Николай Пирогов и Одесса: к 210-летней годовщине со дня рождения (В.Головань)
Общество13 декабря 2020

Николай Пирогов и Одесса: к 210-летней годовщине со дня рождения (В.Головань)

«Народ, имевший своего Пирогова, имеет право гордиться». Н. В. Склифосовский.

Родился Николай Иванович Пирогов, будущий великий ученый, гениальный первопроходец в медицинской науке и практике, известный общественный деятель, новатор в области обучения и воспитания молодого поколения 13 (25) ноября 1810 года в Москве, в многодетной семье военного казначея.

О жизни, многогранной и плодотворной деятельности этого великого человека написано множество серьёзных исследований и популярных статей. Однако недолгий одесский период, о котором мы хотим напомнить, освещён далеко не полно, а порой весьма поверхностно и даже примитивно.

Вот как о нём, например, пишут в Малом энциклопедическом справочнике «Великие люди Украины», изданном в 2019 году: «После падения Севастополя Пирогов вернулся в Петербург, где на приёме у Александра II доложил о бездарном руководстве армией князем Меньшиковым. Царь не захотел прислушаться к советам Пирогова, и с этого момента Николай Иванович впал в немилость. Он вынужден был уйти из Медико-хирургической академии.

Назначенный попечителем Одесского и Киевского учебных округов, Пирогов пытается изменить существовавшую в них систему школьного образования. Естественно, его действия привели к конфликту с властями, и ученому вновь пришлось оставить свой пост».

Жаль, что подобное встречается не единожды. Вот что, буквально высосав из пальца, написали в Одессе, вспоминая Николая Пирогова в день его рождения: «После войны хирург возвращается в Санкт-Петербург, но из-за конфликта с императором попадает в опалу. А спустя несколько лет его вообще увольняют с государственной должности и высылают в Одессу».

И это несмотря на то, что имя Н. И. Пирогова по праву должно находиться в первом ряду плеяды великих людей, среди тех, кто вписал не одну страницу в славную историю Одессы, способствовал её процветанию и прославил в веках. К сожалению, даже в одесском биографическом справочнике «Они оставили след в истории Одессы» его нет. Изданная 10 лет назад тиражом всего 200 экземпляров книга бывшего военного хирурга Т. М. Бараева «В святых местах искания истины (Пирогов в Одессе: к 200-летию со дня рождения)» не в состоянии восполнить этот пробел.

Знакомство и связь Николая Ивановича с Одессой, новороссийским генерал-губернатором, наместником на Кавказе и командующим войсками князем М. С. Воронцовым и его одесским окружением состоялось в 1847 году, когда он с группой врачей участвовал в оказании помощи раненным в боях с горцами. В последующие годы Пирогов неоднократно бывал в нашем городе, среди его коллег было много одесситов, с которыми он поддерживал дружеские отношения до последних дней жизни. Перед смертью он последний раз побывал в Одессе.

Вернувшегося в декабре 1855 года из Севастополя с театра боевых действий в Петербург всемирно известного хирурга Николая Ивановича Пирогова, вставшего «рядом с нашими народными героями», награждённого орденом св. Станислава 1 степени, ждала блестящая перспектива карьерного роста. Однако после встречи с императором Александром II вдруг 4 января 1856 года президенту Медико-хирургической академии действительному статскому советнику П. А. Дубовицкому последовал его рапорт об отставке. Мотив — «расстроенное здоровье и домашние обстоятельства».

Суждения на сей счёт до сих пор самые различные. Николая Ивановича обвиняли в «подрыве авторитета военной администрации» за многократно высказываемые проблемы армии и организации медицинской помощи в войсках. Из Севастополя он пишет: «Сердце замирает, когда видишь перед глазами, в каких руках судьба войны». Накануне возвращения в Петербург в письме от 14 мая 1855 года читаем: «Не нужно быть большим стратегом, чтобы понимать, какие делаются здесь глупости и пошлости, и видеть, из каких ничтожных людей состоят штабы... грубые ошибки, нерешительность и бессмыслицу, господствующую здесь в военных действиях».

