Главные новостиAug 27

Спикер Рады Дмитрий Разумков: особенности нового политического проекта

nk_hauz/DjCGTM4nR.jpeg
© Facebook, Верховна Рада України

Разговоры о том, что спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков ведёт свою собственную политическую линию и намеревается основать свой собственный политический проект, идут давно. Перспективы этого проекта неопределённые, но сам факт самостоятельной политической линии спикера – налицо.

Наиболее важным моментом стало, пожалуй, выступление Разумкова на торжественном заседании Верховной Рады 24 августа.

Большинство наблюдателей сразу же обратили внимание на слова спикера: «В Украине никогда не приживались и не приживутся социальные и политические порядки самодурства авторитарного или диктаторского типа». И в продолжение этой ценной мысли: «именно украинский народ в конечном итоге будет определять, куда и как должна двигаться страна. Украинский народ доказывал это не раз, напоминал политикам и чиновникам, что 5 статья Конституции — это не просто текст на бумаге, а это закон, будет выполняться всегда, в независимости от того, хочет этого власть или иногда не очень».

Естественным образом это заявление было увязано с тем, что Разумков систематически воздерживается от голосования за санкции на заседаниях СНБОУ. И в этой связи логично было воспринять заявление спикера как «наезд» на президента Зеленского, который действительно позволяет себе «самодурство авторитарного или диктаторского типа».

В общем, то, что Разумков строит какую-то иную политическую платформу, очевидно. Состоит она, скорее всего, в том, что власть не должна позволять себе авторитаризм и должна вести себя прилично с точки зрения демократии.

Всё это прекрасно, но хотелось бы понять, а чем Разумков ещё отличается от Зеленского?

Из того же выступления в Верховной Раде: «Это то, чего никак не могут понять наши враги. Мы отличаемся от них тем, что для нас главными являются базисы демократии, верховенство права, принципов равенства и уважение к свободам человека, без разделения на национальности, религии, цвет кожи или социальный статус».

Прекрасно. Кто же такие эти «враги», которые столь злостно противостоят принципам демократии? Разумков поимённо врагов не называет, но уточняет ещё один важным момент: «Независимость для нас — это единство. Мы сформировались как унитарное государство, единое и неделимое в своей территории. (…) Именно поэтому мы никогда не признаем оккупацию Крыма и так называемые псевдогосударственные образования на востоке нашей страны».

Намёк более чем прозрачен: наши враги — это те, кто, например, интересуются мнением крымчан относительно того, в какой стране они хотят жить. Народовластие важно, но это не повод прислушиваться к мнению народа, если оно почему-то противоречит изначально заложенным в демократию принципам.

А вот официальное сообщение с встречи Разумкова с патриархом Варфоломеем 22 августа: «Мы продолжаем бороться за возвращение временно оккупированных территорий нашей страны. И религия является одним из тех базисов, вокруг которого можно объединять людей. Мы всегда исповедовали политику объединения, нахождения общих точек соприкосновения и не воспринимаем политику раскола. Надеюсь, ваш визит активизирует этот процесс».

Интересное суждение — поддержка церковного раскола и провоцирования межконфессиональных конфликтов в стране, с точки зрения спикера, является признаком «невосприятия политики раскола».

Впрочем, осуждать Разумкова за то, что он так говорит, пожалуй, контрпродуктивно. Любой украинский политик обязан действовать с оглядкой на мнение США, а оно предполагает: а) стремление к демократии; б) необходимость убить всех противников демократии (кроме запрещённого в России «Талибана» — на него бомб не хватило); в) ненависть к России.

Заявления Разумкова полностью соответствуют этой нехитрой идеологии и в этом смысле полностью совпадают со стратегией Зеленского, который, собственно, говорит то же самое. Различия между ними скорее эстетические — у Зеленского и Разумкова разные представления о дизайне украинской демократии. Если первый считает возможным действовать в обход закона или против закона вообще, то Разумков считает это неправильным.

С точки зрения массовой поддержки позиция Зеленского более прочная, поскольку украинцы, несмотря на все заклинания относительно их особой демократичности, склонны к поддержке авторитарной власти, которая давит оппозицию, не считаясь с так называемыми «законами». Именно поэтому рейтинг Зеленского вырос после атаки на Медведчука и прекратил своей рост, когда стало понятно, что, кроме Медведчука, никакая другая заметная фигура под раздачу не попадёт. А у Разумкова рейтинга как не было, так и нет.

Впрочем, с точки зрения элит и, главное, международной поддержки (а она-то уж точно поважнее 5-й статьи Конституции) ситуация для Разумкова не столь трагична. Как мы уже указывали, его стиль — «умеренность и аккуратность». Такой стиль, а главное — подчёркнутое дистанцирование от Зеленского и демонстрация собственной договороспособности, — повышает весомость Разумкова с точки зрения украинской олигархии и «вашингтонского обкома». Он будет проводить ту же политику, но не будет делать раздражающих действий и заявлений. Осуждая строительство «Северного потока — 2», он не позволит себе сказать, что канцлер Германии пытается сидеть на двух стульях.

В общем, если Зеленский сильно раздражает Запад и заставляет нервничать украинскую элиту, то Разумков — нет. Так что сейчас он вполне может рассматриваться как №1 в кадровом резерве на случай, если, как говорили в советские времена, «осенью будем собирать пленум — первого надо менять».

А рейтинг… Бог с ним. У нас же демократия.

Василий Стоякин