7 лет спустя: Вину Украины в крушении MH-17 продолжают тщательно скрывать
Политика18 июля 2021

7 лет спустя: Вину Украины в крушении MH-17 продолжают тщательно скрывать

© РИА Новости, Андрей Стенин

Ровно 7 лет назад, 17 июля 2014 года, в районе села Грабово Донецкой области потерпел крушение самолёт Boeing-777 компании «Малайзийские авиалинии», летевший рейсом MH-17 из Амстердама в Куала-Лумпур, в результате чего погибли все 298 человек, находившиеся на борту. Однако до сих пор вопросов в деле об этой авиакатастрофе больше, чем ответов.

Cформированная для расследования cовместная следственная группа, в которую вошли представители Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины — стран, чьи граждане были на борту, объявила 19 июня 2019 года имена подозреваемых по этому делу: россияне Игорь Гиркин (известный под фамилией Стрелков), Сергей Дубинский, Олег Пулатов и украинец Леонид Харченко. Им предъявлены обвинения по двум статьям: причастность к авиакатастрофе, приведшей к гибели людей, и убийство 298 человек — по которым грозит наказание вплоть до пожизненного заключения. Интересы Пулатова в суде представляют двое нидерландских адвокатов, а над остальными процесс проходит заочно.

По версии Совместной следственной группы, ракета, поразившая Boeing, выпущена зенитно-ракетным комплексом «Бук», который доставили из России и после трагедии вернули обратно в РФ, а сама атака на самолёт совершена с поля фермы вблизи населённого пункта Первомайское, находящегося под контролем ополченцев. Более того, глава национального уголовного подразделения полиции Нидерландов Вилберт Паулиссен даже называл конкретное воинское подразделение, которому якобы принадлежала ракета, — 53-я зенитная ракетная бригада Вооружённых сил РФ, базирующаяся под Курском. Он также утверждал, что запуск осуществлялся с территории России.

Последние судебные заседания по катастрофе MH-17 состоялись в июне 2021 года — Окружной суд Гааги приступил к рассмотрению дела по существу.

Часть расследований по делу MH-17 уже завершена — суд допросил экспертов Аэрокосмического центра Нидерландов, Королевской военной академии Бельгии и российского концерна «Алмаз-Антей» как по отдельности, так и вместе. В феврале нидерландский суд постановил приобщить к делу отчёты российского концерна — производителя комплекса «Бук», который сразу после крушения Boeing в Донецкой области провёл собственное расследование, хотя все предыдущие годы выводы «Алмаз-Антея» следователи игнорировали. Суд не только удовлетворил эту просьбу стороны защиты, но и допросил эксперта российского предприятия, чтобы понять, какими методами проводилось их расследование, которое позволяет сделать вывод, что при атаке на лайнер применялся самый старый тип ракеты 9М38. Последние такие выпустили в 1986 году, максимальный срок эксплуатации составляет 25 лет, и как раз в 2011 году украинская сторона интересовалась у «Алмаз-Антея» информацией о возможности дальнейшего использования ракет, им ответили, что российские военные не применяют ракеты дольше установленного срока из-за опасности для боевого расчёта. Кроме того, эксперимент «Алмаз-Антея» опроверг утверждение, что атака на самолёт совершена из Снежного, о чём сказано в докладе международной группы, и пришёл к выводу, что характер повреждений, обнаруженных на MH-17, указывает на то, что ракета летела со стороны Зарощенского, которое в то время в ходе боевых действий переходило то под контроль украинских силовиков, то ополченцев. В итоге, как рассказала Сабине тен Дуссхате, представитель «Алмаз-Антея» в ходе допроса хорошо всё объяснил и это проливает новый свет на возможную причину крушения, так что его показания очень помогли суду.

Кроме того, судьи вернулись к предложению прокуратуры осмотреть реконструкцию носовой части разбившегося самолёта и собранные на месте трагедии обломки, в необходимости чего усомнились на начальной стадии предварительного производства. 26 мая на базе ВВС Нидерландов Гилзе-Рейн они сначала осмотрели обломки самолёта самостоятельно, чтобы получить общее впечатление, поскольку видели их впервые, затем вместе с представителями сторон защиты и обвинения, адвокатами родственников изучали 13 объектов, на которые стоило обратить особое внимание, больше всего времени они уделили пробитому насквозь левому крылу, а в завершение при помощи специального подъёмника судьи ближе рассмотрели повреждения носовой части лайнера. Вся процедура заняла более 4 часов.

Представитель прокуратуры Нидерландов Дигна ван Бутзелар приветствовала решение судей провести выездное заседание на базе ВВС, но подчеркнула, что позиция стороны обвинения остаётся неизменной: MH-17 был сбит из зенитного ракетного комплекса «Бук» в районе Первомайского. Иными словами, сторона обвинения придерживается версии Совместной следственной группы, что атаку на самолёт совершили ополченцы с поля фермы вблизи подконтрольного им населённого пункта Первомайское, что, по словам главы Центрального департамента уголовных расследований национальной полиции Нидерландов Уилберта Паулиссена, подтверждают данные США, которые оценили, что место запуска находилось в 6 км к югу от Снежного. Для более полной картины произошедшего 17 июля 2014 года судебный следователь в 2020 году обратился к американцам с просьбой предоставить эти самые спутниковые изображения, предположительно имеющиеся в их распоряжении, но получил отказ. На повторный запрос, направленный 4 марта 2021 года, ответ был аналогичным. В итоге суд отказался от дальнейших попыток получить от американских властей спутниковые снимки, имеющие отношение к авиакатастрофе MH-17.