Многих шокировали его прогрессивные взгляды, прямота и бескомпромиссность суждений. Наконец, тяжело было избежать конфликтов с посредственностями, всегда завидовавшими ему. Определиться на будущее всемирно известному доктору медицины с двадцатилетним стажем помогла многолетняя тяга к педагогике, его постоянные контакты с прогрессивно мыслящей профессурой и студенчеством.

Время увольнения (указ подписан в июле 1856 года) совпало с публикацией в июльском номере журнала «Морской сборник» первой педагогической статьи Н. И. Пирогова — отрывков из его рукописи «Вопросы жизни». С ней он вошёл в педагогику, положив начало широкому общественно-педагогическому движению 60-х годов 19 века. Педагогика стала «жизненным вопросом, обратившим на себя внимание лучших людей нашего общества», как отметил революционер-демократ, публицист Д. И. Писарев.

В ней он сразу заявил о себе как о крупнейшем теоретике и мыслителе в области педагогики. Статья содержала не только резкую критику существовавшей системы воспитания, образования и обучения юношества, но и отличалась глубиной и злободневностью поставленных проблем, убедительностью доводов и формой изложения, предложенными способами их решения. Статья получила оглушительный общественный резонанс, сделав очевидным разлад между жизнью и школой,она высветила самую злободневную, самую болезненную сторону тогдашней российской действительности — серьёзные недостатки воспитания подрастающего поколения.

Основную задачу назревшей реформы образования автор видел в предназначении школы, которая «должна готовить сознательных членов общества, способных не приспосабливаться к злу, а бороться с ним, выдерживать неравный бой» и заниматься воспитанием личности молодых людей, реализуемом в учебном процессе. Об этом достаточно убедительно свидетельствует ставший широко известным его афоризм: «Все готовящиеся быть полезными гражданами должны сначала научиться быть людьми».

Вопросы народного образования и воспитания стали широко обсуждаться и освещаться на страницах таких популярных периодических изданий того времени, как «Современник» и «Морской сборник». Раскрывшийся талант Пирогова-педагога заинтересовал великую княгиню Елену Павловну, давно знавшую его.

Она проявила заинтересованность его отчётом о состоянии медицины в Кавказской армии, когда летом 1847 год Николай Иванович с группой врачей организовал оказание медицинской помощи раненым и больным холерой в Дагестане во время долгого и кровопролитного Салтинского сражения. Именно там хирург впервые начал оперировать раненых при массовых поступлениях в полевых условиях с помощью эфирного наркоза. Там состоялись его встречи с наместником на Кавказе и главнокомандующим войсками князем М. С. Воронцовым, который всемерно поддерживал его стремление уменьшить страдания раненых. Приходилось с опасностью для жизни оперировать и горцев.

По-настоящему великая княгиня оценила Пирогова со времени создания Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия во время Крымской войны. Она увидела в нём «не только двигателя науки, но и замечательного общественного, в высшей степени честного, деятеля». Её усилиями 6 ноября 1854 года был отправлен первый отряд из 32 сестёр в Севастополь под руководством А. П. Стахович, где их ожидал Н. И. Пирогов.

Следует отметить, что именно либеральный кружок Елены Павловны выдвинул Николая Ивановича Пирогова на пост попечителя Одесского учебного округа. Он согласился на это предложение после того, как программа его действий «была принята Министерством народного просвещения». Его глава А. С. Норов предложил ему принять деятельное участие в воспитании юношества, заняв пост попечителя Одесского учебного округа, сменив вышедшего в отставку Павла Григорьевича Демидова. Более того, в правящих кругах ходили слухи, что прославленный учёный со временем может стать товарищем министра и даже министром народного просвещения.

16 апреля 1857 года высочайшим приказом по гражданскому ведомству Пирогов был назначен попечителем округа. Нередко это назначение рассматривают как «царскую немилость», последовавшую за «вольность суждений». На деле же это было явное повышение, так как должность выгодно отличалась от профессорской по рангу — была генеральской (IV-III класс по Табели о рангах — действительный статский советник или тайный советник), у него было право назначать директоров гимназий, утверждать на должности инспекторов и учителей, а также широкая власть в хозяйственных вопросах.

