Топ новостьrtSep 22

«Подавление каналов управления»: как российская армия совершенствует способы борьбы с БПЛА

Морская пехота Каспийской флотилии на тактическом учении впервые задействует мобильные подразделения по нейтрализации БПЛА. Об этом сообщается на сайте Минобороны РФ. В состав таких формирований войдут специалисты радиоэлектронной борьбы, снайперы и расчёты переносного зенитного ракетного комплекса «Игла». По мнению экспертов, в последние годы на основе сирийского опыта в российской армии активнее применяются комплексы радиоэлектронной борьбы и совершенствуются тактические приёмы по противодействию дронам с акцентом на комбинированное использование разных вооружений и военных специалистов.

nk_hauz/JSx0lHH7g.png
Российские военнослужащие подготавливают к запуску БПЛА © mil.ru

На учении батальонной тактической группы морской пехоты Каспийской флотилии (КФл) впервые будут задействованы мобильные подразделения по противодействию БПЛА. Об этом сообщает пресс-служба Южного военного округа (ЮВО).

«Всего к учениям будет привлечено более 500 военнослужащих КФл, задействовано порядка 200 единиц боевой и специальной техники», — говорится на сайте Минобороны РФ.

Мобильные подразделения КФл будут состоять из представителей нескольких военных специальностей. В частности, важную роль играют операторы средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ). По легенде учения они должны обнаружить и классифицировать дроны условного противника и передать полученные данные на комплексы РЭБ и противовоздушной обороны.

На юге России войска 8-й армии успешно применили квадрокоптер, способный проводить дистанционное минирование. Об этом сообщает газета...

«Также расчёты комплексов РЭБ Р-934БМВ и Р-330Ж «Житель» обеспечат перехват, подавление каналов управления и передачи мультимедийной информации БПЛА «противника», — уточнили в пресс-службе ЮВО.

Помимо операторов РЭБ, в ликвидации угрозы со стороны дронов вероятного неприятеля будут задействованы дежурные подразделения снайперов, «которые выполнят задачи по обнаружению и обезвреживанию малоразмерных целей».

«Для поражения объектов на высотах от 50 до 400 м военнослужащие применят 7,62-мм снайперские винтовки СВД и 12,7-мм снайперские комплексы АСВК, которые позволяют поражать цели на дальностях до 1500 м», — сообщается на сайте военного ведомства.

Кроме того, огневую поддержку участникам учения обеспечат расчёты переносного зенитного ракетного комплекса (ПЗРК) «Игла». В настоящее время в арсенал российской армии входит модификация этого средства ПВО, адаптированная под поражение беспилотников.

«Помеховая обстановка»

В комментарии RT военный эксперт Владислав Шурыгин отметил, что на современном театре военных действий (ТВД) из-за широкого распространения беспилотников различного типа уже невозможно полагаться исключительно на традиционные средства ПВО — радиолокационные станции (РЛС) и зенитные комплексы.

В связи с этим в последнее время в подразделениях ВС России отрабатываются самые разные методы обнаружения и ликвидации угрозы атак БПЛА. Учение морской пехоты Каспийской флотилии, как полагает эксперт, направлено в большей степени на оборону от малоразмерных дронов и беспилотников кустарного производства, которые достаточно активно используют незаконные вооружённые формирования (НВФ).

«Зенитные комплексы «Панцирь» и «Тор» отработали в Сирии на отлично, но в целом перехватывать такой аппарат стандартными средствами ПВО, особенно ракетами, чаще всего несопоставимо по стоимости. Потому что цена БПЛА, как правило, в десятки раз меньше зенитной ракеты, которая его перехватывает», — пояснил Шурыгин.

nk_hauz/4v00_HN7g.jpeg
БПЛА сирийских террористов © mil.ru

В разговоре с RT основатель портала Military Russia Дмитрий Корнев также обратил внимание на важность соблюдения принципа экономической целесообразности при совершенствовании способов нейтрализации угроз от беспилотной авиации.

«Опыт конфликтов на Ближнем Востоке, регулярные атаки на авиабазу Хмеймим и пункт обеспечения ВМФ Тартус, а также диверсия против Saudi Aramco в 2019 году отчётливо показали, каким серьёзным оружием стали вроде бы очень нехитро изготовленные беспилотники. Сейчас для надёжной защиты от дронов особый приоритет отдаётся средствам РЭБ», — подчеркнул Корнев.

По данным Минобороны РФ, именно расчёты комплексов радиоэлектронной борьбы играют ключевую роль в обороне от БПЛА. К такому выводу военные пришли благодаря опыту, полученному в сирийской операции. Совершенствование средств РЭБ привело к сокращению количества нападений на авиабазу в арабской республике.

«На основе высокой эффективности средств радиоэлектронной борьбы и войск РЭБ в целом противником всё меньше применяются различные технические средства по атаке на авиабазу Хмеймим», — заявил журналистам в середине апреля командир службы РЭБ российской группировки войск в республике Вадим Ревин.

Применение изделий радиоэлектронной борьбы позволяет перехватывать каналы управления и навигации беспилотников. После этого военнослужащие имеют возможность посадить вражеский дрон, изучить его конструкцию и электронную начинку для дальнейшего совершенствования способов борьбы с подобными аппаратами.

