последующей гражданской войны Польша не скупится оказывать киевскому режиму знаки внимания. Польские политики хором твердят о том, что ценят Украину и её народ и готовы поддерживать украинские власти столько, сколько потребуется. Лукавство поляков вошла в поговорку, и слова Варшавы об искренней дружбе с Украиной – одно из проявлений этого лукавства.

Хочешь узнать истинное отношение соседнего народа к тебе, посмотри, как он изображает тебя в классической литературе. Классическая литература - это морально-нравственный и культурно-эстетический фундамент национального сознания. Сначала народ создаёт собственную классическую литературу, а потом эта литература создаёт следующие поколения этого народа, показывая им, что такое история, патриотизм, мораль, вера, любовь, жизнь. В этой связи весьма красноречив роман Хенрика Сенкевича (Henryk Sienkiewicz) «Огнём и мечом» (Ogniem i mieczem) о восстании Богдана Хмельницкого на Украине, которую Речь Посполитая считала польской землёй.

Сенкевич (1846–1916) – один из самых издаваемых польских классиков. Популярность пришла к нему ещё при жизни, а роман "Огнём и мечом" он начал публиковать в 1884 г. В СССР роман перевели на русский через сто лет после его написания, в 1983 г. Почему так? Потому что это произведение пронизано польской патриотической спесью и презрением к украинцам. Сегодня украинские националисты обвиняют советскую власть в преследовании украинцев. Если бы это было  правдой, советская цензура наверняка бы разрешила опубликовать антиукраинский роман Сенкевича гораздо раньше, а не на пороге больших перемен.

Действия романа начинаются в 1647 г., грядёт антипольское восстание русинского населения. Польский романист неоднократно употребляет слово «русин» вместо «украинец». Воевода брацлавский Кушель и лубенский бургомистр говорят у него по-русински, а не по-украински. Пан Зацвилиховский, православный, но состоявший на службе у поляков, заявляет: «Я – благочестивый русин». Польский рыцарь пан Володыёвский, задумав послать лазутчиков к запорожскому атаману Богуну, говорит: «У меня среди драгун есть русины».

«Род мой от крови народу русского старинной идёт», – заявляет другой персонаж романа, которого в наши дни переименовали бы в украинца. Другой восклицает: «…кто на Низовье? Русины. А кто в войске князя Яремы? Русины. Кто в шляхетских отрядах? Русины...Эх, злосчастная Украйна!»

В качестве синонима слова «Украина» Сенкевич употребляет фразы «русская окраина», укомплектованные украинцами польские хоругви называет русскими хоругвями, Троицу – русским Троицыным днём. Заднепровье (Левобережную Украину) называет русской землёй. Какое ещё нужно доказательство того, что украинцы как нация – это поздняя выдумка, юридически закреплённая лишь с приходом советской власти в 1917 г.? Известно, что при написании романа Сенкевич пользовался историческими источниками, и, если бы вместо русин на Украине жили украинцы, он бы так и написал.

«Огнём и мечом» – это кредо польского антирусинского (не будем сейчас писать «антиукраинского») национализма. Этот роман вводил юных поляков в мир патриотизма, прививал им шовинистические настроения и воспитывал в презрении к населению Украины. Мужичьё, чернь, народишко – так герои Сенкевича отзываются о населении Украины. «Может ли быть порядок в нашей Речи Посполитой, если хамы так одеваются?» – возмущается поляк пан Заглоба, отбирая добротную одежду у слепого старика-лирника и немого мальчишки-поводыря.

За литератором всегда остаётся право на художественный вымысел, но Сенкевича полёты фантазии заводят чересчур далеко. Богдан Хмельницкий у него боится крымского хана, пресмыкается перед его беем, а тот не стесняется в выражениях в адрес гетмана. Гетман расплачивается с ордынцами своими же соотечественниками, которых ордынцы уводят в рабство в Крым. Казаки и крестьяне – сплошь дикая необузданная чернь, которая убивает, насилует и сжигает своих же. «Пустела Речь Посполитая, пустела Украина», – пишет Сенкевич, изображая польское государство единственным гарантом процветания русской окраины.

Победителем Хмельницкого в романе является князь Иеремия Вишневецкий (упомянутый выше Ярема). От его имени запорожцы дрожат от страха, он бьёт их в бою, как малых детей. Реальный Вишневецкий не раз терпел от казаков поражения, но Сенкевичу это не надо. Войну поляков с Хмельницким Сенкевич называет гражданской, хотя в действительности это было восстание южно-русского населения против польско-шляхетской тирании. Хмельницкий поднял восстание после того, как польский шляхтич засёк его малолетнего сына батогами. Он лишь возглавил ситуацию, которая сложилась до него из-за жестокого польского деспотизма.

