ОбществоИсточник10 окт.

Минский Нюрнберг 1946 г.: на скамье подсудимых 18 нацистских преступников

nk_hauz/-mjcpjfzvypaeypf2ipa.jpg

Белорусская ССР приняла на себя первые удары группы армий «Центр». Минск пал 28 июня 1941 года, жестокие бои на территории Белоруссии шли до сентября. Освободить ее полностью удалось лишь в конце июля 1944 года. 

До войны в БССР было около 9200000 жителей, погиб каждый четвертый. За три года оккупации нацисты замучили, расстреляли, повесили, заживо сожгли и отравили газом в «душегубках» более 2200000 стариков, женщин, детей и военнопленных. Угнали в Германию под страхом расстрела более 380000 человек. Оккупанты разграбили и разрушили 209 из 270 городов и районных центров, уничтожили 9200 сел и деревень (из них 618, включая Хатынь, сожжены вместе с жителями). Список этих преступлений стал базой обвинения на открытом Минском процессе 15–29 января 1946 года.

Перед судом предстали 18 преступников разных званий и должностей.

Процесс длился две недели, выступили десятки свидетелей, девять адвокатов, медицинские эксперты, духовенство. Большинство подсудимых сознались во всех своих преступлениях. Военный Трибунал признал виновными всех и приговорил: Рихерта, Герфа, Эрмансдорфа, Вайсига, Фалька, Коха, Лангута, Митмана, Гесса, Молла, Бурхарда, Битнера, Фишера — к смертной казни через повешение; Гетце, Хехтля — к 20 годам каторжных работ; Гетериха, Роденбуша — к 15 годам каторжных работ. Смертная казнь состоялась 30 января на ипподроме при огромном стечении людей.

Допрос криминал-комиссара гестапо Г. Коха о его преступлениях.

Кох: Я был комендантом лагеря деревни Орехи, в лагере находилось 3 тысячи человек, подозреваемых в связях с партизанами, а также партизанские семьи: дети, женщины и старики. Этих людей мы умерщвляли с помощью душегубок, а также тем, что содержали их на голодном пайке. Обычно дети очень быстро умирали от голода. Мужчин мы отправляли на работы в Германию, а женщин и детей в Майданек.

Председательствующий: Какое участие вы принимали в расстрелах советских людей и сколько лично расстреляли?

Кох: 500 человек. (Шум в зале).

Прокурор: Расскажите о случае расстрела в 1943 году 15 человек, среди которых были 3 женщины. Сколько вы лично расстреляли?

Кох: Всегда при расстрелах я сам расстреливал лично первых 3–4–5 человек для того, чтобы показать своим подчиненным, каким должен быть гестаповец.

Прокурор: Это было наглядное преподавание?

Кох: Так точно.

Прокурор: Скажите, Кох, помимо 2 000 человек, расстрелянных в Орле, вы дополнительно расстреляли еще 40 человек, среди которых были дети? За что вы их расстреляли?

Кох: Эти люди имели коммунистическое мировоззрение. Среди них были 9 женщин и 8 детей от 2 до 10 лет.

Прокурор: У детей тоже было коммунистическое мировоззрение?

Кох: У нас был принцип, чтобы уничтожать и детей.

Прокурор: У вас дети есть?

Кох: Да, имею 3-х.

Прокурор: Какого возраста?

Кох: 1 год, 3 года и 5 лет.

Прокурор: Их можно в чем-либо политическом обвинить?

Кох: Нет, конечно нет.

Прокурор: По какому принципу вы расстреляли 8 советских детей? Они ни в чем не повинны.

Кох: Это было уничтожение населения другой расы. (Отвечая на вопрос прокурора, Кох говорит об обстоятельствах расстрела 3 офицеров Красной Армии).

Прокурор: В чем же вы их обвиняли? В том, что они русские?

Кох: Да, это была просто ненависть к русским.

Председатель Трибунала: Скажите, какие методы вами применялись при допросах?

Кох: Допрашиваемым мы заламывали руки назад, подвешивали на дверь, загоняли иглы под ногти, избивали палками, пытали электричеством, загоняли шомпола в заднюю часть тела.

Источник