ИРАН ОБЪЯСНИЛ, КОГДА УЙДЕТ ИЗ СИРИИ

Иранские власти в принципе готовы "сократить или вообще отменить присутствие военных советников, дислоцированных в Сирии". Об этом заявил сегодня официальный представитель иранского МИДа Бехрам Касими.

Он назвал два условия, необходимые для ухода иранских войск из Сирии: "восстановление стабильности в регионе" и "окончание миссии по борьбе с террором". Это можно считать существенным прогрессом по сравнению с прошлыми воинственными заявлениями представителей Ирана, объявлявших, что будут защищать Сирию от "американской и израильской агрессии" столько, сколько потребуется. По мере приближения американского бойкота, который вступит в окончательную фазу в ноябре, режим аятолл проявляет все большую нервозность. Дональд Трамп бросил иранцам последний спасательный круг, объявив, что готов к встрече и к переговорам о новом соглашении. Основой для этого соглашения должны стать 12 требований Майка Помпео, которые унизительны для высокомерных персов, но объективно необходимы для восстановления безопасности в ближневосточном регионе и пресечения иранской агрессии, угрожающей всему миру. Учения Ирана в Ормузском проливе, якобы ставшие репетицией перекрывания Персидского пролива для нефтяных танкеров, не произвели большого впечатления ни на США, ни на Израиль, ни на арабов. С ноября Иран не сможет продавать свою нефть через подавляющее большинство нефтяных компаний мира. Крупные компании и финансовые учреждения уже практически разорвали торговые связи с Ираном. Новый виток санкций надвигается на режим аятолл неотвратимо, и это происходит на фоне внутренних протестов – население недовольно экономическими сложностями, репрессиями и подавлением гражданских свобод. Судя по всему, "показательные выступления" Ирана сопровождаются неуверенностью режима, чувствовавшего себя победителем при левой власти Барака Обамы, и ощутившего, что ему нечего противопоставить истинно американскому напору Трампа, который загнал агрессивных персов в угол и "обрубил" их имперские устремления. Поэтому они стали давать слабину, в частности, говоря о возможности ухода из Сирии.