О Русской народной республике лемков
Общество09 ноября 2020

О Русской народной республике лемков

В ноябре 1918 г. в мире появились два неведомых дотоле государственных образования – Республика Команча (Восточно-лемковская республика) и Русская народная республика лемков (Западно-лемковская республика).

Республика Команча – это не про индейцев из племени команчи, а про самопровозглашённую в селе Команча республику, объявившую курс на присоединение к Западно-Украинской народной республике (ЗУНР). В отличие от неё, появившаяся месяцем позже Русская народная республика лемков хотела присоедиться к России.

Обе республики находились на востоке современной Польши, где высок процент непольского населения. В период после Первой мировой войны, распада Австро-Венгерской и Российской империй новые государства возникали повсеместно.

К тому времени в Карпатах ещё жило население с общерусским сознанием, не исковерканным пропагандой украинского национализма, и украинство проникло в лемковскую среду относительно недавно. Потому-то Восточно-лемковская республика хотела к ЗУНР, а Западно-лемковская – к России.

Причиной такого сепаратизма стало намерение польских властей мобилизовать лемков в Войско Польское для участия в советско-польской войне. Убивать своих же соплеменников, таких же русских, как считали жители Западно-лемковской республики, или таких же украинцев, как считали жители Восточно-лемковской республики, никто из них не хотел. Мобилизация в польскую армию откровенно бойкотировалась, сотни лемков дезертировали из армии. Восточно-лемковская республика видела спасение в присоединении к ЗУНР, Западно-лемковская – в присоединении к России.

Не надо, впрочем, представлять русскость тогдашних лемков такой, как русскость современного жителя Донбасса, Подмосковья или Урала. Это была своя самобытная лемковская русскость, со своими языком, традицией и культурой. Вот пример вещания радиопрограммы «Голос карпаторусского народа», запущенной Лемко-Союзом в США по инициативе Николая Цисляка в 1943 г. Цисляк принадлежал к самому прорусскому крылу лемков, и свой лемковский говор считал диалектом русского языка.

Западно-лемковская республика рассматривала также вариант присоединения к Чехословакии, раз нельзя присоединиться к России в силу отсутствия с ней общей границы. Но чехословаки не хотели обострять и без того непростые отношения с Польшей. В 1919 году дошло до польско-чехословацкого вооружённого конфликта, и Прага не желала новой войны. Лемкам в присоединении отказали.

Забегая вперёд, отметим, что Прага была не так лояльна к прорусским симпатиям населения Карпат, как думали деятели Западно-лемковской республики. Это показало пребывание в составе Чехословакии Карпатской Руси (Закарпатья). Видный карпаторусский деятель Алексей Геровский описал печальный опыт жизни карпаторусов в Чехословакии в статье «Карпатская Русь в чешском ярме».

К ЗУНР Западно-лемковская республика присоединяться не хотела. Её жители не видели себя в составе марионеточного государства, руководимого идеологией украинского национализма.

И русская, и украинская республики лемков считали самым опасным врагом для себя Польшу. Ни в первой, ни во второй никто даже не помышлял о присоединении к польскому государству. Чтобы территории лемковских республик не вышли из-под контроля, Польша направила войска для их ликвидации. Восточно-лемковскую республику ликвидировали в январе 1919 г., Западно-лемковскую – в марте 1920 г.

Лидера русской республики лемков Ярослава Карчмарчика судили. Будучи юристом, Карчмарчик ссылался на право лемков воспользоваться знаменитыми четырнадцатью пунктами президента США Вудро Вильсона, один из которых предусматривал право народов на самоопределение. Польша, получив независимость после Первой мировой войны, тоже активно на них ссылалась. Так Карчмарчику удалось добиться своего освобождения.

Официальная украинская историография подробно рассказывает о ЗУНР и упоминает Восточно-лемковскую республику, а про Русскую народную республику лемков молчит, как будто её не было. Между тем русская лемковская республика оставила в истории более заметный след, чем украинская.

Во-первых, её сторонники были гораздо активнее своих национал-украинских оппонентов. Известно о суде поляков над Карчмарчиком, но о суде над лидерами проукраинских лемков не известно ничего.

Во-вторых, из среды русских лемков – православный мученик Максим Сандович (Горлицкий). Будучи униатом, о. Максим перешёл в православие и проповедовал истину Христову лемковскому населению. Следуя его слову, множество лемков вернулись к вере отцов. Австрийские власти несколько раз арестовывали о. Максима, а в 1914 г. без суда и следствия расстреляли в присутствии беременной жены и отца. Перед смертью о. Максим выкрикнул: «Да живёт Святое Православие! Да живёт Святая Русь!»

Жену о. Максима бросили в концлагерь Талергоф – место идеологического перевоспитания карпаторусского населения. Выйти из концлагеря можно было тем, кто публично отрекался от русскости и соглашался стать украинцем в той русофобско-националистической версии, какую насаждало австрийское командование. В застенках жена о. Максима родила сына. Как и его отец, он стал православным священником.

Польская православная церковь, Русская зарубежная церковь, Русская православная церковь и Украинская православная церковь Московского патриархата признали о. Максима священномучеником и внесли его имя в собор Галицких и Карпаторусских святых и месяцеслов.

Написана икона свщм. Максима, но практически никто из украинских верующих не знает, кто и почему на ней изображён.

Украинское государство, особенно после так называемой революции гидности предпочитает поклоняться политическому сатанизму под названием украинский национализм.

Валентин ЛЕСНИК

Написать комментарий
Авторские статьи