ОбществоИсточник18 мая

Польский борщ с еврейскими «ушками» придумали в Вавилоне

nk_hauz/-m_xtwvudqmxocw9mwle.jpg
© РИА Новости, Стрингер

Войны за кулинарное первородство супа показывают, до какой степени деградировало современное общество.

С приближением лета, которое обещает быть в этом году особенно жарким, в социальных сетях разгорается извечная война алой и белой окрошки. Тысячи пользователей азартно спорят о способах приготовления этого холодного супа, доказывая, что его лучше настаивать на квасе или, наоборот, на кефире. По счастью, эти баталии пока что не получили характер политического конфликта и не превратились в повод для международного дипломатического скандала. Хотя история горячего родственника окрошки — борща — показывает, что для разжигания ненависти можно использовать что угодно, включая поваренную книгу.

Украинские власти продолжают священную войну за первородство в приготовлении этого блюда, чтобы отстоять его от посягательств государства-агрессора.

«Мы стали еще ближе к внесению борща в нематериальное наследие ЮНЕСКО! Финишная прямая. Досье «Культура приготовления украинского борща» направляется сейчас в Париж для включения в Репрезентативный список ЮНЕСКО. Надеемся попасть в него как можно скорее. Имеем все перспективы. Украинский борщ — украинское национальное блюдо, у которого нет конкурентов. Хватить манипулировать и на почве «российскости» борща, потому что правды не изменить. Борщ — наш», — написал в прошлом месяце министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко.

Этот высокопоставленный чиновник лично руководит стратегическим наступлением на кулинарном фронте и уже готовится брать штурмом столицу Франции. А многочисленные солдаты диванной армии терроризируют любую иностранную знаменитость, если она осмеливается усомниться в украинском борщевом превосходстве.

Бывшая порнозвезда Саша Грей написала пост о борще, сопроводив его картинкой, где она предстала в образе девушки с этикетки шоколада «Аленка», да еще на фоне одного из московских соборов. После чего ее сразу атаковали украинские блогеры, требуя признать, что свекольный суп не российский, а украинский. Хотя это вызвало насмешки среди англоязычной аудитории. 

«Эволюция национальной идеи в Украине: При Кравчуке: добиться от мира признания независимости Украины. При Кучме: добиться признания того, что Украина — не Россия. При Ющенко: добиться признания Голодомора геноцидом. При Януковиче: добиться от мировой общественности признания права садить Тимошенко. При Порошенко: добиться признания России агрессором. Сейчас: добиться от Саши Грей признания борща украинским блюдом», — иронизирует по этому поводу историк и политолог Константин Бондаренко.

Проблемы начались и у Google, который, как считается, знает всё. В рамках проекта «Раскуси Россию» российское подразделение глобальной платформы представило список под названием «Десять русских блюд, вошедших в историю». Среди них оказался борщ, и это сразу же вызвало гневную отповедь со стороны украинского министра культуры.

«Опять выдают желаемое за действительное…  Присваивать территории, прошлое, этносы — в духе кремлевцев уже более сотни лет. Как известно, Министерство культуры и информационной политики противостоит всем фейкам о «достижениях» россиян, когда они пытаются у нас их украсть. Уверен, мир признает наше национальное блюдо. Сколько интернет-страниц с рекламой борща не создавай, все равно русским он не будет!» — с пафосом написал в «Фейсбуке» Александр Ткаченко.

Досталось и Андрею Макаревичу — одному из немногих российских исполнителей, к которому благоволят политики постмайдановской Украины. В интервью изданию «Факты» он осмелился завить о том, что борщ все-таки не является чисто украинским изобретением, причем высказался по этой теме сразу после концерта во Львове.

«Это как говорят, что поляки придумали водку, но это же не они сделали. Понимаете? Разве это главное? Борщ — очень древнее блюдо. Его делают и в Сибири, и в Краснодарском крае, и в Украине, и в Беларуси. Он везде немного разный и чем-то отличается. Кто-то его делает из свинины, кто-то из баранины, белых грибов или вегетарианский», — пояснил музыкант украинскому журналисту, призывая «не кричать о том, что вы первые в мире».

