Превзошедший Ганнибала. Кто стоял у истоков Херсона и Черноморского флота

16.03.2019 10:39
Превзошедший Ганнибала. Кто стоял у истоков Херсона и Черноморского флота
© Public domain
Завоевание и освоение Россией Причерноморья было организовано особым типом людей, сочетавших в себе воинскую доблесть, хозяйственную предприимчивость, изобретательность, инициативность и жертвенность. Зачинателем этой когорты был сам глава Новороссии Григорий Потёмкин. Подобных людей князь стремился поставить во главе важнейших предприятий.
Среди них основатель Екатеринослава Иван Синельников, первостроитель Николаева Михаил Фалеев, зачинатель Одессы Де Рибас и др. Их век, как правило, был недолог. Однако за свои короткие жизни эти люди успевали сделать столько, сколько не успевали пережить многие долгожители.

15 марта 1739 г. родился Федот Алексеевич Клокачёв — человек, сыгравший важную роль в организации черноморского судостроения, первый командующий Черноморским флотом.
Начало карьеры Клокачёва мало чем отличалось от сотен сверстников: гардемарин, флотский лейтенант, капитан судов разных типов. Его имя получило известность благодаря участию в Первой Архипелагской экспедиции. За умелые и геройские действия в Хиосском и Чесменском сражениях 1770 года первым из русских моряков был награжден орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. Историк того похода, Виктор Филипович Головачёв, характеризовал Клокачёва как «самого образованного и порядочного человека из тогдашних наших флотских офицеров».

С 1772 г. Федот Клокачёв командовал эскадрами на Балтийском флоте, а в 1776 г. возглавил Азовскую флотилию. Этому военно-морскому соединению принадлежала ключевая роль в обеспечении контроля над российским побережьем Крыма. В 1778 году вместе с войсками А.В. Суворова флотилия Клокачева без применения оружия не допустила высадки в Феодосийском заливе крупного турецкого десанта.

На контр-адмирала Клокачёва легла ответственнейшая задача — организация строительства новой серии 44-пушечных фрегатов. 6 из 9 фрегатов возводились на новой Гнилотонской верфи (в низовье Дона), сооружение которой началось в 1778 г. По сути эта программа удвоила ударную мощь флотилии и была завершена к крымским событиям 1783 г.
Федот Клокачёв верно понимал перспективы развития военно-морского дела, поддерживал идею вооружить строящиеся фрегаты не чугунными 12-фунтовыми пушками, а более мощной артиллерией (медной 18- и 24-фунтовой, а также единорогами). Оснащённые этими орудиями, русские фрегаты были способны противостоять турецким линейным кораблям. Однако реализовалась данная идея несколько позже.

При непосредственном участии Ф.А. Клокачёва в 1776 году было учреждено адмиралтейство в Таганроге, который стал главным портом Азовской флотилии. Здешние государственные верфи были расширены для строительства не только военных, но и торговых судов. Реконструкция была проведена в рекордно короткие сроки. Годом позже для оптимизации судостроения в Таганрог из Новопавловска были переведены канатный завод и парусная фабрика. С 1776 г. в Таганроге действовала штурманская школа.

Эти преобразования могли быть ещё масштабнее, если бы не противодействие коменданта таганрогской крепости Збородова и стремление Адмиралтейст-коллегии направить основное финансирование по ведомству на обустройство Херсона. Комендант подходил к организации работ в гавани по остаточному принципу. Контр-адмирал поднял эту проблему на уровне Петербурга, потребовалось личное вмешательство Потёмкина для корректировки планов строительных работ. Однако Адмиралтейств-коллегия так и осталась непреклонной. Из обширного плана благоустройства Таганрогского порта было профинансировано лишь возведение ограждения в восточной части гавани.
Судостроение на Дону и в Азовском море затруднялось мелководьем. Значительную часть работ (окончательная отделка судна, оснастка, вооружение) приходилось делать далеко на рейде. Это приводило к многочисленным затруднениям, излишним материальным затратам, к потере времени. Однако потери времени во многом компенсировались за счёт внедрения на верфи серийного подхода. Выполнив задание на одном корабле серии, бригада переходила на другой для выполнения аналогичной работы. При такой последовательности производительность и качество труда возрастали.