Самое главное — Н. И. Пирогов на новой должности получил уникальную возможность практически воплощать в жизнь свои взгляды и замыслы. До вступления в должность молва донесла слухи о том, что это человек «с тяжёлым характером, грубыми манерами», однако уже первые встречи с ним убедили в нелепости слухов.

«Новороссийский календарь» на 1857 год сообщает, что канцелярия исправляющего должность попечителя Одесского учебного округа находилась на Преображенской улице в доме Великанова, а квартировал Николай Иванович на Нежинской улице в доме Семериа. По другим сведениям, во время своего непродолжительного пребывания в Одессе (год и десять с половиной месяцев) он жил и работал на Дерибасовской, 31, напротив Горсада в квартале между Колодезным переулком и Преображенской. Позднее там находилась гостиница «Франция», а сейчас — жилой дом, торговые помещения, легендарный «Гамбринус» и знаменитый «Пассаж». Там же установлена мемориальная доска.

Летом, во время отпуска, Пирогов с большим удовольствием вместе с семьёй отправлялся в расположенную неподалеку от Одессы немецкую колонию Люстдорф, где снимал небольшой домик. Там, выделив под своеобразную сельскую амбулаторию одну комнату своего скромного жилища, он принимал больных. Современники помнили всегда сосредоточенного, внешне обманчиво сурового, сутулого и угрюмого человека с почти голым черепом, крайне небрежно одетого во всё черное. На самом деле в общении он проявил себя в высшей степени доброжелательным, простым в обращении и доступным, несмотря на генеральский чин.

На портрете одесского периода, датируемом 1857 годом, Николай Иванович изображён в характерной для него «закрытой» позе, свободном пальто, левый лацкан которого запахнут на груди, а кисти рук спрятаны в рукава, без усов, с бородой и бакенбардами. Выглядит он утомлённым и печальным.

В октябре 1856 года Одесса стала местом административной и научно-педагогической деятельности Н. И. Пирогова, где на практике стали применяться его теоретические взгляды на воспитание и образование подрастающего поколения. Они охватывали многие животрепещущие вопросы тех лет: роль университетов в социально-экономическом развитии страны; единство научной, учебной и воспитательной работы; совершенствование учебно-воспитательного процесса; высокие требования к преподавателю; обязательное уважительное отношение к ученикам.

Начал он с инспекционной ознакомительной поездки по вверенному ему округу (это две области — Бессарабская и Войска Донского и три губернии — Екатеринославская, Таврическая и Херсонская) с целью выяснения состояния народного образования и анализа деятельности учебных заведений. Трижды выезжал в длительные, до месяца, командировки, неделями трясся по бездорожью для ознакомления с состоянием школ не только в городах, но и в самых отдалённых, захолустных местах, решительно избегая при этом торжественных встреч.

Обходя школы и гимназии, он просиживал целые уроки в классах, глубоко вникая в ход преподавания, беседовал с учениками, учителями и руководством, принимал участие в заседаниях педсоветов. При этом вёл себя скромно, без всякого генеральского высокомерия. В результате была получена богатейшая информация о состоянии дел в учебном округе. Начальное образование как основа обучения, воспитания и становления личности оказалось настолько запущенным, что во многих селениях отсутствовали даже элементарные школы первой ступени.

Вместо механического «зазубривания» учебного материала он был за «возбуждение любви к занятиям и развитие самостоятельного разума». Его особой заслугой была решительная борьба против применения телесных наказаний в процессе обучения, которые использовались в то время как общеупотребимое средство исправления поведения и повышения успеваемости учащихся в начальных и средних школах. Эту проблему попечитель поставил на обсуждение общественности, использовав, в частности, газету «Одесский вестник», где 15 апреля 1858 года была опубликована его статья «Нужно ли сечь детей в присутствии других детей?». И, как результат, ещё задолго до официального «Указа об изъятии от телесных наказаний учащихся средних учебных заведений» (7 декабря 1864 года) это зло фактически было изжито в учебных заведениях Одесского округа, что заметно укрепило авторитет попечителя.

