Главные новостиИсточник7 нояб.

Еще одна война. Киев задумал отказ от идентичности

nk_hauz/HR9qD6Fng.webp
© AP Photo / Mykola Tys

Украина может перейти на латиницу. Решение пока не приняли, но споры разгораются. Сторонники реформы уверены: это ускорит вступление в ЕС и НАТО. Противники считают, что новый алфавит, как ни парадоксально, на руку Владимиру Путину. РИА Новости вспоминает, как меняли письменность в постсоветских республиках, и разбирается, к чему надо приготовиться украинцам.

На руку Москве

Глава СНБО Алексей Данилов в радиоэфире рассказывал об оборонном бюджете, войне в Донбассе, строил планы на вступление в НАТО. Но вдруг слушатель задал вопрос, когда Украина перейдет на латиницу и окончательно разорвет связи с Россией.

"Фундаментальная вещь. Я за два языка в стране. Английский — обязательно", — не раздумывая ответил Данилов. Но мнения разделились. Сторонники евроинтеграции уверены — новый алфавит поможет войти в западные структуры. Однако эта идея — не самая популярная.

Депутат Верховной рады Дмитрий Разумков, например, призвал силовое ведомство не вмешиваться в "ситуацию с буквами": "Кириллица адаптирована под украинский язык и латиница ни к чему".

Бывший глава МИД Павел Климкин, три года назад сам агитировавший за латиницу, изменил мнение. Теперь он уверен — смена письменности на руку Москве: "Подтвердится логика Владимира Путина о превращении Украины в анти-Россию".

Противники латиницы напомнили, что алфавит изменили Молдавия, Узбекистан, Азербайджан, Туркмения и почти для всех этих стран реформа стала головной болью. Слухи о введении латиницы ходили в Белоруссии, но вопрос замяли.

Данилов оправдывался: "Я пригласил к дискуссии, ничего плохого здесь нет. Общество должно быть готово".

nk_hauz/LCOjDeF7g.webp
© РИА Новости / Стрингер Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов

Связующая нить

"Азбучные войны" — так называют споры о кириллице и латинице — начались на Украине в XIX веке. Два столетия назад за переход агитировали поляки и чехи. Местные считали кириллицу символом национальной идентичности. А в советах западных соседей видели попытки разрушить славянское единство.

Со временем взгляды менялись. Сторонники латиницы убеждали, что именно она лучше передает западноукраинскую речь. Ученый и священник Иосиф Лозинский даже разработал соответствующий алфавит. За основу он взял польский.

Позже чешский славист Йозеф Иречек предложил комбинировать в украинском польские и чешские сочетания букв. Спорили до конца века, но к единому мнению так и не пришли.

Письменность обсуждали и при большевиках. Они готовились к мировой революции и уверяли, что привычный стиль —"пережиток русификаторской деятельности царских миссионеров". Кириллицу по всему Союзу внедрили только в начале сороковых.

После распада СССР дискуссию возобновили. Но власти спасали экономику и было не до алфавита. В 2010-м появилась транслитерация латиницей для выдачи загранпаспортов.

Политолог Константин Скоркин говорит, что такие споры — неотъемлемая часть политического процесса: "Это не про удобства письма, а про культурное размежевание с Россией".

В 2017-м в стране запретили обучение в школах на русском языке. Законопроект вызвал много споров. Тогда же заговорили о переходе на латиницу.

"Схожие процессы и в других постсоветских странах, но без накала эмоций. Российско-украинские отношения обострены до предела, и любая провокационная новость вызывает негатив", — рассуждает Скоркин.

Он допускает, что украинский алфавит могут перевести на латиницу. Но это расколет общество. "Пока чиновники лишь соревнуются в ура-патриотизме — кто выдвинет более радикальную инициативу", — заключает он.

nk_hauz/_YKCveKng.webp
© РИА Новости / Стрингер Девочка делает уроки в Киеве

Незаконченный спор

Вопрос об алфавите — реалия не только украинская. Молдавия перешла на латиницу в августе 1989-го. В Декларации о независимости сказано, что государственный язык — румынский, а потому алфавит вводят латинский. Но в конституции утверждено обратное: государственный язык — молдавский. Разночтения вызвали раскол.

Противники реформы убеждали, что на кириллице писали предки румын. Националисты это отрицали и требовали запретить привычные буквы.