10% населения Речи Посполитой составляла своевольная шляхта. Бедные шляхтичи шли на службу к богатым, получая во временную аренду русские (сиречь украинские) сёла. Арендатор старался выжать из села максимальную прибыль и облагал селян непомерными налогами, карая тех, кто не в состоянии был заплатить. Народный гнев закипал всё сильнее, и Сенкевич пишет: «За Хмельницкого поднялся люд от Азовского моря и Дона до Дуная… Даже молодицы потянулись вслед за казаками на ляхов». Такие массы народа могла разгневать только страшная жестокость тех, против кого этот гнев направлен, а не желание отдельного гетмана пограбить, разбогатеть и получить в удел половину Украины, как внушают польскому читателю.

Положительные герои-русины у Сенкевича – это сплошь предатели. Те, кто отрёкся от православия, принял католичество и ушёл на службу к полякам. Тот же Вишневецкий был из таких. Романист не жалеет слов осуждения для союза Хмельницкого с ордынцами, как будто Речь Посполитая не вступала с ними в союзы! Вступала не раз, но её Сенкевич за это не упрекает. Казаки изображены почти сплошь душегубцами мирного люда, поляки – гордыми римлянами, спасающими мирный люд. Затем другой эпизод: в Чигирине поляки народ побили, а казаки Хмельницкого подбирали и лечили раненых. Если казаки сплошь каратели собственного народа, с чего вдруг лечат и спасают от гибели этот народ? Здесь Сенкевич нелогичен.

Об ужасных притеснениях, творимых шляхтой на Украине, он упоминает вскользь, создавая у читателя ложное впечатление, что это было произволом отдельных лиц, а не политикой польского государства. Сенкевич болеет душой за Речь Посполитую, но что делает польское войско в Фастове, Лубнах, Черкассах, Полтаве, Жёлтых Водах, Кременчуге, Чернигове? Разве это польская земля? Не далеко ли занесла автора патриотическая фантазия, выродившаяся в агрессивный национализм, припудренный художественным талантом?

Факт службы многих русинов в польском войске Сенкевич использует как повод для характеристики войны Речи Посполитой против Хмельницкого как гражданской войны, что совершенно не соответствует историческим реалиям. Поляки захватили южнорусские земли в период феодальной раздробленности Руси, население которой находилось в услужении у польской шляхты и магнатерии. С таким же успехом можно восстание рабов на Гаити против французских поработителей назвать гражданской войной!

Создатель немецкой классической философии Георг Гегель в «Лекциях по эстетике», анализируя понятия художественно прекрасного в литературе, живописи и музыке, указывал, что истинным является то явление, реальность которого соответствует понятию, это явление описывающему. «Если это тождество не осуществляется, то существующее есть явление, в котором вместо целостного понятия объективируется лишь какая-то абстрактная его сторона... может выродиться и противопоставить себя истинному понятию».

Описание Сенкевичем исторических событий на Южной Руси XVII в. выродилось и противопоставило себя тому, что происходило там в действительности. Сенкевич навязывает читателю ту самую абстрактность, от которой предостерегал Гегель. Цель произведений Сенкевича – воспитать новые поколения покорителей русских земель, взрастить их на шляхетском гоноре и высокомерии, внушить убеждённость в собственной правоте по отношению к тому, что Речь Посполитая творила на Руси.

«Страшные времена, когда по деревням волки разгуливают, а по лесам безумные люди воют», – говорит главный герой романа Ян Скшетуский, заслышав плач скрывающейся в лесу женщины о погибших младенцах. До этого состояния довёл народ шляхетско-католический произвол, но Сенкевич лукаво об этом умолчал. Но мы, потомки тех, кого мучила шляхта, об этом помним.