Неутешительными были дела и в «главном светильнике края» — Ришельевском лицее, предназначенном быть центром образования всего Северного Причерноморья. По мнению попечителя, лицей представлял собой «жалкое заведение», которое «еле светит и не решает даже самых кричащих проблем», связанных прежде всего со все возрастающими потребностями в квалифицированных специалистах, что «может привести просвещение целого края в совершенный упадок». Особую опасность представляло то обстоятельство, что лицей был практически недоступен для детей разночинцев, мелких чиновников и ремесленников.

Именно поэтому Николай Иванович высказал предложения по реформированию учебного и воспитательного процессов, и в первую очередь в Ришельевском лицее. Настаивая при этом на преобразовании его в «средоточие просвещения» целого края — Новороссийский университет. Задача состояла в том, чтобы университет как высшее учебное заведение мог готовить специалистов различных отраслей знаний, способных содействовать развитию в обширном крае сельского хозяйства, промышленности, медицины, изучению истории, этнографии, языкознания. Это было особенно важно для слабо исследованного края.

В целом ряде документов тех дней он развивает занимавшую его идею создания университета, составляет подробный план её реализации. При этом он тесно сотрудничал с генерал-губернатором Александром Строгановым, который активно поддерживал Пирогова. Николай Иванович особое внимание уделял созданию учебно-материальной базы университета, в том числе специализированных кабинетов; подбору и расстановке профессорско-преподавательского состава. Серьёзным успехом на этом пути стал перевод лицея в новое здание на улице Дворянской, сооружённое по проекту архитектора А. С. Шашина, заложенное ещё 17 апреля 1852 года и осуществленное вскоре после вступления в должность нового попечителя.

В день празднования новоселья 1 сентября 1857 года «блестящую речь произнес его превосходительство господин попечитель Одесского учебного округа Николай Иванович Пирогов». Он отметил, что новое «помещение для учащихся, кабинетов и лабораторий увеличено не напрасно». И действительно, его приобретение повлияло на успех усилий по открытию университета. В апреле следующего года попечитель вновь подает записку «О преобразовании Одесского лицея в университет». Проект был одобрен министром народного просвещения Е. П. Ковалевским за исключением медицинского факультета, открытие которого откладывалось из-за нехватки средств.

10 июня 1862 года император Александр II повелел «учредить Новороссийский университет в Одессе, преобразовав для сего в университет тамошний Ришельевский лицей». Открыть университет с тремя факультетами: историко-филологическим, физико-математическим и юридическим планировали 1 августа 1863 года. Однако из опасения, что он станет «сосредоточием не только научной и учебной мысли, но и возможным катализатором политической активности молодёжи», открытие перенесли ещё на три года. И только 1 (13) мая 1865 года на юге Российской империи в Одессе был открыт Императорский Новороссийский университет.

Пирогов предпринял радикальные меры по улучшению методики преподавания в лицее, использованию наглядности, созданию новой учебно-материальной базы в открывшемся здании: химической лаборатории, минерального, астрономического, физического и других кабинетов, приобретению новых приборов, в том числе из заграницы, пополнению библиотечного фонда. На это была потрачена значительная часть из выделенных на оборудование 25 тысяч рублей.

В стремлении сделать обучение общим, доступным для всех «без различия сословий и состояний», Николай Иванович добился разрешения принимать в лицей детей не только дворянского сословия, но и купцов, ремесленников и разночинцев — наиболее подготовленных выходцев из простонародья.

В Одессе Николай Иванович практически ежедневно посещал гимназии, школы, сам проводил уроки, встречался с учителями, давал методически советы. В истории первой женской гимназии, бывшего девичьего пансионата госпожи А. Э. фон Оглио, будущей Мариинской гимназии, отмечено, что открыт он был по разрешению попечителя учебного округа. Там Николай Иванович давал уроки естествознания и анатомии.

Показательно внимание Николая Ивановича к учителям. Это и введение определённых мер по оказанию им материальной помощи, и усиленные рекомендации заниматься научными и литературными трудами, которые печатались в «Записках Одесского общества истории и древностей», и открытые курсы практической педагогики с обязательным их посещением с целью повышения квалификации.

