Главные новостиOct 5

«Правый сектор» снова призывает бить по УПЦ: к чему готовиться верующим

nk_hauz/VYFLLHD7g.jpeg

Руководители «Правого сектора» провели ряд акций, где заявили, что будут бороться уже против храмов УПЦ, построенных вместо «переведенных» ими в ПЦУ.

В Украине радикалы требуют нанести удары по новым храмам, которые общины УПЦ построили вместо захваченных ПЦУ.

Василий Лабайчук, замглавы партии «Правый сектор»: «Настало время, чтобы украинцы нанесли очередные удары по Церкви Московского Патриархата и по их финансово-экономических потугам».

Тарас Бобанич, замглавы ДУК «Правый сектор»: «Не исключено, что будем прибегать к каким-то радикальным мерам».

Михаил Гаврылив, боец ДУК «Правый сектор»: «И будем тогда работать по-своему».

Василий Лабайчук: «Если не будет реакции, то будем вынуждены менять методы воздействия на конкретных врагов».

Во Львове и Тернополе руководство «Правого сектора» проводит акции против собственника сети автозаправок БРСМ Андрея Бибы, заявляя, что он преступник, поскольку финансирует строительство храмов для общин Украинской Православной Церкви.

Тарас Бобанич: «Произошло пикетирование заправки БРСМ, собственники которой причастны к финансированию строительства храмов Московского Патриархата, агентов влияния, которые являются пятой колонной Москвы в Украине».

Михаил Гаврылив: «Он (Андрей Биба – Ред) занимается антиукраинским финансированием. Это коллаборант».

Итак, чем же недоволен «Правый сектор»? Радикалы жалуются, что их кропотливая работа по уничтожению общин УПЦ идет насмарку, поскольку меценат Андрей Биба вместо захваченных храмов строит новые.

Василий Лабайчук: «В частности, Биба профинансировал строительство новых церквей в общинах, которые перешли в ПЦУ. Села Куты, Башуки, Людвище, Гнездычно. Собственно, те населенные пункты, в которых Правый сектор помогал покинуть это лоно московской оккупационной структуры РПЦ».

Примерно так Лабайчук «помогал» общинам покинуть свою Церковь в селе Катериновка, где он руководил захватом. Видим, насколько «добровольно» и «молитвенно» это происходило.

Замглавы партии «Правый сектор» прямо говорит, что строительство новых храмов УПЦ – это вопрос уязвленного самолюбия его организации.

Василий Лабайчук: «Для нас, для Правого сектора это очень принципиальный вопрос, потому что мы очень много усилий приложили, чтобы каждую из этих общин вырвать из влияния московской пятой колонны. Около 50 общин в той, или иной степени получали нашу помощь в противостоянии с церковью-оккупантом. И тут появляется тот, кто всю эту историю портит».

Радикалы даже откровенно лгут, что Андрей Биба строит храмы там, где общин УПЦ нет вообще: «Тут появляется Андрей Биба и финансирует строительство в тех селах, где общины Московского Патриархата не осталось... Мы говорит про села, которые в полном составе переходили в ПЦУ».

Что на все это можно сказать? Если общин нет, то, что это за сотни и тысячи людей, которые приходят на богослужения в отстроенные храмы?

Совсем недавно СПЖ представил фильм «Верные 2» о верующих Катериновке, которые смогли построить новый храм после того, как раскольники при силовой поддержке «Правого сектора» отобрали у них прежний. Чуть раньше вышел фильм о Башуках, где ситуация идентичная – правосеки помогли раскольникам захватить храм УПЦ, но община за несколько лет сумела построить новый. И счет таких примеров, где у общины захватывали храм, а она строила новый, уже давно пошел на десятки. Только Андрей Биба поучаствовал в строительстве более чем 50 таких храмов, а ведь есть еще фонд «Фавор», другие меценаты, есть случаи, когда община самостоятельно собирает средства на постройку нового храма.

И суть даже не в этом.

Давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения патриота. Ведь слово «патриотизм» означает любовь к своей стране и своим согражданам, созидательную работу для ее блага.

У УПЦ силой захвачено почти 150 церквей. Все это произошло в селах, где все друг друга знают. Каждый захват – это конфликт, вражда и ненависть между знакомыми, соседями, а то и родственниками. Но верующие, у которых отобрали храмы, это в первую очередь – христиане, которые по определению не могут жить в состоянии вражды. Они стремятся к миру и любви, а потому уступают рейдерам храм, где молились всю жизнь, и строят себе новый. Казалось бы, конфликт исчерпан. В обществе снова может воцариться мир и взаимопонимание.

Но руководителей «Правого сектора» мир между украинцами не устраивает. Для них недостаточно отобрать у верующих храм, в их представлении общин УПЦ вообще существовать не должно. То есть, они даже не за ПЦУ, они против канонической Церкви, они против украинцев, которые считают себя ее прихожанами.

А потому, если кто-то строит для таких украинцев храмы – значит он не имеет права заниматься бизнесом на территории Украины.

Тарас Бобанич: «Собственно, такие люди, их сети, субъекты предпринимательской деятельности не могут осуществлять свою деятельность тут у нас на мирной территории. Мы должны постоянно обращать внимание на всех тех, кто осуществляет вот это преступное влияние на украинские сердца, на украинские умы».