«А если вторые? Кто это считал и что это меняет? Это ведь не спорт и не забег на длинную дистанцию. Тысячу лет это было в Украине, но тогда ее еще не было. Мы жили вообще в других условиях, а борщ был», — заявил Андрей Макаревич. После чего его тут же начали травить как московского оккупанта, позарившегося на историческое достояние Украины. А самые радикальные патриоты потребовали немедленно депортировать борщевого диссидента домой — за поребрик. 

Между тем, в этом случае Макаревич, конечно, прав. История приготовления всенародно любимой похлебки уходит своими корнями к временам праславянского единства, к эпохе формирования индоевропейской общности или даже в более давние времена. Причем ее рецепт претерпел с тех пор огромное множество изменений, подпитываясь традициями различных народов и их культур. До такой степени, что в исконном борще изначально не было даже свеклы.

«X век. Весеннее жорло из молодых стеблей и листьев борщевика, крапивы, сныти, щавеля. По сезону — вареная капуста, пришедшая от греков с римлянами, с солеными листьями борщевика, морковкой и луком. Королева стола — репа.

XVI век. Немецкие огородники вывели красный корнеплод свеклы, который лет за сто просочился через Польшу и Северную Европу в полудикие места на востоке, где подболтанные мучицей капустные щи стали сдабривать запасаемой на зиму квашеной свеклой и свекольным квасом.

XIX век. После четырехсот лет истерик и насилия сверху жители сельской местности начали сажать и кушать картошку, привезенную из Америки. В борщи ее не добавляли, и много где не добавляют до сих пор.

XX век. «Яблоко любви» еще робко ищет свое место в стране вечнозеленых помидоров. Автор 1924 года пишет, что «томаты или помидоры не составляют уже в настоящее время такой редкости, как это было недавно, когда они продавались по дорогой цене, во фруктовых магазинах». В 1930-е годы в СССР впервые началось производство консервированной томатной пасты», — рассказывает об этом киевский журналист Дмитрий Заборин.

nk_hauz/-m_xte4islyewj2liw7a.jpg

Исследуя этногенез борща, он опубликовал фрагмент из книги рецептов Марии Охорович-Монатовой, изданной в 1930 году в городе Львове. Эта кулинарка представила сразу шестьдесят разнообразных рецептов борща. Однако при этом она признавала украинскими только некоторые виды этой похлебки — с использованием картофеля, помидоров и фасоли. То есть сравнительно новую версию борща, приготовленную из заокеанских ингредиентов, неизвестных в традиционной славянской и польской кухне. Что особенно обидно звучит сейчас для шовинистической украинской блогосферы.

Впрочем, можно успокоить украинских патриотов — давние польские претензии на борщ также совершенно безосновательны. Так, поваренная книга времен Пилсудского присваивает рецепт борща с «ушками», то есть с начиненными фаршем пельменями. Хотя это блюдо, несомненно, относится к традиционной еврейской кухне, где его обычно готовили в канун праздника Суккот. И было заимствовано оттуда усилиями польских, украинских и белорусских хозяек. 

«По-моему, отличный повод для ссоры в ЮНЕСКО одновременно с поляками и евреями. Чего не будет, конечно», — насмешливо пишет об этом Дмитрий Заборин. Ведь совершенно очевидно, что украинские чиновники ведут свой борщевой джихад исключительно против Москвы, но не собираются ссориться по таким вопросам с Варшавой и Тель-Авивом.

Все понимают, что кулинарные войны являются нелепым абсурдом. Пламенная борьба за борщ демонстрирует, до какого состояния деградировало современное общество, где националисты пытаются застолбить за собой монопольное право на рецепт популярного блюда. Хотя оно давно уже стало составной частью глобальной кухни, а в сущности всегда было таковым. Потому что перечень растений, произраставших в саду вавилонского царя Мардук-апла-иддина II, указывает на то, что борщеподобные блюда могли готовить уже в Междуречье.

Хотя, возможно, его варили там именно украинцы.

Андрей Манчук