Тем не менее, строительство линейных кораблей в Азовском бассейне было трудноразрешимой задачей, и начиная с 1775 г. основное внимание Петербурга было приковано к более глубокому Днепровскому лиману.

В нижнем течении Днепра при Александр-шанце в 1778 г. было заложено новое адмиралтейство и верфь, положившие начало Херсону. Адмиралейств-коллегия назначила командовать строительством генерал-цейхмейстера Ивана Абрамовича Ганнибала. Последний приходился сыном знаменитому арапу Петра Великого и двоюродным дедом Александру Сергеевичу Пушкину. Ганнибал выполнял роль опекуна будущей матери великого поэта, за что удостоился от него восхваления.
Превзошедший Ганнибала. Кто стоял у истоков Херсона и Черноморского флота
© Public domain
Федот Алексеевич КлокачёвОб участии Ивана Абрамовича в тех же событиях Архипелагской экспедиции, за которые Клокачев получил своих Георгиев, Пушкин так писал в «Моей родословной»:

Пред кем средь чесменских пучин
Громада кораблей вспылала,
И пал впервые Наварин.

Ивану Ганнибалу предстояло реализовать сложнейшую задачу, поставленную перед создаваемым Херсонским адмиралтейством еще в 1775 г.: построить военную гавань, вмещающую не менее 20 «военных больших судов», и верфь, имеющую не менее 20 или, по крайней мере, 15 эллингов. Ганнибал получил назначение в Херсон в июле, а с конца мая строительство находилось под попечительством новороссийского генерал-губернатора Потёмкина.

В 1779-1781 гг. по решению военно-морских властей из Таганрога под Херсон были переведены крупные силы Азовской флотилии (8 фрегатов). Это решение было недостаточно продуманным, т.к. условий для базирования эскадры в Днепровском лимане ещё не существовало. Федот Клокачёв как мог протестовал против него, предлагал вариант размещения фрегатов в Керчи, но безуспешно. В итоге в 1782 г. большинство переведённых судов утратили боеспособность и требовали срочного ремонта.

Тем временем дела на Херсонской верфи обстояли также неблестяще.

За первый год работ (к весне 1779 г.) был полностью построен лишь один эллинг, на котором 26 мая заложили 60-пушечный линейный корабль «Святая Екатерина». Ещё через год были возведены следующие 2 эллинга. Здесь началось строительство уже 66-пушечных линкоров «Слава Екатерины» и «Святой Павел». К середине лета 1781 г. закончилась работа над четырьмя эллингами, где заложили 2 новых линкора.
Однако к 1782 г. Россия так и не получила на Чёрном море ни одного линейного корабля. Это создавало серьёзные угрозы на случай нового столкновения с Османской империей (к тому времени союзная Турции Франция уже обладала 72-пушечными линейными кораблями).

Решать задачу занятия стратегически значимой Ахтиарской гавани после подписания Екатериной II рескрипта о присоединении Крыма Г.А. Потёмкину пришлось силами азовских фрегатов. Для этого в январе 1783 г. в Керчи была сосредоточена эскадра из 11 судов под командованием теперь уже вице-адмирала Клокачёва.

2 мая она совершила переход к древнему Херсонесу, так было положено начало Севастопольской эскадре — основной ударной силе вновь создаваемого Черноморского флота. Главным командующим «флотом, заводимым на Чёрном и Азовском морях» был назначен Федот Клокачёв, хотя при более успешном строительстве линейных кораблей в Херсоне эта честь могла бы принадлежать Ивану Ганнибалу.

