Топ новостьAug 30

Арена возможного конфликта Китая и США. Что нужно знать о ситуации в Южно-Китайском море

nk_hauz/Fjmsup47R.jpeg
Авианосец Военно-Морских Сил НОАК Ляонин во время военных учений в Южно-Китайском море © REUTERS/Stringer

После ухода из Ирака и Афганистана Китай становится приоритетом американской внешней политики

Южно-Китайское море — одна из самых неспокойных точек на мировой карте. Именно здесь сходятся интересы сразу нескольких стран, в первую очередь Китая и США. Из-за большого присутствия в регионе военных ситуация может обостриться в любой момент. Разбираемся, почему территориальный спор в Южно-Китайском море может стать началом новой большой войны.

На прошлой неделе вице-президент США Камала Харрис отправилась в свое первое турне по странам Юго-Восточной Азии. Выступая на пресс-конференции в Сингапуре, она обрушилась с обвинениями на Китай за якобы "агрессивное поведение" страны в Южно-Китайском море. Выпад Харрис прозвучал на фоне усиления напряженности в этой акватории и ухудшения американо-китайских отношений.

"Пекин продолжает давить, запугивать и претендовать на большую часть Южно-Китайского моря", — отметила Харрис. По ее словам, этот регион критически важен для безопасности и процветания США, а поэтому является приоритетом для внешней политики Вашингтона. В заключение вице-президент пообещала, что Соединенные Штаты не бросят своих союзников перед лицом опасности. О том, кто, по мнению Харрис, представляет опасность, гадать не приходится.

nk_hauz/yey8utV7R.jpeg
© Oriental Image via Reuters Connect Парасельские острова

Кто спорит в Южно-Китайском море?

Спор в Южно-Китайском море продолжается уже не первое десятилетие и затрагивает как минимум шесть государств — Китай, Бруней, Вьетнам, Тайвань (непризнанное государство), Малайзию и Филиппины. Все они заявляют свои права на эти воды и на находящиеся в них две группы островов — Парасельские острова (претендуют Китай, Вьетнам и Тайвань) и архипелаг Спратли (претендуют Китай, Бруней, Вьетнам, Малайзия, Тайвань и Филиппины).

Доминирующее положение в споре занимает Китай, который считает своей неотъемлемой частью 90% обсуждаемых территорий. Речь идет об области размером более 1 млн квадратных миль, которая простирается от Тайваня и до Малайзии. Свои права на этот регион Пекин обосновывает послевоенной картой 1947 года, также известной как "Девятипунктирная линия".

Однако соседние страны и мировое сообщество считают эти притязания незаконными, ссылаясь на Конвенцию ООН по морскому праву и на положения о свободной навигации. В июле 2016 года международный трибунал, созданный при посредничестве Постоянной палаты третейского суда в Гааге, по иску Филиппин вынес решение о том, что претензии Китая на территории в Южно-Китайском море являются безосновательными. Пекин юрисдикцию Гаагского суда не признал.

Чем важны эти острова?

Контроль над Южно-Китайским морем в первую очередь важен из-за логистических маршрутов и природных ископаемых. Через здешние морские пути, а также Малаккский пролив проходит примерно 40% трафика всей мировой торговли и транспортируется до 80% объемов китайского импорта нефти и газа.

Кроме того, в начале 1970-х годов здесь нашли значительные запасы углеводородов. По мнению специалистов из Геологической службы США, они составляют 11 млрд баррелей нефти и 5,9 трлн кубометров газа. По оценке китайских ученых, в недрах Южно-Китайского моря залегают 230 млрд баррелей нефти и 16 трлн кубометров газа.

nk_hauz/Fq8UXpVnR.jpeg
© Feng Shuo/VCG via Getty ImagesКитайская морская платформа по добыче газа в Южно-Китайском море

В 2015 году на Южно-Китайское море пришлось 12% от всего мирового улова рыбы. Для Китая с населением в почти 1,4 млрд человек это очень важный ресурс. Он также не менее значим и для других стран региона — Индонезии, Брунея, Вьетнама, Малайзии и Филиппин, где в общей сложности проживает около 500 млн человек.

Контроль над Южно-Китайским морем дает и военные преимущества, что в конце концов может стать решающим фактором в споре за природные ресурсы. К тому же эти воды важны для выхода китайских подлодок с баллистическими ракетами в западную часть Тихого океана для ядерного сдерживания США.

Что предпринимает Пекин?

С 2013 года китайская сторона строит в регионе военные укрепления и искусственные острова, а также занимается добычей ископаемых и рыбным промыслом. Создание искусственных островов позволило КНР претендовать на экономические зоны в пределах 200 морских миль от каждого из них.

В 2014 году КНР официально провозгласила свои права на архипелаг Спратли, одновременно направив туда военные корабли.

Согласно данным вашингтонского исследовательского центра Asia Maritime Transparency Initiative, на сегодняшний день у КНР в Южно-Китайском море есть 20 форпостов на Парасельских островах и семь в Спратли. Речь идет о радиолокационных станциях, взлетно-посадочных полосах, зенитных орудиях, цементных и опреснительных заводах и т.д.

При этом китайские власти отрицают сам факт существования проблемы свободы судоходства. В Пекине указывают, что 60% товарооборота внешней торговли Китая идет через эти воды, а следовательно, Пекин больше всех заинтересован в свободе и удобстве судоходства в Южно-Китайском море.

При чем тут США?

