ОбществоИсточник24 июн.

Бред на солнцепёке, или Берлинский синдром

Во время своего визита в Германию президент Украины Владимир Зеленский использовал уже знакомый со времён Порошенко набор призывов к Западу: ужесточить санкции против России, не допустить губительного действия «Северного потока – 2», совместными усилиями вернуть Украине Донбасс и Крым. На фоне жары канцлеру Меркель стало немного нехорошо. Что касается украинского лидера, он держался молодцом. Впрочем, как позднее выяснилось, последствия жары сказались и на нём.

(Из ленты новостей)

Нас водила молодость… Эдуард Багрицкий

Галстук смят на стуле, Глазки смотрят врозь. Вовочка! Вовуля! Что с тобой стряслось? Грипп или ангина? Потерял покой. Весел был в Берлине – Дома никакой. Смотришь, как незрячий, В панике врачи, Странный и горячий Бред несёшь в ночи: – Санкций! Больше санкций! Для врагов – петля! И не вам бояться Окриков Кремля! Не молчите, фрау! Битте, вас ист дас? Мы вернём обратно Крым наш и Донбасс! Вова, что ты? Что ты? Вова смотрит вдаль. Докторам забота, И родным печаль. – Тётя! Тётя Меркель, Встреча – как презент! Я, в натуре, верьте, Справжній президент! Ведь не мы войною Вышли на Восток, Зло совсем иное – Mòskau! Видит бог! Ах, Владимир, мальчик! Что за тяжкий бред? На Донбассе, значит, И войны-то нет? Вдумайся немножко, Что же я несу? Слышишь?! Вновь бомбёжки! Это ВСУ. И не вы ль с майдана Гнали подлецов? Тех, предавших рьяно Дедов и отцов. Тех, кто с новой верой Шёл в Донбас и Крым. Но ответ «бандерам»: – Нет! Вас не хотим! Ох, не слышит Вова, Болен наш гарант. Повторяет снова: – Помню, юный франт, Я гулял по Ялте (Чисто! Нету ГМО) И с мечтой о яхте Кушал эскимо. А теперь в угаре, А теперь в дыму, Там военный лагерь! В рідному Крыму! Что нам делать, братцы? Как лечить его? Санкций! Дайте санкций! Больше ничего. Вот пришёл профессор (Добрый взгляд врача) – Отойди, агрессор! – Вова закричал. – Пусть придёт в палату Стая верных СМИ! Дядя Дональд, в НАТО Нас скорей прими! Но профессор криком Не смущён всерьёз. – Вовочка, скажи-ка... – Задаёт вопрос И подходит ближе. – Видишь что, сынок? – Очень страшный вижу Северный поток! Он идёт стеною, С надписью «Москва», Тучей над страною… Нет! Потоков два! И слабеют силы, Сделали укол. – Захворал ты, милый, Правда, не прикол. А скажи, болезный, (Как дрожит кровать!) Было бы полезно От тебя узнать, Нет ли раздвоенья В личности твоей. Вроде стал ты Беней, Иль ещё страшней. Нет ли мысли, к слову, Мол, в уме погром – Был я прежде Вова, Нынче стал Петром. Ведь, голубчик, бредом Вы с ним близнецы. Нам секрет неведом: Разные отцы, Разные по банкам Цифры на счетах, Но во лжи, однако, Вы (увы и ах!) Как один болящий! Но молчит Вован. Вдруг рукой дрожащей Указал пацан В угол! И от жути Вновь забила дрожь: – Кто ты? Путин! Путин! Отойди! Не трожь! Нас водила молодость Строем в КВН! А теперь по ходу мы Поднялись с колен. Мы рулим державою, Речь полна реприз! Так что вы, пожалуйста, Крым верните, плиз! Нет! Не так! Владимир, прям Будет мой совет: Крым необходим ли вам? Ну, ведь вижу, нет! Так пускай он ангелом К нам домой летит! А за это Ангела Санкции скостит! Вовочка-морковочка! И грустят врачи. Неужели, Вовочка, Ты неизлечим? Тут профессор: – Ясно мне! Дрожь и страх, и гнев – Хворь весьма опасная, Это перегрев. Ангелу колбасило, Но она – боец. Ей хватило «вассера», А Вован – юнец. Поправляйся! Лечится Солнечный удар. Станешь в строй, конечно, же Отойдёт кошмар. И поскачешь лихо, друг, Не пойдешь в дурдом. Но запомни: психика Лечится трудом. Так что без обеда ты, Вовочка трудись, Для народа бедного Улучшая жизнь. Отвечай на чаянья, Оставляй понты. Может, не случайно всё? Может, избран ты, Чтобы клюнуть в темечко Гетманов брехни, Чтоб ушло их времечко Бреда и фигни. Иван ПЕЧЕРНИКОВ Художник – Илья Гельд