«Прокуроры берутся утверждать, делают это голословно, что российские данные "подверглись манипуляции и подгонке".  Это очередная ложь, ведь им предлагали посетить Россию, если забыли, предлагали воочию убедиться в подлинности формуляров, однако к этой теме следователи как-то сразу охладели. Они сами не изъявили желания приехать, а также не направляли никаких дополнительных запросов. В украинских резервах, разумеется, информации, где и как всё это время находилась ракета после распада СССР, не нашлось — что понятно. Хотелось бы следователям задать вопрос, не кажется ли им это странным», — заявляла ранее официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Москва, в отличие от Вашингтона и Киева, передала следователям данные, зафиксированные российскими радарами в момент авиакатастрофы малайзийского лайнера.

Украина же, как ранее сообщал прокурор Тейс Бергер, предоставила сведения только со вторичных радаров, то есть тех, которые регистрируют лишь находящиеся в небе и передающие сигнал на землю гражданские самолёты, такие радары получают информацию от самолётов с включенными передатчиками и не передают данные о других объектах или о самолётах, у которых передатчик выключен. По словам прокурора, первичные радиолокационные данные Украина не предоставила, объяснив нидерландскому Совету по безопасности, что радар в момент авиакатастрофы не работал, поэтому ничего не зафиксировал. В ходе проверки следователи установили, что радар в Донецке был выключен, поскольку находился на подконтрольной ДНР территории, радар в районе Артёмовска был поврежден во время боевых действий, а радар в Чугуево находился на плановом обслуживании. 

В момент трагедии рейс контролировался украинскими радиолокационными средствами и системой ПВО, а также находился под управлением украинских диспетчеров. Украинская сторона путалась в своих заявлениях: сначала они утверждали, что снимки с экранов радаров незамедлительно были отправлены в Совет безопасности Нидерландов, затем — что Амстердам вообще их не запрашивал, а последней была версия о неисправности днепропетровского локатора в момент катастрофы. Однако Министерство обороны РФ фиксировало 17 июля 2014 года активность украинских наземных служб слежения.

Бергер подчеркнул, что расследование данных с украинских гражданских и военных радаров дало ограниченную информацию, первичные данные с мобильного военного радара в Харькове оказались гораздо менее информативными, чем первичные данные радара в Усть-Донецком Ростовской области, но даже они не помогли экспертам обнаружить следы запуска ракеты или военный самолёт рядом с малайзийским Boeing. По словам прокурора, если отсутствие данных об истребителе, который мог бы нанести удар по лайнеру, свидетельствует о том, что его в районе катастрофы не было в принципе, то отсутствие на радаре следов запуска ракеты не говорит о её отсутствии. При этом он отметил, что «Алмаз-Антей» и Министерство обороны России придерживаются другого мнения — если ракета не зафиксирована, значит, её не было.

«На наш вопрос, где данные с украинских радаров, ответ странный: их нет. Но потом кто-то сказал, что эти радары случайно выключились. Все радары на Украине, которые наблюдали за этой частью воздушного пространства! Точно так же, как выключилась видеокамера на первую половину дня, когда Скрипали были найдены на лавке в парке. Камера, которая наблюдала за их домом. А потом включилась», — заявлял глава МИД РФ Сергей Лавров на ежегодной пресс-конференции в январе 2020 года.

Дипломат также отметил, что на вопросы нидерландских парламентариев, почему Украине не задают вопрос о причинах, по которым она не закрыла воздушное пространство в районе боевых действий, где впоследствии и сбили MH-17, правительство королевства просто молчит.

В рамках июльских заседаний суд рассмотрел запрос стороны защиты о допросе в качестве свидетеля по делу об авиакатастрофе украинского олигарха Игоря Коломойского. По словам адвоката Сабине тен Дуссхате, представляющей интересы Пулатова, в материалах дела есть информация о видео, где бизнесмен якобы признаётся в причастности к крушению MH17.

«Суд считает, что видео не содержит признаков того, что расследование содержащейся в нем информации может привести к обнаружению сведений, важных для вынесения решений, поэтому нет никаких причин полагать, что там есть информация, которую должна была предоставить прокуратура. Таким образом, этот запрос отклоняется», — объявил председательствующий судья Хендрик Стинхейс.

Теперь слушания по делам всех четверых обвиняемых возобновятся 6 сентября, и, как ожидается, право выступить с обращением к суду получат родственники погибших.

Отвечая на вопрос читателей издания «Украина.ру» о том, чем закончится расследование катастрофы MH-17, политолог Ростислав Ищенко выразил мнение, что сейчас этот процесс постараются всячески затянуть, а если Украина вдруг исчезнет с политической карты, о трагедии вообще забудут.

«Очевидно, что большая часть задействованных в этом деле политиков как минимум догадываются, а скорее всего, даже знают, что там произошло, но официально получить заключение, в том числе судебное, будет крайне сложно», — подчеркнул он.

По словам эксперта, теоретически есть надежда, что где-нибудь когда-нибудь всплывет информация о том, как на самом деле сбили лайнер над Донбассом и почему, но вероятность этого крайне мала.

Евгения Кондакова

Написать комментарий