Тотальный карантин и армия в оцеплении. История последней крупной эпидемии в СССР
Общество29 марта 2020

Тотальный карантин и армия в оцеплении. История последней крупной эпидемии в СССР

© РИА Новости, М. Начинкин

В середине июля 1970 года в батумскую больницу попала группа студентов, приехавших в Грузию из Средней Азии. Через несколько дней к ним присоединилось еще 14 местных жителей. Всем был поставлен пугающий диагноз — холера. Давно забытая болезнь вернулась, чтобы пройтись по целому ряду южных регионов СССР.

Холера официально считалась побежденной в СССР с середины 1920-х годов. В годы Гражданской войны эпидемии этой болезни скосили лишь немногим менее людей, чем тиф. Поэтому искоренению холеры придавалось особое значение в СССР. 

С 1926 года ни одной серьезной вспышки холеры зарегистрировано не было. Этому способствовало как улучшение жилищно-бытовых условий, так и работа санитарных служб.

И вот в благополучном 1970 году холерой заболевают почти 2 десятка человек в цветущей Грузинской ССР. Один из них умирает.

На место выезжает разбираться заместитель министра здравоохранения Бургасов. Но едва он прибыл на место, как поступил новый тревожный сигнал. В Астрахани заболели шесть человек, двое из которых скончались. Не успев разобраться с Батуми, Бургасов выехал в Астрахань.

Но буквально через 3-4 дня о страшном диагнозе сообщили уже из Одессы. Там первый случай был отмечен 3 августа 1970 года. Рабочего местного совхоза привезли в больницу с подозрением на отравление. Однако помочь ему не успели. Мужчина умер, а в результате вскрытия у него была обнаружена холера.

Стало понятно, что СССР зацепила т.н. 7-я пандемия холеры, бушевавшая в юго-восточной Азии начиная с 60-х годов. 

О ситуации сообщили главе УССР Шелесту, который распорядился предпринять максимальные меры предосторожности. Несколько десятков человек — родственников, соседей и знакомых умершего — посадили на карантин.

В первые несколько дней в Одессе и Астрахани были выявлены лишь единичные случаи заболеваний. Но на второй неделе произошел настоящий взрыв. В Астрахани и области было выявлено более 800 заболевших.

В Одессе с 6 августа действовал мягкий режим карантина. Город не был закрыт, однако выехать разрешалось только после обсервации. В городе начались первые признаки паники, тем более что 7 августа заболело 5 человек, а еще один больной умер. В тот же день первый случай холеры был выявлен в Керчи.

СССР вынужден был официально проинформировать ВОЗ о начавшейся эпидемии холеры. Для борьбы с болезнью была создана Всесоюзная чрезвычайная противоэпидемическая комиссия (ВЧПК).

Ситуация осложнялась еще и тем, что эпидемия вспыхнула в самый разгар курортного сезона. Поэтому помимо местных жителей под угрозой заражения оказались еще и сотни тысяч отдыхающих, тем более что вспышка холеры затронула самые популярные у туристов места. 

С середины августа ни приехать, ни выехать из зараженных местностей стало невозможно. Сотни тысяч застряли на юге, еще тысячи не могли вернуться домой в зараженные города из командировок или других поездок.

Из отпусков были экстренно отозваны все врачи и медсестры. К противоэпидемическим мероприятиям привлекли даже студентов и сознательных граждан. Они проводили подворные обходы в пораженных местностях и опрашивали жителей, попутно выясняя их контакты и связи.

Хотя самой сильной эпидемия была в Астраханской области, наиболее тяжелой ситуация была в Одессе и Керчи. Там, помимо местных жителей, находилось несколько сотен тысяч отдыхающих, которые оказались заперты в городах.

У многих заканчивались деньги на проживание. Люди начинали паниковать, пытались прорваться через оцепление вокруг зараженных районов, заваливали ВЧПК ходатайствами с просьбами выпустить их из пораженной зоны.

В зараженной местности активизировало свою деятельность КГБ, на плечи которого была возложена обязанность собирать слухи об эпидемии и пресекать наиболее панические из них (например, по Одессе ходил слух, что от холеры умерли сотни человек, но власти это скрывают. Также популярной была версия о том, что холеру в город занесли арабы). 

В холерных городах был установлен строгий карантин. В первые дни поезда и самолеты по инерции еще ходили, но затем движение было прекращено. Кораблям также запрещалось заходить в холерные порты.

Однако предприимчивые одесситы наладили нелегальный бизнес. За 25 рублей туристов вывозили на лодке за пределы карантинной зоны. Нашлись и знавшие тайные тропы, которые на своих двоих выводили туристов через оцепление незамеченными. Из Керчи тоже пытались бежать на лодках. Отдельные граждане под видом матросов пытались проникнуть на корабли торгового флота.

Несколько таких случаев стали известны ВЧПК, после чего было решено усилить карантин.

В Одессу дополнительно перебросили более 5 тысяч солдат, а также 9 катеров и пять вертолетов для патрулирования местности. В Крыму разместили 9,5 тысячи солдат и более 20 катеров и вертолетов. В Астрахани из-за отсутствия туристов, стремившихся уехать домой, ситуация была попроще. Поэтому там ограничились размещением дополнительной партии из 3 тысяч солдат.

