Битва за Германию: Рейнский молоток. Тень 30-х. Исторические Хроники. Руслан Бизяев
Общество06 июня 2020

Битва за Германию: Рейнский молоток. Тень 30-х. Исторические Хроники. Руслан Бизяев

Великому Дню Победы посвящается.

АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ. Исторические Хроники.

Тень 30-х. Битва за Германию.

Часть четвертая. Рейнский молоток.

10 мая 1940 года залпы тысячи немецких орудий возвестили миру — странная война на Западном фронте завершилась. Германия перешла в наступление.

В соответствии с планом «Гельб» главной задачей немецких 6 и 18 армий было заставить союзников поверить, что основной удар будет нанесен именно через Бельгию и Голландию, повторяя знаменитый план Шлиффена 26 летней давности.

И союзники что называется «купились», двинув свои основные силы навстречу германским армиям. Через четыре дня основная ударная группировка вермахта совершенно неожиданно для союзников через Арденны вышла к Маасу у Седана, форсировала его и не встречая особого сопротивления понеслась к Ла-Маншу, окружая основные силы французкой армии.

21 мая союзные войска в Бельгии и южной Франции были полностью окружены. Результат поражения был ошеломляющий — Франция, Бельгия и Голландия перестали существовать как самостоятельные государства, а британский экспедиционный корпус, бросив всю тяжелую технику еле унес ноги на острова (о всех странностях и загадках Дюнкерка — в следующий раз). Это был величайший триумф Гитлера.

Однако... стратегической задачи он решить не смог. Ослабленная Британия была надежно прикрыта мощным противотанковым рвом-проливом Ла Манш. Преодолеть его немцы не могли ни при каких раскладах. Война из маневренной опять стала позиционно-переферийной. А значит поражение Германии стало лишь вопросом времени.

Германская военная машина в кампании 1940 года работала с точностью швейцарских часов. Были соблюдены все основные параметры блицкрига: внезапность, массирование крупных подвижных соединений на направлениях главного удара, скорость (союзники постоянно опаздывали как с принятием решений, так и с их реализацией). Особенно «помогла» немцам внезапность. Даже в Бельгии и Голландии союзники оказались застигнуты врасплох.

Но подождите — а как же между Германией и Бельгией с Голландией могла оказаться общая граница, если буквально шесть лет назад немцы не могли напасть на союзников, а тем более внезапно?

21 мая 1935 г. с целью ускорения военных приготовлений нацисты издают секретный «закон об обороне империи», который, по свидетельству генерала Томаса, явился краеугольным камнем подготовки к войне.

Спустя неделю после подписания англо-германского морского соглашения, 26 июня 1935 г., на заседании рабочего комитета имперского совета обороны, как признали впоследствии Г. Крупп, Гальдер и Манштейн, был поставлен вопрос об оккупации немецко-фашистскими войсками Рейнской демилитаризованной зоны.

Гитлеровцы стремились устранить это последнее препятствие, мешавшее осуществлению их агрессивных замыслов, оккупировать Рейнскую область частями вермахта и тем самым занять удобный плацдарм для последующего военного удара по западным соседям Германии — Франции, Бельгии, Голландии и Люксембургу.

Разработка военной операции по оккупации Рейнской зоны началась еще в начале 1935 года. 2 мая 1935 г. военный министр Бломберг направил командующим трех родов войск директиву о проведении операции по захвату Рейнской области под кодовым наименованием «Шулунг». В директиве говорилось:

1. Операция должна после передачи слов «выполнять Шулунг» быть проведена неожиданным ударом с молниеносной быстротой...

2. Нет времени для мобилизации вооруженных сил. Вооруженные силы будут использованы лишь в составе мирного времени и со снаряжением мирного времени.

3. Подготовка к операции будет проведена независимо от существующего неудовлетворительного состояния нашего вооружения.

Гитлер понимал — это прямое нарушение Версалького договора, которое в отличии от Саара нельзя было прикрыть даже фиговым листком референдума. А основной инструмент агрессии-Вермахт едва начинал ходить на горшок сам.

Действительно — имея всего 26 кадровых дивизий и чуть более 200 танко, в можно было крепко нарваться. Одна только Франция могла выставить до 100 дивизий. А дальше... А дальше просто сидеть себе в окопах и не делать ничего. Экономическая удавка сделала бы свое дело.

Тем не менее на рассвете 7 марта 1936 года 19 пехотных батальонов германской армии и несколько военных самолетов были переброшены в Рейнскую область. Они достигли Рейна в 11 часов утра, и три батальона переправились на западный берег. После того как германские разведывательные самолеты отметили концентрацию тысяч французских солдат на границе, генерал Бломберг умолял Гитлера немедленно отдать приказ об отводе войск. Гитлер спросил, перешли ли французы границу. Получив ответ, что они этого не сделали, он заверил Бломберга, что этого и не произойдет. В отличие от Бломберга, который все время очень нервничал, Нейрат на протяжении всего кризиса оставался очень спокойным и горячо убеждал Гитлера поддерживать жесткий курс.

О политике Франции у нас разговор впереди. Головокружение от успехов у некоторых руководителей парижского масштаба слишком дорого обошлось французкому народу.

Генерал Гудериан на допросе французскими офицерами после окончания Второй мировой войны сказал: «Если бы вы, французы, вмешались в Рейнской области в 1936, мы бы проиграли все, и падение Гитлера было бы неизбежным».

Сам Гитлер сказал:

«48 часов после марша в Рейнскую область были самыми изматывающими в моей жизни.

Если бы французы вошли в Рейнскую область, нам пришлось бы ретироваться с поджатыми хвостами.

Военные ресурсы, находившиеся в нашем распоряжении, были неадекватны даже для оказания умеренного сопротивления.»

А как реагировала Британия?

Парадокс, однако, заключался в том, что безопасность Франции, создавшей санитарный кордон и давшей гарантии восточноевропейским государствам, была теперь связана с безопасностью Британии. Агрессия Германии против восточноевропейских государств влекла за собой франко-германскую войну, в которую неизбежно была бы вынуждена вступить Британия.

Но Британия не протестовала. Более того, Британия считала, что немцы «просто вошли в свой огород, как мы к примеру в Портсмут».

Член палаты общин Гарольд Николсон писал в своем дневнике: «Сделать ничего нельзя. В парламенте ужасно прогерманские настроения». Как Вам-а? Вдобавок ко всему лидеры британских доминионов выступили категорически против «эскалации конфликта». Мне чего-то кажется что кто-то помог австралийским шахтерам и индийским рикшам занять именно такую позицию.

Чтобы хоть как то сохранить лицо начался очередной раунд переговоров между союзниками и их странами-саттелитами в Восточной Европе. 31 марта 1939 года очередные «гарантии» были даны Польше.

Итак, пес еще не кусался, но уже громко рычал и лаял. Почему бы его не пристрелить от греха подальше?

Некий известный историк, по случайному совпадению проживающий в Британии с пеной у рта доказывает нам — Сталин, готовившийся к агрессии против Германии и Румынии летом 1941 года специально «убирал барьеры» в виде нейтральных государств или буферных зон. Прочитав сей тезис, я скромно опустив глаза вопрошаю: А зачем это с 1936 года понадобилось Британии?

Руслан Бизяев

2 комментария

Написать комментарий
  • Гость
    06 июня 2020
    И если поживём...
    Ответить
  • Гость
    06 июня 2020
    И такое бывает.
    Ответить