Валентин ЛЕСНИК

1 комментарий

Написать комментарий
  • кипчак
    26 апреля 2021
    У поляков своя версия, у Михаила Старицкого своя. Богдан Хмельницкий персонаж очень неоднозначный и пора представить его портрет во всей полноте и со всеми противоречиями, достоинствами и пороками. Нет уже СССР, нет содружества соцстран, так что самое время говорить правду, а то вдруг опять подружимся. Любые отношения лучше строить осознанно, а без знания истрических событий и процессов не получится.
    Ответить
💬 Последние комментарии
гость
Хлопцвм с рустрата желательно бы ещё, кроме методов экстраполяции ещё освоить семантический анализ. Чтобы начинать преамбулу своих статей не с противоречивых логических суждений. Экстраполяция работает вне временных рамок, апроксимация в них, но это не значит, что они (факты) не должны быть строгими в каких-либо рамочных или безрамочных прогнозах. Например - "Существующий экономический уклад приводит политику в состояние перманентного конфликта, где воронка конфликта расширяется, зона возможных соглашений сужается, а технологии согласования не работают." На логическом языке это упрощённо звучит как ∃А⊃В->∀C, B⋂{С|∀С}->∞, {D}->0, {E|∀D}∈{}. Интуитивно семантика говорит, что такое может в целом быть, как в экономическом укладе (А), так и в политике (B), не говоря за конфликты (С), политические соглашения (D) и их полит.технология (E). Но интуиция плохой советчик, когда речь заходит за экстраполяцию - даже упрощённая, не насыщенная условиями, ограничениями и временными рамками формула показывает, что это частный случай сплошных противоречий. А значит вывод не может быть перенесен на все извлечённые из неё объекты - экстраполяция нарушена. Не, оно понятно, что всякая экстраполяция приближённая величина, но не до такой же степени! Желание политологов, публицистов и прочих стратегов всё свести в одну точку, к одному политику, к данному объективно экономическому укладу, или решить все их противоречия одним конфликтом, или придумать какую-то одну "волшебную таблетку от всего" в качестве полит.технологии, и ещё им хочется чтобы это было всегда - как обычно играет с ними дурную шутку. Кто сказал, что существующий эконом.уклад ведёт именно к такому результату? Что, другого нет? - да есть, вон Китай под боком, или Ес якась со своими тараканами. Такими накрученными политиками, что они уже и сами не понимают - "где кончается политика, а где начинается конфликт?". Тоже мабуть интуитивно подозревают, что им будет полный пушной ата-та и ой-вей - "умри ты сегодня, а я завтра". Или вот, почему "основными источниками глобальных угроз станут Украина, Северный поток1/2 и война США с Китаем"? С чего бы это, нет других инспирированных извне проблем? - да ролно. Ясно, что включенный балтийский транзит убирает с карты Европы Украину, в достаточно узком качестве транзитёра-гешефтмахера, отбившие уже сотню раз свои "незалежные инвестиции". А значит Сша это и выгодно и невыгодно (откуда и происходит их двуречивая политика) - экономически и политически. Прежде всего невыгодно в их протитвостоянии проекту КНР - один пояс один путь куча транзитов мимо американских и английских корпораций. А выгодно, так как надо начинать всё заново - так сказать "слова дешевы, а патроны стоят денег". Но опять же - это работает только в парадигме "наш дом газпром". Для всеобщего экономического уклада всякое нефтегазовое СП - это ничтожно малая величина, за которую тем не менее ведут удалённые войны и "перманентные конфликты". В общем ещё раз итого, апроксимация политики 2020 на летний период 2021 на всех если и распространяется, то только в первом - очень ограниченном приближении. Конфликт должен созреть и даже немного перезреть - только тогда он становится перманентным, а чья-то там воронка становится бесконечной. Как говорится, стабильность - это когда позади всегда великое прошлое, впереди прекрасное будущее, а сейчас - беспощадное настоящее.
Игбун Хохлов
Нет идеологии нацизма в госполитике? Зеля нациков не прославляет? Ну и что, что он жид? Бандера тоже жидом был. Это не мешало ему быть хохлолнациком и убивать таких же жидов, как он сам. Да и сам Алоизович из жидов был. Жид козломойский - папа нацистского "правового сектора". Нацисты тягнибок, фарион, дроздив, парашенко - все жиды. P. S. Жиды - это не евреи. В Чехии, Словакии, Польше, Хорватии (например, в Познани, Братиславе, Дубровнике) полно Жидовских кварталов и улиц. Что-то я ничего не слышал о разжигании межнациональной розни. Этот срач хохложиды придумали.
Саня
"Холодное лето" будет жарким...
Елена
Ну какая идеология нацизма? нет её в государственной политике,вон кто сидит в кресле президента?кто глава МВД ,,а сколько крупных бизнесменов не этнические украинцы,так что не надо , например Весёлый Роджер он украинцев так и называет хохлами ,а евреев жидами,а это между прочим разжигание межнациональной розни,а за это предусмотрена статья Ук,вот где нацист ,притом самый настоящий,его место давно под шконкой и кукарекать ему там с первыми петухами,ха.мерзавец.
Петро
В Украине празднуют день примирения с нацизмом! Это должны понимать все . Нацизм сегодня главная государственная идеология в Украине.
Перспективные технологии
Бандеровцы Чудинов, Филипов и Богданов против военных Угриновича, Цисаря и Загребельного. Весьма любопытная информация.
Украинец
Ярош - бандит, так и он прекрасно понимает в какой ситуации попал, вот почему самоустранился. Однако, вот показательный пример, вместо союза с группировками - теперь шакалы грызут друг друга насмерть. Даже при СССР такого безумия не было в армии