Вопреки своей географической удаленности, США играют ключевую роль в споре вокруг этих вод. Вашингтон вовсе не претендует на рифы или острова, но обвиняет Пекин в милитаризации региона и в создании угроз для международного судоходства. В прошлом году США ужесточили свою политику по китайскому направлению и поддержали постановление Гаагского трибунала 2016 года, назвав морские притязания Китая "полностью незаконными".

Для обеспечения "свободы навигации" США и союзники регулярно направляют в этот район военные корабли, что неизменно вызывает протесты и возмущения Пекина.

nk_hauz/RXyUXpVnR.jpeg
© REUTERS/Noel Celis/PoolКорабль ВМС Филиппин в Южно-Китайском море

"Кто-то может сказать, что урегулирование споров в Южно-Китайском море — это не дело США, у которых там нет притязаний. Но это наше дело, и даже больше — ответственность каждой страны защищать принципы, которым мы согласились следовать, чтобы мирно урегулировать споры на море", — заявил в начале августа госсекретарь США Энтони Блинкен.

В своем первом выступлении в Конгрессе в должности президента Джо Байден указал, что Соединенные Штаты намерены сохранить сильное военное присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе, "не для того, чтобы начать конфликт, а чтобы предотвратить его". Однако порой сложно найти различие между этими устремлениями. Из-за этого обстановка в спорных водах остается напряженной. Будучи крупнейшими экономиками мира, и Китай, и США в первую очередь борются за влияние в стратегически важном и финансово перспективном регионе.

Что сейчас происходит в этих водах?

Несмотря на то что спор в Южно-Китайском море длится уже не первое десятилетие, в последние несколько месяцев обстановка там накалилась.

В начале мая МИД Филиппин потребовал от Китая "убраться куда подальше" после появления сотен китайских лодок в экономической зоне страны. В Пекине в ответ заявили, что не нарушали границ. В июне военным Малайзии пришлось поднимать истребители, чтобы сопроводить вторгшиеся в их воздушное пространство китайские самолеты. В Пекине отметили, что пилоты проводили регулярные маневры и действовали в соответствии с международным правом.

В июле Минобороны КНР выразило протест США в связи с "вторжением американского эсминца" Benfold в территориальные воды Китая у Парасельских островов.

В августе силы КНР провели пятидневные военные учения на некоторых из участков водного пути. Это произошло всего через несколько дней после того, как США начали крупнейшие за последние 40 лет военные маневры с участием Великобритании, Австралии и Японии в Индо-Тихоокеанском регионе. Впервые за почти 20 лет свой корабль в Южно-Китайкое море направила Германия.

На минувшей неделе корабли ВМС Индии, Японии, Австралии и США начали совместные учения "Малабар" в западной части Тихого океана.

На следующий день после заявления Камалы Харрис в Сингапуре официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь назвал недопустимым военное присутствие Соединенных Штатов в Южно-Китайском море и выразил решительный протест в связи с намерениями Вашингтона направлять военные корабли в эту акваторию.

nk_hauz/4WQ8XpV7R.jpeg
© U.S. Navy photo by Mass Communication Specialist 3rd Class Naomi JohnsonФрегат INS Shivalik (F47) ВМС Индии во время учений "Малабар" в западной части Тихого океана

Станет ли регион ареной войны?

Из-за постоянно растущего военного присутствия риск столкновения есть. Особенно в условиях, при которых страны демонстративно игнорируют интересы друг друга.

"Во многих отношениях споры вокруг Южно-Китайского моря являются сегодняшней версией Балкан начала ХХ века, где "какая-то незначительная глупость" может спровоцировать разрушительный глобальный конфликт, не имеющий прецедента и за пределами нашего воображения", — сказано на страницах японского аналитического издания The Diplomat.

"У обеих стран (Китая и США — прим. ТАСС) хорошо отрепетированы военные планы на случай реальных боев в Южно-Китайском море", — пишет в колонке для Bloomberg ветеран ВМФ США Джеймс Ставридис. По его мнению, такой сценарий вполне может стать началом третьей мировой войны.

При этом здешние торговые пути играют принципиальное значение для всей глобальной экономики, поэтому переход конфликта в горячую фазу на самом деле не выгоден ни Пекину, ни Вашингтону. Скорее всего, в акватории будет сохраняться "контролируемая напряженность".

Чтобы избежать военного конфликта, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии продолжает работу с Китаем над официальным кодексом поведения в спорных водах. Это соглашение безуспешно обсуждалось в течение многих лет, но в ноябре 2018 года Китай заявил, что надеется на завершение консультаций по этому документу в ближайшие три года (начиная с 2019 г.).

Дмитрий Беляев

💬 Последние комментарии
наблюдатель
И необходимо достижение реализации конституционных прав личности на свободу выражения и защиту частной жизни, защиту прав журналистов, а также развитие информационного общества и повышение культуры диалога. Речь, прежде всего, идет о финансировании и развитии конструктивного государственного вещания.
гость
И как-то так.
Макс
Кому чего... и такое бывает.
наблюдатель
И необходимо достижение реализации конституционных прав личности на свободу выражения и защиту частной жизни, защиту прав журналистов, а также развитие информационного общества и повышение культуры диалога. Речь, прежде всего, идет о финансировании и развитии конструктивного государственного вещания.
гость
И как-то так.
Гость
И если поживём...
Макс
И здесь "фактом является глубокий внутренний раскол и идеологическая борьба внутри США, Европы и так далее".