Широко известна характеристика, данная контр-адмиралом Клокачёвым Ахтиарской гавани: «Подобной еще гавани не видал, и в Европе действительно таковой хорошей нет; вход в сию гавань самый лучший, натура сама разделила бухту на разные гавани, т.е. военную и купеческую; довольная в каждом лимане глубина, положение ж берегового места хорошее и надежно к здоровью, словом сказать лучше нельзя найти к содержанию флота место…»
Первоначально здесь планировалось создать не только военно-морскую базу, но и верфи. Однако в связи с дороговизной доставки в Крым необходимых строительных материалов главный центр кораблестроения на юге оставался в Херсоне.

Основателем Севастополя, как известно, считается контр-адмирал Фома Фомич Макензи. Причиной тому стало спешное отбытие командира Черноморского флота в Херсон незадолго до официальной закладки «города русских моряков». Этот отъезд из Херсонеса в Херсон был обусловлен фактическим провалом программы строительства черноморских линкоров.

Конец в стремительной карьере Ивана Ганнибала был поставлен в мае 1783 г., когда Херсон посетил Григорий Потёмкин. Вот что он писал тогда императрице: «Изумился, как собака, и не могу добиться толку по адмиралтейству. Всё запущено, ничему нет порядочной записи. По прочим работам также неисправно, дороговизна порядков и неисправность подрядчиков истратили много денег и время… Никто из тех, кто должны были смотреть, не были при своём месте… все были удалены, а всё находилось в руках у секретаря у Ганнибалова… которого он увёз в с собой, не оставив здесь ни лесу, ни денег».

Однако это письмо Екатерина прочла уже после того, как Ганнибал был награжден орденом святого Владимира, и делу против него так и не дали ход, чтобы не компрометировать грандиозные южные проекты императрицы, у которых и без того хватало недоброжелателей. Ганнибал был тихо отправлен в отставку. Может быть, опала родственника повлияла на критический взгляд Пушкина на царствование Екатерины. Впрочем, такая точка зрения в его время была в русском обществе довольно популярна.
Прибыв в Херсон, Федот Клокачев энергично принялся за наведение порядка. Было сменено руководство Херсонского порта, учреждена специальная контора над портом, состоявшая из интендантского, экипажеского, комиссариатского и артиллерийского департаментов. Тем самым была заложена основа для самостоятельного Черноморского адмиралтейства.

Форсирование работ на верфи позволило спустить в сентябре 1783 г. на Черное море первый русский линкор «Слава Екатерины». «Святую Екатерину», однако, достроить не удалось, из-за начавшегося гниения корпуса. Принявший в непосредственное подчинение Черноморский флот, князь Потёмкин тогда ввёл практику еженедельной отчётности адмиралтейского начальства о своей деятельности.

Летом 1783 г. было принято прорывное решение для дальнейшего комплектования Черноморского флота, которое обсуждалось Клокачёвым ещё в Таганроге. Г.А. Потёмкин положительно решил вопрос о строительстве первых в России тяжёлых 50-пушечных (линейных) фрегатов, оснащенных 24- и 18-фунтовыми пушками и единорогами. Причём по внедрению этого типа кораблей Россия оказалась в числе не догоняющих, а лидирующих стран (Франции и Швеции).

Программа кораблестроения благодаря этому была существенно уточнена. Она предусматривала наличие 12- и 66-пушечных линкоров и 8 тяжёлых фрегатов. Годом позже в неё внесли ещё одну корректировку: 2 линкора повысили до уровня 80-пушечников.
Однако это решение принималось уже без участия вице-адмирала Клокачёва. Точно так же он не был свидетелем спуска на воду «Святого Павла» (октябрь 1784 г.), «Марии Магдалины», тяжёлого фрегата «Георгий Победоносец» (июнь 1785 г.)

27 октября 1783 г. первый командир Черноморского флота скончался в Херсоне от чумы.

Эпидемия «моровой язвы» тогда охватила всё Причерноморье, но особо свирепствовала на херсонских верфях и форштадте. Её распространению способствовала людская скученность, плохие условия для жизни (постройки из камыша и глины поглощали сырость в промозглую осень и зиму), недостаток свежей провизии.