Также улучшилось положение туристов. С разрешения Совмина им оформили больничные листы или продлили отпуска в массовом порядке. Для их размещения были выделены речные суда и круизные лайнеры, находившиеся в Крыму и Одесской области. 

В очаги заражения было направлено несколько миллионов противохолерных вакцин, организована раздача тетрациклина. Однако сразу остановить эпидемию не удалось, во второй половине августа случаи заражения холерой были зафиксированы в Черкасской и Херсонской областях УССР, Тирасполе, Саратове и Волгограде. Тогда же по решению патриарха Московского Пимена были отменены все массовые религиозные мероприятия.

В астраханских, керченских и одесских газетах напрямую не сообщалось о холере. Постоянные напоминания о необходимости мер предосторожности публиковались, но речь в них шла только о неких острых желудочно-кишечных заболеваниях.

Однако и при этой недосказанности все всё понимали.

В городах, не затронутых эпидемией, ходили причудливые слухи о вымершей Одессе, где некому даже убирать трупы. Упоминания о холере просочились и в жанр популярной тогда бардовской песни. Одесский бард Константин Беляев написал хулиганскую песню, в которой обыгрывал крайне популярный в Одессе слух, что болезнь в город завезли арабы, заразившие местных жительниц при половом контакте:

«Вот из-за этой неразборчивости женской Холера прёт уже по всей Преображенской. Заговорили о холерном вубриёне На Мясоедовской, в порту, на Ланжероне.

Чтоб я так жил, как мне нужна эта холера! Но тут врачами была выдумана мера, Чтоб в страшных муках всем нам не ус….ся, Определили нас в одну из обсерваций»

Холеру упомянул и Владимир Высоцкий:

«Не покупают никакой еды — Все экономят вынужденно деньги: Холера косит стройные ряды, Но люди вновь смыкаются в шеренги.

Закрыт Кавказ, "горит" Аэрофлот, И в Астрахани лихо жгут арбузы. Но от станка рабочий не уйдёт, И крепнут всё равно здоровья узы.

Убытки терпит целая страна, Но вера есть, всё зиждется на вере, — Объявлена смертельная война Одной несчастной, бедненькой холере»

Эпидемию удалось побороть только к концу сентября.

Одним из наиболее характерных признаков стало то, что в газетах болезнь наконец стали открыто называть по имени.

Наиболее сильной вспышка оказалась в Астраханской области. Там заболели 927 человек. Умерли 35 из них. В Керчи было выявлено 158 случаев болезни. В Одессе 126 человек, из которых скончались 7.

Небольшие вспышки болезни фиксировались в Саратове, Кирове, Волгограде, Самаре, Дагестане, Грузии, Херсонской и Черкасской областях. Однако там обошлось без тотального карантина и привлечения военных. Помогла простая изоляция заболевших и контактировавших с ними.

Вспышка холеры 1970 года оказалась куда более серьезным испытанием, чем вспышка завозной оспы в Москве в 1959-1960 годах.

Если тогда оказалось достаточно провести массовую вакцинацию и на время изолировать чуть более тысячи человек, то в случае с холерой пришлось решать ряд сопутствующих проблем.

Во-первых, проблему сотен тысяч туристов, которых надо было где-то разместить, позаботиться об их содержании и еще следить, чтобы они не сбежали из закрытой зоны. На карантине оказались не тысячи, а миллионы человек, для чего пришлось задействовать армию. Кроме того, вспышка не была локализована одной небольшой местностью, приходилось распылять силы и внимание сразу на несколько регионов.

Вдобавок, в отличие от почти «бесплатной» оспы, холера привела к серьезным экономическим затратам.

В Астраханской области насмарку пошел целый год труда местных совхозов, «холерные» арбузы в продажу пойти не могли. В Одессе и Крыму оказался сорван курортный сезон. Самолеты и поезда в зараженные области были отменены, имевшие билеты сдавали их через кассы.

Если учесть, что на заграничные пляжи в те времена не выезжали, можно примерно представить, каких средств стоило появление позабытого холерного вибриона на советском юге.

Евгений Антонюк

Написать комментарий
Авторские статьи
Политика10 часов назад
Юлии Тимошенко - 60. Карьера, скандалы, тюрьма и семья. Всё о главной женщине украинской политики 6
Политика16 часов назад
"Правый сектор создала СБУ". Что рассказал майдановец Пирожок, сидящий за решеткой в России
Видео17 часов назад
Дядя Сэм Трампович Байден. Д.Джангиров и М.Хазин 1
Общество17 часов назад
Раненные майданом, или Песня о галичанской хитромудрости
Видео17 часов назад
Секретная зарплата Сергея Лещенко / Декоммунизация в Крыму не за горами
Геополитика18 часов назад
Разведывательные агентства США и Великобритании объявляют кибервойну независимым СМИ
Технологии18 часов назад
Виноват ли Борис Патон в катастрофе украинской науки 1
Геополитика19 часов назад
Politico: силовой аппарат Байдена – сплошь ветераны администрации Обамы
Общество19 часов назад
Британские концлагеря для 8-летних военнопленных