Главные новостиИсточник30 окт.

Энергетический переход не должен стать катастройкой

Кризис в Европе требует по-новому оценить роль традиционной энергетики в мировой экономике.

nk_hauz/EF4uodK7R.jpeg
Спец. корр. ФСК, Верона, 29 октября 2021 г.

Прогнозируемый до конца года, а то и до весны энергетический кризис в Европе, вызванный не в последнюю очередь щедро субсидированной, форсированной «зеленой» перестройкой, привёл к жгучему интересу участников XIV Евразийского экономического форума в Вероне, проходившему 28-29 октября, к дискуссии о будущем этого второго, помимо денег, кровотока любой экономики.

Европа может замерзнуть. Кто виноват?

Цены на природный газ на европейских биржах/хабах этой осенью зашкаливали, превышая подчас $1300 за 1 тысячу кубометров, повергая в отчаяние и промышленных потребителей производимой из этого сырья электричества, и рядовых граждан.

В воздухе витал сакраментальный вопрос: кто виноват? Поскольку никто не отменял один из ключевых элементов в гибридной войне против России – ее демонизацию, то ворох безапелляционных обвинений вываливали на порог «Газпрома» как ведущего поставщика углеводородного сырья в Европу.

Истоки кризиса разобрал на форуме бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер, играющий в газпромовской команде. На первое место Шрёдер поставил фактор разбалансировки спроса и предложения. Многие страны, особенно в Азии, преодолев пик ковидных страстей, медленно, но верно восстанавливают прежние темпы экономического роста. В первой половине года, подкрепил свой тезис Шрёдер, в шести крупнейших странах спрос на природный газ вырос на 12 процентов. Что касается Европы, то непривычно холодная зима заставила существенно опорожнить подземные хранилища газа.

Если заглянуть в статистику импорта углеводорода европейскими оптовыми покупателями, то Россия смотрится образцово-показательной в сравнении со вторым поставщиком – Норвегией. Если газпромовский экспорт вырос в текущем году на 9%, то в первом полугодии поставки норвежского газа упали на два процента, во втором  на 11%.

Выступая на другой сессии («Природный газ и зелёная экономика»), Виктор Зубков, председатель совета директоров  ПАО «Газпром», напомнил, что подпитывающий уже более полувека европейскую экономику энергетический гигант из России всегда соблюдал свои контрактные обязательства. «Во время аномальных холодов в Европе в первом квартале года «Газпром» поставлял рекордные объёмы  – более 1,7 млрд кубометров в сутки». Неправда, что не было сверх оговорённых контрактом поставок: «Газпром», подчеркнул Зубков, уже утешил Европу дополнительными 11 млрд кубометров газа и готов подбодрить еще 55 млрд кубометров.

Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

Коль скоро для понимающих европейцев очевидно, что инвективы в адрес России – лишь часть информационной войны, что попытки лимитрофов внутри Евросоюза «призвать Россию к ответу» не имеют судебной перспективы, а электорат обязательно спросит, откуда растут ноги у переписываемых ценников, придётся искать настоящих злоумышленников. Или тех, кто проявил стратегическую близорукость, служебную халатность и идеологическую зашоренность.

Развёрнутый анализ череды непродуманных управленческих решений, усугублённых роковым стечением обстоятельств, указывает на то, что ставка Европейской комиссии на спотовые площадки и краткосрочные контракты была ошибочной. В выигрыше оказались обладатели долгосрочных контрактов с фиксированной, но гибкой ценой с привязкой к стоимости нефти.

Система спотовой торговли, скорее всего, сработала бы при наличии множества конкурирующих по объемам, цене и логистическим преимуществам поставщиков энергоносителя. В теории спот мог представлять собой уютную альтернативу для покупателей, но это лишь в теории, а в жизни базовые принципы рынка (market fundamentals), строящиеся на отношениях спроса и предложения, взяли верх. Вернулся рынок поставщика-производителя.

«Из-за нехватки долгосрочных контрактов газовые хранилища оказались заполнены лишь на 75% по сравнению с 10-летним историческим уровнем в 90%. Сейчас этот уровень снизился еще сильнее, до 65-70%, – пояснил значение долгосрочного планирования и рачительного накопления товарных запасов глава «Роснефти» Игорь Сечин. – Таким образом, газовый кризис произошел не по какой-то одной причине, а из-за сочетания целого ряда факторов, оказавших одновременное воздействие».

