Топ новостьrtOct 11

«Европа бессильна»: почему Германия возложила ответственность на Россию и Китай за возвращение Ирана в СВПД

Ближайшие недели будут иметь решающее значение для будущего ядерной сделки с Ираном. Об этом сообщила канцлер ФРГ Ангела Меркель. По её словам, ситуация складывается критическая и каждый новый день отсрочки старта переговоров по программе даёт возможность Тегерану обогащать больше урана. Кроме того, она возложила ответственность на Россию и Китай в вопросе возвращения исламской республики к диалогу, напомнив, что новая администрация США ранее обещала также присоединиться к переговорам. Эксперты считают, что подобными заявлениями канцлер пытается делегировать ответственность за довольно непростой процесс по достижению сделки тем странам, которые имеют реальное влияние на Иран.

nk_hauz/59yYEQD7g.jpeg
Канцлер ФРГ Ангела Меркель и иранская АЭС «Бушер» © Reuters / Markus Schreiber, AP Photo / Mehr News Agency / Majid Asgaripour

Канцлер Германии Ангела Меркель назвала предстоящие недели решающими в ситуации с ядерной сделкой с Ираном. Об этом она заявила на пресс-конференции по итогам переговоров с премьер-министром Израиля Нафтали Беннетом.

«Сегодня мы в очень сложной ситуации, потому что новая американская администрация пообещала вернуться в сделку, но проходит день за днём, а Иран не подаёт знаков о возобновлении переговоров. С каждым таким днём наращивается обогащение урана Ираном. Это критическая ситуация... Перед нами решающие недели в этом вопросе», — подчеркнула политик.

Назвав ситуацию с ядерной программой Ирана критической, Меркель добавила, что никогда не считала Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по сделке идеальным, однако альтернативы ему нет.

«И я вижу тут ответственность и России с Китаем, потому что если СВПД не является больше целью, то будет сложно», — заявила Меркель, указав на то, что Москва и Пекин должны повлиять на Тегеран в решении вернуться к переговорам как можно скорее.

По словам канцлера, она продолжает вести переговоры с Россией и Китаем, потому что «чем больше единства среди стран формата «три плюс три» (ФРГ, Франция, Великобритания и РФ, США, КНР. — RT), тем проще оказывать давление на Иран».

В свою очередь, премьер-министр Израиля Нафтали Беннет заявил, что именно его страна несёт ответственность за то, чтобы Тегеран никогда не смог разработать ядерное оружие. При этом он отметил, что ядерная программа Тегерана в данный момент находится на самой продвинутой стадии за всю историю, в связи с чем сохраняется угроза не только региону, но и всему миру.

«Нет смысла пытаться сгладить конфликт с иранцами: они трактуют попытки примирения как слабость... Согласие на превращение Ирана в пороговое ядерное государство будет пятном на совести свободного мира и угрозой миру во всём мире», — цитирует ТАСС слова Беннета.

nk_hauz/hOrLPQvnR.jpeg
Канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Израиля Нафтали Беннет AP © Menahem Kahana

Готовность к диалогу

Ранее президент США Джо Байден, выступая на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, заявил, что Вашингтон остаётся привержен тому, чтобы не дать Ирану заполучить ядерное оружие.

Глава МИД России Сергей Лавров заявил, что идея США о «саммите демократий» представляет собой «новый идеологический крестовый поход...

«Мы работаем с форматом «пять плюс один», чтобы взаимодействовать с Ираном по дипломатическим каналам, и стремимся к возобновлению Совместного всеобъемлющего плана действий. Мы готовы вернуться к полному соблюдению (соглашения. — RT), если Иран сделает то же», — сказал Байден.

6 октября в МИД Ирана подтвердили, что представители американской администрации доносили до Тегерана послания о намерениях главы Соединённых Штатов.

«Суть этих посланий заключалась в том, что американцы старались подчеркнуть, что у уважаемого господина Байдена есть серьёзные намерения для реализации СВПД, а также уделить особое внимание реализации прав и интересов народа Ирана в рамках этих достигнутых договорённостей», — сказал глава иранского внешнеполитического ведомства Хосейн Амир Абдоллахиян на пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Однако, как подчеркнул Хосейн Амир Абдоллахиян, сначала необходимо убедиться в серьёзности намерений Вашингтона. Например, по мнению главы МИД Ирана, США могли бы «разблокировать $10 млрд иранских активов в иностранных банках». По словам министра, Иран готов вернуться за стол переговоров, если его партнёры предпримут «встречные шаги и продемонстрируют готовность к уважению прав и интересов иранского народа при осуществлении СВПД».

Вместе с тем в конце августа на пресс-конференции с Нафтали Беннетом Джо Байден заявил, что в случае провала дипломатических методов убеждения Тегерана в необходимости заключить новую сделку Соединённые Штаты готовы задействовать и «другие варианты». Однако какие это могут быть «варианты», Байден уточнять не стал.

Вместе с тем госсекретарь США Энтони Блинкен ранее заявлял о том, что, вероятнее всего, Вашингтон сохранит антииранские санкции даже в том случае, если Тегеран вернётся к соблюдению договора.