Военная муштра, существовавшая в гимназиях со времён реакции императора Николая I, вызывала неприятие и возмущение у Н. И. Пирогова. Уделяя значительное внимание развитию физических сил учащихся, их «телесной ловкости», он обратился в министерство народного образования с письмом «О замене маршировки преподаванием гимнастики», добился согласия на проведение гимнастики на научной основе, по специально разработанной программе и под наблюдением врача. Особое внимание он уделял восстановлению здоровья детей слабого физического развития. Ему принадлежит заметная роль в организации первых общеобразовательных, всесословных, общегендерных воскресных школ.

На службу начатому благородному делу им была поставлена газета «Одесский вестник», которую власти с 1 января 1858 года с трудом передали Ришельевскому лицею с его мощным интеллектуальным потенциалом. Сделано это было по настоянию попечителя «для доставления лицею мощного органа действовать как на просвещение, так и на нравственную сторону всего населения края», способствуя единению его разноплеменного населения. Николай Иванович выражал надежду на то, что «газета даст всем и каждому возможность в полный голос опровергать неправду, вскрывать ошибки».

Новое независимое направление газеты в руках либерально настроенных редакторов, идейно руководимых Н. И. Пироговым, вызвало резкое неприятие реакционных кругов. В полетевших с разных сторон доносах звучали обвинения в свободомыслии и вольнодумстве, насаждении реформ, разрушающих устоявшиеся в России воспитательные традиции, развращении интеллигенции, подрыве авторитета местных властей. После отъезда Пирогова в Киев «Одесский вестник» вновь перешёл под руководство генерал-губернатора, что повлекло за собой новые пертурбации.

Весьма разносторонняя плодотворная деятельность Николая Ивановича была высоко оценена министром народного просвещения А. С. Норовым, отметившим, что ни в одном учебном округе России не делалось так много для отечественного образования, как в Одесском округе Н. И. Пироговым. Совсем иначе она воспринималась в Одессе, и вскоре отношения попечителя-реформатора и генерал-губернатора с его окружением заметно обострились. Это касалось и обвинений в крамольной идее о расширении приёма в университеты, и «возбуждении господином попечителем нездоровых, свободолюбивых настроений среди населения, особенно студенческой молодёжи», подрывающих авторитет власти.

Александр Строганов

В Одессе — культурном центре южно-русского еврейства, где преобладала еврейская интеллигенция, Николай Иванович вплотную столкнулся с так называемым еврейским вопросом и проявил себя энергичным защитником еврейского народа. Спустя четыре месяца после вступления в должность, после серьёзного изучения и анализа, не стесняясь общественного мнения, «с беспристрастием представил состояние еврейского образования в настоящем его виде» и направил министру народного просвещения «докладную записку относительно образования евреев».

Первая статья Пирогова по еврейскому вопросу «Одесская Талмуд-Тора» (Талмуд-Тора — религиозные учебные заведения для мальчиков из малообеспеченных еврейских семей), опубликованная в «Одесском вестнике», вызвала заметную реакцию в ряде изданий по стране, в том числе и столичных. Высоко оценив еврейские школы, Пирогов предлагает их как пример для подражания в других школах округа.

Николай Иванович неоднократно заявлял, что «национальные предубеждения ему противнее всего», что «в деле воспитания… национальностей нет, все дети равны». Он отстаивал украинский язык в малороссийских школах, «якшался с жидами», был сторонником организации национальных еврейских и татарских школ, противником ущемления поляков. Его гуманное отношение к людям разных национальностей и вероисповедания, живущих в крае, рушило схему «разделяй и властвуй» и не могло пройти бесследно.

В Одессе Николай Иванович ни на день не оставлял главного дела своей жизни — работу врача. Приём больных он вёл в свободное от основной работы время не только в городской больнице, но и в рабочем кабинете. Продолжал Николай Иванович и активно оперировать в хирургическом отделении городской больницы, реже — в военном госпитале. Он первым со страниц «Одесского вестника» настоятельно рекомендовал врачам лечить бедняков бесплатно. Сам, несмотря на занятость, раз в неделю проводил операции бесплатно. Особое внимание он уделял использованию в лечении одесских лиманов.