В ходе сирийской операции для обороны Тартуса военные РФ создали своеобразный защитный купол против БПЛА боевиков. Он состоит из модуля поставки помех «Поле-21» и комплекса «Ратник-купол», предназначенного для подавления каналов управления беспилотниками.

В ходе совместного стратегического учения (ССУ) войск РФ и Белоруссии «Запад-2021» впервые был использован ряд перспективных типов...

«Комплекс вносит помеховую обстановку в систему координат беспилотного летательного аппарата, таким образом создаёт как бы своеобразный купол вокруг пункта базирования, попадая в который беспилотник дезориентируется и падает на землю. Данный купол перелететь невозможно, потому что комплекс перекрывает все высоты, на которых могут действовать беспилотные летательные аппараты», — рассказал ранее журналистам начальник службы РЭБ Тартуса Денис Куликов.

По словам экспертов, российские войска обладают широким перечнем средств радиоэлектронной борьбы, помогающих нейтрализовать угрозу от дронов. Например, изделие Р-934БМВ, которое будет применяться на учениях Каспийской флотилии, является станцией постановки помех из состава комплекса РЭБ «Борисоглебск-2».

О характеристиках станции в открытом доступе данных практически нет. Тем не менее известно, что «Борисоглебск-2» способен эффективно подавлять радио-, радиорелейные и спутниковые каналы связи, управления, а также передачи данных беспилотной авиации.

Р-330Ж «Житель», которую будут использовать военнослужащие КФл, тоже представляет собой автоматизированную станцию постановки помех. Её главным оружием являются четыре активные передающие фазированные антенные решётки, которые помещаются в отдельном мобильном контейнере.

Комплекс предназначен для вывода из строя абонентских терминалов систем спутниковой связи Inmarsat, «Иридиум», навигационной аппаратуры потребителей GPS, базовых станций и оконечных устройств систем сотовой радиосвязи стандарта GSM-1800.

Интенсивное совершенствование

Несмотря на успехи России в развитии средств РЭБ, для гарантированной защиты от атак БПЛА эксперты считают необходимым комбинировать средства наблюдения и поражения. Как говорит Корнев, учение, которое проведут в Каспийской флотилии, свидетельствует о том, что в российскую армию внедряется практика массового обучения противодействию беспилотникам.

«Современный театр военных действий требует того, чтобы обнаруживать и поражать дроны могли снайперы и простые пехотинцы. Фиксировать дроны можно как по характерному звуку, так и с помощью оптических приборов, а уничтожать, если речь идёт о небольших аппаратах на малой высоте, вполне реально огнём из штатного стрелкового оружия — автоматов, пулемётов, снайперских винтовок», — рассуждает Корнев.

nk_hauz/7tJ0lNH7g.jpeg
Пулемётчик ВС РФ Facebook © mil.ru

Ранее ведение снайперского огня по БПЛА самолётного и квадрокоптерного типов начали отрабатывать военнослужащие 35-й общевойсковой армии (Амурская область). Стрельба осуществляется в основном с земли, иногда с бортов вертолётов и в ходе так называемой горнолесной охоты, когда военнослужащие совершают скрытые переходы на десятки километров по незнакомой местности с целью ликвидации командного состава вражеских войск.

Правда, как говорится в материалах военного ведомства, задача поражения беспилотников из снайперского оружия осложняется необходимостью предварительных расчётов с учётом ветра, скорости и траектории полёта целей. Для оттачивания таких навыков в качестве мишеней нередко используются воздушные шары.

Ижевский электромеханический завод «Купол» работает над модернизацией и улучшением всех тактико-технических характеристик ЗРК «Тор»....

В июне подобное учение прошло в Южной Осетии на военной базе 58-й общевойсковой армии. По замыслу учения противник попытался провести разведку с помощью БПЛА. Однако дроны были обнаружены с помощью радиолокационных станций. Это дало время снайперам выйти на огневые рубежи и уничтожить беспилотники.

«Информация о них (дронах условного неприятеля. — RT) поступила на пульт дежурного, затем снайперы оперативно выдвинулись на заранее подготовленные позиции, откуда вели визуальное наблюдение. Контроль за целями осложнял туман, из-за которого БПЛА сливались с окружающей обстановкой и скрывались из виду. Военнослужащие вели стрельбу на рекордной дальности до 1,3 км», — говорится в сообщении пресс-службы ЮВО.

Наполненные гелием воздушные шары запускались по одному в различном темпе. Снайперская пара должна была оперативно выявить такие мишени и с минимальным количеством боеприпасов успешно отстреляться по ним. Чтобы придать шару скорость и непредсказуемость полёта, военнослужащие выполняли упражнение в ветреную погоду.

«Главное — своевременно обнаружить БПЛА. Выбор средств уничтожения происходит опционально. Видимо, сейчас наши военные пришли к выводу, что в сочетании с РЛС можно использовать пехоту, то есть обходиться без особых материальных затрат, уничтожая цели, которые могут нанести очень много вреда», — подчеркнул Шурыгин.

Дмитрий Корнев считает, что в российской армии наблюдается тенденция к увеличению количества тактических приёмов по нейтрализации БПЛА.

«Российская армия и промышленность во многом опираются на опыт сирийской операции и других конфликтов. В итоге мы видим, что в последние годы в России интенсивно совершенствуются вооружения и методы противодействия беспилотникам», — подытожил Корнев.