Осенью работы в адмиралтействе были прерваны, войска были выведены в полевые лагеря. Ф.А. Клокачёв скорее всего мог покинуть верфь и переждать эпидемию, к примеру, в более безопасном Севастополе. Однако в атмосфере всеобщей паники, охватившей Херсон, вице-адмирал оставался примером стойкости и служения долгу.

В то время, когда Федот Клокачёв нашёл упокоение в братской могиле херсонцев, для службы в главное адмиралтейство Черноморского флота прибыл Федор Ушаков. Именно ему предстояло блестяще реализовать потенциал этого флота, у истоков которого стоял вице-адмирал Клокачёв.
Игорь Иваненко

Комментарии

ua AB, 17.03.2019 13:40

Нынешний (польский) вариант: Украина это небеса для властей, чистилище для бизнесменов ад для простолюдинов и рай для иноземцев.

ua запорожец, 16.03.2019 12:55

Екатерина2ая. цитата 1764ый г. из инструкции генеральному прокурору Сената кн.Вяземскому — «Малороссия, Лифляндия и Финляндия - это провинции, обладающие особыми привилегиями, которые были им дарованы. Резко урезать их или отменять полностью не следует. С другой стороны, рассматривать эти провинции как иноземные территории было бы не только ошибочно, но и глупо. С ними надо обращаться как со Смоленской провинцией (прим. аналог "как с смоленской шляхтой"). Их надо постепенно, самым осторожным способом переводить в положение русских областей, чтобы они перестали быть волками, смотрящими в лес. Достичь этой цели будет нетрудно, если только во главе этих провинций поставить умных людей. Что касается Малороссии, то, когда здесь больше не будет гетманов, необходимо сделать так, чтобы она забыла само слово «гетман» и весь период гетманства. Это будет лучше, чем постоянно следить за людьми, которые займут это место». — конец цитаты. Вот такой собственно и был генеральный план развития черноморских губерний при Екатерине. А если проще - то российской монархии надо было вытащить малороссов (равнозначно "украинцев" - бытовое терр.название в разговоре польско-украинской шляхты) из "гетьманского" хозяйственного уклада и затащить их в "имперско-монархический" социальный строй. Со всеми "привилегиями" - для дворянской элитки и "крепостничеством" - для народа. Был ли вице-адмирал ЧФ Феодот Клокачёв человеком "из народа"? - не был. Обычный служивый дворянчик по тем временам. "Заслуженный" дворянин не только своими делами, но и своими родовитыми предками, которые служили полковыми-осадными-стольниками-воеводами-наместниками различных русских городов, записывались князьями-царями-императорами в "тысячной" и "родословных" книгах лучших родов, дворян или детей боярских. У Клокачёва даже был предок - санкт-Петербургский вице-губернатор, который подписал смертный приговор царевичу Алексею Петровичу. В общем - "надёжная" кланово-родовая опора Романовскому антинародному престолу. Ну, а как Клокачёв "заботился об малороссийском народе" можно увидеть в конце авторской же статьи - в Херсоне прошла чума, от которой он сам же и умер. Похоронен в загородном овраге «по чумному обряду» - без лишних людей, траурных речей и ружейного салюта. Моровые язвы и чумные эпидемии просто так, на ровном месте не возникают - это всегда следствие неубранной и поеденной людьми падали, антисанитарии и хренового быта рабочих на херсонских верфях. "Прекрасный" вице-адмирал и организатор строительства кораблей - ага, "постройки из камыша и глины поглощали сырость в промозглую осень и зиму, недостаток свежей провизии" итд. Собственно именно в этом и заключалась монархическая политика - величие российской империи любой ценой.

gb гость, 16.03.2019 12:30

Помним и это, что до времени наступления ответственности - безнаказанность бывает на виду для всех.

ua Игбун Хохлов, 16.03.2019 11:31

И причем здесь какая-то укрАина?

gb гость, 16.03.2019 11:04

Состоявшаяся история жизни минувших столетий.

Добавить комментарий