18 июля 1858 года состоялось решение о переводе Н. И. Пирогова на должность попечителя Киевского учебного округа. Это перемещение после непродолжительной службы в Одессе во многом было связано с различного рода столкновениями его убеждений, независимости мышления и действий в делах научных и общественных со взглядами властей. Комментируя перевод его в Киев, Строганов заметил, что «Пирогов оправдал пословицу — "язык до Киева доведет"».

За время работы в Одессе Николай Иванович приобрёл огромную популярность среди сослуживцев и прогрессивных кругов общественности города, массу почитателей. Его общительность, доступность и отзывчивость снискали общую любовь. Убедительным её проявлением стали торжественные и теплые проводы при переводе в Киев. Сердечно прощались с ним на двух званых обедах. Многочисленные выступающие благодарили попечителя за труды на поприще просвещения и распространения культуры в крае. Звучала хвала «незабвенному начальнику, ревностному поборнику науки, истинному другу и благодетелю страждущего человечества».

Покинув Одессу, Николай Иванович, сохранил глубокую духовную связь с нашим городом и его лучшими представителями. В течение следующих нескольких лет он оставался вдохновителем начатого им дела борьбы за организацию университета. С этой целью, в частности, он поддерживал связь с заменившими его на посту попечителя Н. Р. Ребиндером, М. М. Матвеевым и А. А. Арцимовичем, при котором его проект был реализован. Открытие Новороссийского университета состоялось 1 мая 1865 года. Известно, что его Совет на первом заседании 4 мая 1865 года «как проявление благодарности за заботы и помощь в открытии в Одессе высшей школы», выбрал Пирогова почётным членом университета. Николай Иванович смог посетить своё детище только во время короткого пребывания в Одессе в сентябре 1866 года.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов, уже в почтенном возрасте 67 лет, около семи месяцев Пирогов находился на театре военных действий и в тылу действующей армии. По поручению Главного управления «Российского общества попечения о раненых и больных воинах» он занимался «всесторонним осмотром в подробностях лазаретов и прочих санитарных учреждений, а также санитарных поездов». Фактически он был главным деятельным консультантом по всем вопросам организации медицинского обеспечения войск.

В этот период он трижды побывал в Одессе, проверяя готовность госпиталей Одесского военного округа к приёму раненых. Первый раз — в августе 1877 года, во время проверки готовности госпиталей прифронтового военного округа, когда было обеспечено размещение там «несколько сотен раненых». Второй раз в сентябре — при инспектировании лазаретов Дунайской армии, в том числе в Одессе и Раздельной. И в третий раз — в феврале 1878 года, когда пришлось организовывать проведение специальных карантинных мер из-за угрозы распространения тифа и других инфекционных болезней.

В Одессе, которая была эвакуационным пунктом действующей армии, он провёл ряд межведомственных совещаний, создал обсервационно-карантинные пункты на железнодорожной станции и на берегу моря «в ограде и зданиях карантина». Немаловажную роль Пирогов сыграл в превращении одесского госпиталя в достаточно мощное лечебное учреждение 2-го класса, размещенное во вновь построенных зданиях на улице, носящей ныне его имя.

Последний раз Н. И. Пирогов побывал в Одессе за несколько месяцев до своей смерти — летом 1881, когда, уже тяжело больным, лечился на Куяльницком лимане. Последнее лето своей жизни Николай Иванович Пирогов провёл на даче своего друга известного одесского врача Алексея Васильевича Бертенсона, который многие годы был главным врачом городской больницы и возглавлял Общество одесских врачей. С 1868 года он много лет подряд арендовал городское лиманно-лечебное заведение на Куяльнике, добившись заметного оживления курорта, особенно после проведения туда в 1873 году железнодорожной ветки. В 1892 году открылась новая водо-грязелечебница — одна из самых высокомеханизированных, красивейших в тогдашней России.