«Я бы ожидал, что даже в случае возвращения к соблюдению СВПД сотни санкций сохранятся. Включая санкции, введённые администрацией Дональда Трампа. Если они не противоречат СВПД, то будут оставаться в силе, пока поведение Ирана не изменится», — сказал Блинкен на слушаниях в комитете по ассигнованиям сената конгресса США.

nk_hauz/ca3YEwvnR.jpeg
Капитолий в Вашингтоне Reuters © Joshua Roberts

Напомним, в июне участники переговоров по новой ядерной сделке взяли перерыв для проведения консультаций в своих столицах и подготовки к финальному раунду в Вене. Кроме того, 18 июня состоялись выборы президента Ирана, на которых победил глава судебной власти страны Ибрагим Раиси, в связи с чем представители Тегерана решили дождаться завершения процесса передачи власти, прежде чем вернуться за стол переговоров.

«Мы переживаем переходный период, потому что в нашей столице сейчас проходит демократическая передача власти. Потому переговоры в Вене должны, очевидно, ожидать, пока у нас сформируется новое правительство», — написал тогда в Twitter замглавы МИД исламской республики Аббас Аракчи.

В Госдепартаменте США выразили недовольство отказом иранской стороны возобновить переговоры немедленно, назвав его возмутительной попыткой переложить с себя вину за нынешнюю тупиковую ситуацию относительно возвращения обеих стран к соблюдению СВПД.

Напомним, переговоры по восстановлению СВПД стартовали в Вене в апреле 2021 года. Возращение к диалогу состоялось после объявленной Ираном приостановки некоторых обязательств по договору в 2019 году. Такое решение Тегеран принял после одностороннего выхода США из сделки в мае 2018 года и решения администрации 45-го президента страны Дональда Трампа возобновить действие антииранских санкций и ввести новые ограничения.

В нынешних переговорах принимают участие те же делегации, что заключали договор в июле 2015 года, — из США, Ирана, России, Великобритании, ФРГ, Франции и Китая. Всего состоялось шесть раундов переговоров.

Вина американцев

Опрошенные RT эксперты считают, что в сложившейся ситуации с отсутствием прогресса по ядерной сделке виноваты сами Соединённые Штаты.

Соединённые Штаты предоставили Ирану примеры ограничительных мер, которые Вашингтон готов снять, чтобы вернуться к СВПД, а также...

«Именно американцы сорвали предыдущие договорённости, которых мировая дипломатия с таким трудом достигла в 2015 году. И сейчас иранцы готовы садиться за стол переговоров, но главное препятствие — это введённые США санкции. Они незаконные, нелегитимные, волюнтаристские. Поэтому решение вопроса затягивается», — пояснил в беседе с RT профессор Дипломатической академии МИД РФ, востоковед Александр Вавилов.

По его словам, Иран своей позицией по переговорам уже доказал, что рестрикциями его не сломать. Тем более что морально Тегеран поддерживает признание Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) того факта, что исламская республика не нарушала взятые на себя обязательства.

На то, что переговоры никак не возобновятся из-за крайне жёсткого подхода США, указала и старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Ирина Фёдорова.

«Соединённые Штаты не хотят просто возвращения к этой сделке, а хотят, чтобы она была расширена, чтобы в неё входила и программа по баллистическим ракетам Ирана, и программа по ограничению деятельности Ирана в регионе», — пояснила эксперт в комментарии RT.

Кроме того, подчеркнула Фёдорова, Тегеран не доверяет Вашингтону из-за традиции последнего нарушать договорённости.

«Поэтому Иран требует гарантий, что это будет такой договор, из которого в будущем никак нельзя было бы выйти. А такие гарантии, естественно, дать практически невозможно. Поэтому для Ирана искать компромисс в таких условиях, когда они не могут полностью доверять Вашингтону, очень сложно», — сказала Фёдорова.

Вместе с тем, по словам эксперта, в вопросе Ирана на Соединённые Штаты оказывает значительное давление Израиль, который категорически против каких-либо уступок исламской республике.

В связи с этим Фёдорова считает логичным, что в Европе сейчас возлагают большие надежды на усилия России и Китая в вопросе СВПД, так как те же Германия и Франция понимают, что их собственный авторитет в этом вопросе гораздо ниже.

nk_hauz/Ky3LPQvng.jpeg
Переговоры по иранской ядерной сделке в Вене Reuters

«Берлин и Париж понимают, что они не могут оказать на Иран никакого влияния. Ведь после введения Соединёнными Штатами санкций против Ирана многие европейские частные компании стали им следовать, чтобы самим не попасть под рестрикции. Поэтому никаких рычагов давления у Европы на Иран нет. Они прекратили выполнение контрактов, которые были выгодны обеим сторонам, и, по существу, встали в один ряд с Вашингтоном», — пояснила эксперт.

В свою очередь, Китай и Россия, не используя ультимативную политику и сохраняя рабочие отношения с Ираном, имеют возможность не только быть посредниками, но и посоветовать какие-либо варианты, при которых можно будет достичь этого соглашения, добавила Фёдорова.

«Поэтому, поскольку Европа бессильна, она хочет переложить коллективную ответственность подписантов договора на Россию и КНР», — заключила эксперт.

Авторские статьи