То есть, другими словами, «Правый сектор» пропагандирует идеологию, где есть «титульная нация», к которым они относят себя, и есть недограждане, которыми они считают верующих УПЦ и всех тех, кто им помогает. В данном случае – Андрея Бибу.

Но такой ли должна быть деятельность настоящих патриотов? Видим ли мы в действиях «Правого сектора» любовь и созидание? Давайте просто сравним, что приносит стране деятельность главного борца с Церковью от «Правого сектора» «патриота» Василия Лабайчука и непатриота Андрея Бибы.

Итак, Василий Лабайчук стал известен, когда руководил захватом Тернопольской облгосадминистрации во время Евромайдана. Отточив там свои навыки Лабайчук с 2014 года координировал захваты десятков храмов УПЦ. Последствия таких захватов – конфликты, вражда и ненависть в селах, где это происходило.

Андрей Биба построил в таких селах 50 новых храмов. Что это значит для украинского общества? Что конфликт разрешен, что люди в селах снова могут жить если не в любви, то в мире между собой.

Вот слова прихожан УПЦ в Кутах после постройки нового храма.

Прихожанки с. Куты: «Очень у нас рады. Что построили своими силами. Я так думаю, правда? – Правильно думаете. Не дали разгуляться распрям. Отступились, сделали себе храм, пускай нас не трогают, и мы никого не будем трогать. Все».

Лабайчук рассказывает, что государство существует на заплаченные им налоги, а потому обязано слушать «Правый сектор»: «Нам хватит сил и средств донести до тех госорганов, которые живут за наши с вами налоги, что они должны реагировать на это».

Замечание справедливое, но давайте посмотрим, сколько же налогов в казну принес «патриот» Лабайчук?

На сайте «Чесно» говорится, что образование у Лабайчука среднее специальное, но он «временно не работает». В декларации указано, что его деятельность в «Правом секторе» не оплачивается. Откуда Лабайчук платит налоги для развития украинского государства, чтобы потом взывать к госорганам? Остается загадкой.

В то же время «плохой» Андрей Биба, создал в «БРСМ-нафта» несколько тысяч рабочих мест, и ежегодно платит в казну десятки миллионов гривен налогов.

Кроме того что Биба построил множество храмов УПЦ, он еще поддерживает учеников Малой академии наук Украины, финансирует юношеские регаты в Херсоне, чемпионаты Украине по силовой атлетике, спонсирует центр социально-психологической реабилитации детей в Умани, Бердичевскую специальную школу-интернат, Красносельский детский дом-интернат в Одесской области.

Кроме того, во время пандемии заправки Бибы бесплатно заправляли машины скорой помощи.

Тем не менее, считается, что Лабайчук – это патриот, а Биба – нет.

И самое главное. Относиться ли серьезно к угрозам «Правого сектора»?

В 2014 году на заправке БРСМ в Переяславе произошел взрыв. Биба уверен, что это был теракт, чтобы убедить его отдать часть своего бизнеса.

Андрей Биба: «Нашли там две воронки и остатки тротила. После этого еще пять заправок взорвали. После этого в течение менее, чем полугода еще пять заправок взорвали. Точнее две Господь Бог спас. В одном случайно не сработало, а в другом случае, в Броварах, я ен придумываю, это факт – 1 кг. 200 гр. тротила. Если не ошибаюсь, в РГД (граната – Ред.) 35 грамм, то есть это больше, чем 30 гранат. Приехали саперы, все разобрали, составили акт. Взрывная волна была бы в радиусе 500 метров».

Безусловно, ничто не указывает, что к этому мог иметь отношение «Правый сектор». Но в современной Украине, наводненной оружием, угроза теракта – совсем не фантастическая возможность. Даже если руководство «Правого сектора» не будет отдавать своим бойцам команду нападать на храмы, кто-то, у кого есть дома оружие, вполне может поверить словам радикалов, что церкви УПЦ – это вражеские центры, и начать действовать самостоятельно.

В любом случае, призывы к акциям против УПЦ никак не вписываются в украинские законы, и правоохранители обязаны на них реагировать. Но ведь «Правый сектор» – это в Украине особая каста. Потому вопрос реакции нашей власти остается открытым.

Ярослав Нивкин

💬 Последние комментарии
Каменяр
Цікава думка. Зайві дати затуманюють зміст. Історія, розвиток держави, розвиток суспільства відбувається в послідовності, зміні пріоритетів, подій, епох. Ми не знаємо коли точно залізний вік змінив мідний вік. І це ніяким чином не впливає наше відношення до цих епох, не заважає розглядати подальший розвиток історії ....
Коля
С головой не все точно!!!! Убогая дура!!!
тость
все революции мутили активисты-евреи. разделяй и властвуй - основа бизнеса-власти.
Сэдий Пэдро
Наша компания пропонуэ знижку на видпочинок та оздоровлення 90% для украйинцив !!!
е
ну то что у них есть"план" и они его курят это по-моему не поддается сомнению...
гость
Ну вот. А нам все рассказывали, что зто инфузория "туфелька" вдруг решила изменяться в разных видах, чтобы стать то деревом, то динозавром, то обезьяной. )))
Сэдий Пэдро
Скиньте локацию в Туреччини