И даже тогда, несмотря на плохое самочувствие, Н. И. Пирогов оставался верным себе, продолжая безотказно принимать многочисленных больных, бесплатно принося им реальную пользу. Свидетельствует жена доктора Бартенсона: «У нас поселился знаменитый Пирогов. Больные осаждают нашу дачу, хотят, чтобы он дал им совет. Жена Пирогова заявляет, что её муж болен и принимать не может. Больные умоляют, рыдают, ужасная сцена. В это время появляется сам Пирогов. Узнав в чём дело, он объявляет, что будет каждый день принимать бесплатно».

Спустя месяц, 10 августа она пишет: «Пирогов буквально тает. Жалко смотреть, как страдает этот человек с великим прошлым. Но когда его осаждают больные, мы утешаем себя тем, что знаменитый профессор приносит им пользу». 19 августа «Одесский вестник» сообщил об отъезде Пирогова.

23 ноября (5 декабря) 1881 года Николай Иванович Пирогов скончался в своем имении. На следующий день, в воскресенье, 6 декабря Общество одесских врачей сообщило о его кончине и пригласило своих членов 8 декабря на панихиду в здание лечебницы на Гаванной улице.

На заседании 8 декабря Городская дума почтила память «мужа науки и друга человечества» Н. И. Пирогова. По представлению Совета врачей городской больницы дума приняла решение поддержать их желание «выразить особым знаком уважение нашему знаменитому хирургу»: 1. Назвать хирургическое отделеие больницы «Пироговским». 2. Над входной дверью отделения поместить надпись: «Пироговское отделение Одесской городской больницы». 3. В первой палате отделения поставить портрет Пирогова.

Сегодня в Одессе о Николае Ивановиче Пирогове напоминают названные в его честь улица и переулок, мемориальные доски на домах, где он жил и трудился.

Его имя носит клинический санаторий «Куяльник». С 1954 года наш медицинский институт был имени Н. И. Пирогова, в 1960 году на главном здании института был установлен его бюст. Имя утрачено в пользу Винницкого медицинского института постановлением Совета министров УССР от 1960 года.

В краткой истории военно-медицинского клинического центра (411-й военный госпиталь) в Одессе отмечено: «Имя Николая Ивановича Пирогова носит и одесский окружной госпиталь». Это утверждается и в изданной в 2016 году Одесской областной библиотекой для юношества им. В. В. Маяковского книге из серии «Учёные Одессы». Хотя официально присвоение имени Пирогова госпиталю не подтверждено. Кроме того, там также ошибочно значится, что «в нашем городе имя Н. И. Пирогова носит Одесский медицинский институт (сейчас Одесский национальный медицинский университет)».

Виктор Головань

1 комментарий

Написать комментарий
  • Гость
    13 декабря 2020
    Его имение находится на окраине города Винницы, с. Вишня раньше называлось, там же и национальный музей и недалеко небольшое кладбище при церквушке, где похоронены его сын и жена. Там же находится и его забальзамированное тело, это сделали его европейские коллеги после его смерти. В детстве класс водили на экскурсию. Приблизительно в 2000 году московские специалисты делали ребальзамирование. И село сейчас названо его именем. И Винницкий мединститут, кстати.
    Ответить
💬 Последние комментарии
без будущего
А кому это интерестно? Россияне уже плюются от вида этой плешивой рожи, а кому оно здесь понадобилось вообще загадка!
быдло схавает
Что то с математикой у автора плохо, даже хреново, смертность вдвое выше, а темпы сокращения 3%)))) это какой то бред для устрашающего заглавия!
без будущего
Из 73% дерьма, 23% дебилов будут поддерживать жоппоблок "за шерсть"
без будущего
"адэсса" ватный городок
смешались в кучу кони люди
А что такое бузина и при чем тут "писатель" и фашисты?
ГЫ
Ничего скоро лавочка прикроется. Пусть потешатся. Героям САЛА.
СВОБОДНАЯ УКРАИНА
ой ублюдки !! а это чмо медьведько ты выблядок хоть научись по УКРАИНСКИ ПИСАТЬ И РАЗГОВАРИВАТЬ. . ну что я могу вам всем пожелать. живите долго порализованными в леэачем положении и пусть ваши тела гниют при жизни за то все зло что вы ублюдки принесли в УКРАИНУ. правда она все таки выйдет наружу и вы суки ответите за все зло