Жители левобережной части Молдавии, где говорят в основном на русском, провозгласили Приднестровскую республику. Государственными языками объявили русский, украинский и молдавский. Причем последний остался на кириллице. Спор из-за алфавита стал одной из причин войны в Приднестровье в 1992-м.

Интерес к латинице в начале 90-х возник и в Минске. Смена письменности могла ускорить процесс белорусификации. Власти объясняли, что несколько веков назад белорусы пользовались латиницей. Идею поддержали Польша и Прибалтика.

Александр Лукашенко провел в 1996-м референдум. Один из вопросов касался сохранения русского языка как государственного. Белорусы проголосовали за. Создание в 1999-м Союзного государства поставило точку в дискуссии.

"Споры о латинице в нашей стране бессмысленны. Больше 90 процентов белорусов говорят на русском. Даже смена власти и приход националистов не изменит ситуацию", — объясняет белорусский эксперт Денис Мельянцов.

Собеседник обращает внимание и на то, что массовая культура звучит именно на русском: "Музыкант Тима Белорусских, группа "Ляпис Трубецкой" — выходцы из Минска. Пробиться на большую сцену без русского и кириллицы было сложно".

Чистая фонетика

Азербайджан перешел на другую письменность сразу после распада Союза. Но процесс затянулся. Почти десять лет понадобилось для переиздания учебников. Тяжело было пожилым — за советский период они привыкли читать и писать на кириллице.

Помог опыт — на волне национально-освободительных движений на Кавказе в конце XIX века азербайджанский на латинице уже разрабатывали. При Гейдаре Алиеве алфавит адаптировали под новые реалии. И сейчас практически все жители республики читают и пишут на латинице.

При этом новый алфавит не воспринимали как разрыв с русским языком, объясняет кавказовед Нурлан Гасымов. На нем продолжали обучать в школах и вузах, издавали книги. Политические, экономические и культурные связи с Москвой развивались.

"Здесь смена письма — не политический процесс. Фонетически латиница лучше передает азербайджанский язык. После распада СССР русский оставался вторым по популярности. И до сих пор русские слова часто мелькают в речи", — разъясняет Гасымов.

nk_hauz/OyvCD6F7R.webp
© РИА Новости / Стрингер Девочка занимается уроками у себя дома в Киеве

Трудный алфавит

Сложнее всего пришлось Узбекистану. Менять алфавит власти начали в 90-х, но реформа все еще не завершилась. В обиходе два алфавита. Газеты, журналы, книги, учебники, включая онлайн-версии, издают и на латинском узбекском, и на кириллице.

Перевести огромный массив литературы — непосильная задача. Латиницу удалось ввести в школах. Но возникла новая проблема: теперь ученики не понимают кириллицу. А большинство художественных или научных книг по-прежнему публикуют именно на ней. Приходится снова садиться за парту и листать старый букварь.

Документооборот во многих учреждениях — тоже на кириллице. Объясняют тем, что служащие — люди старшего поколения, им сложно адаптироваться.

Даже на банкнотах и монетах сохранили надписи с привычными с советских времен буквами. Названия улиц или станций метро написаны на латинском, но встречаются и другие вывески. Такая же ситуация с афишами театров и субтитрами в кино.

При этом в стране по-прежнему много русскоязычных жителей. В школах и вузах желающие могут обучаться на русском.

Бытует мнение, что эти люди — главный тормоз реформы письменности. Логика такая: пока в стране издают газеты, журналы и книги на русском, от кириллицы не уйти. Но власти с этим мнением не согласны. Президент Шавкат Мирзиёев не раз повторял, что русскоязычные жители — это достояние страны.

Узбекский политолог Рафаэль Саттаров тоже связывает подобные инициативы с политикой. "Ислам Каримов в начале 90-х был в конфронтации с Москвой и не скрывал, что это способ распрощаться с советским прошлым", — рассуждает эксперт.

На практике сделали немного. Саттаров говорит, что мировую литературу переводят на узбекский в небольшом объеме. Издательства не видят смысла печатать книги на латинице. Спрос на них невелик. Даже "поколение независимости" — люди, выучившиеся после распада СССР, вынуждены осваивать кириллицу. Иначе доступ в мир знаний для них закрыт. Тот же политизированный путь может выбрать и Украина, не исключает он.

Более взвешенно, по его мнению, действуют в Казахстане — поэтапно. Жители имеют возможность читать и писать на кириллическом казахском. Полностью страна перейдет на новый алфавит только к 2031-му.

Галия Ибрагимова