СПГ счёт любит

Четыре пятых всех поставок природного газа в Европу осуществляются трубопроводным маршрутом, и только одна пятая часть приходит в танкерах. Надежда на привозной американский СПГ всегда грела  душу евробюрократов в Брюсселе, но нынешний кризис стал моментом истины.

Победитель в торге по цене забирает всё или почти всё. Китай пробудился после ковидной полуспячки. Испытав приступ голода на энергоносители, ведущая экономика мира намерена оправдать мажорный прогноз о росте ВВП по итогам года в размере 8%, что превосходит прогноз по еврозоне (5%). Аппетит у Китая отменный: ожидается, что по сравнению с предыдущим годом потребление нефти вырастет примерно на 10%, а спрос на газ на 7-8%.

Управляемая прагматичным коммунистическим руководством бывшая Срединная империя восседает почти на трёх триллионах золотовалютных запасов. Клиент для энергетических поставщиков денежный, а потому надежный. Предвкушение прибыли перевесило не только все заверения США в приверженности трансатлантической солидарности, но и обещания взамен похорон газопровода «Северный поток – 2» залить Европу своим СПГ. В отличие от грязного сибирского газа, утверждали в Вашингтоне, американский СПГ являет собой «молекулы свободы», и потому европейцы обязаны утопить трубу, обещающую им дополнительно по 55 млрд кубометров русского газа.

Однако тут случился приступ хронической недостачи энергетического прикорма. Куда делись «молекулы свободы»? Да, заоблачные спотовые цены в Европе привлекли американский СПГ: привоз вырос на 47%, но в этот же период поставки в Азию увеличились в 2,6 раза! Солидарность солидарностью, но денежки по-прежнему врозь.

Цены говорят: долго в цепях нас держали

Рынки по обыкновению со временем успокоятся. Однако теперь будет по-другому. Виктор Зубков сообщил, что «Газпром» не видит оснований к возврату на прежний уровень цен. И он не одинок.

Цены на природный и сжиженный газ уже не снизятся к уровням 2019 года, считает председатель правления НОВАТЭК Леонид Михельсон. Напомнив, что на наших глазах цены на электричество в Европе выросли более чем на 800 процентов, а на СПГ – более чем на 1100 процентов, он назвал в качестве одной из причин отсутствие поддержки со стороны правительств и инвесторов в создании новых производственных мощностей для производства природного газа и СПГ.

Более того, по оценке банков Citi и Goldman Sachs, рассказал Игорь Сечин, «сверхвысокие цены на природный газ могут создать дополнительный спрос на нефть в размере до 1 млн баррелей в сутки, что послужит импульсом к возникновению дисбаланса, подобного газовому, и еще сильнее разогреет нефтяные цены».

Это предсказание сочетается с часто повторяемыми словами: эпоха дешевых ископаемых энергоносителей заканчивается.

Зелёные ВИЭ пока не дозрели. Ждать?

Высокая степень внимания к этой проблематике была обусловлена разноголосицей прогнозов о том, что будет завтра. Фиаско солнечных батарей и ветряков сперва в Техасе, затем в Европе заставило критически взглянуть на характер, темпы, технологическую зрелость и рентабельность перехода на зелёную энергетику. И, соответственно, побуждает по-новому оценить место и роль традиционной энергетики.

Компании «зелёной» энергетики должны заботиться не столько о быстром росте капитализации за счет увеличения цен для потребителей, сколько об обеспечении последовательного энергетического перехода, не создающего шоков для экономики и потребителей, заявил Игорь Сечин. По его мнению, достижение углеродной нейтральности «не требует полного отказа не только от нефти и газа, но и от угля». Риски отказа от нефти, от низкоуглеродной газовой генерации и от использования угля должны быть справедливо оценены. Это заставляет переосмыслить не только сроки, но и необходимость полного отказа от традиционной генерации, добавил Сечин. А Леонид Михельсон отметил, что нужно просчитывать «темпы энергетического перехода»: нарушая вывод с рынка одного энергоносителя, мы вызываем взлёт цены на другой энергоноситель».

Логика такого подхода к «озеленению» энергетической отрасли понятна: энергетический переход к низкоуглеродной экономике, если воспользоваться выражением философа Александра Зиновьева, не должен стать «катастройкой».

Владимир МИХЕЕВ