Александр Данченко: "Правила игры на рынке должно определять государство"
Политикаrbc.ua27 апреля 2015

Александр Данченко: "Правила игры на рынке должно определять государство"

Александр Данченко, бывший гендиректор "Датагруп", а сейчас - глава парламентского комитета по вопросам связи, стал одним из бизнесменов, рискнувших променять собственную компанию на политику и попытку изменить госсистему изнутри. В интервью РБК-Украина он рассказал о перспективах принятия фундаментального для отрасли телекоммуникаций закона "Об электронных коммуникациях", а также о налоге на содержание госрегулятора, конкуренции на рынке связи и работе над созданием профильного министерства. "Государство готово помочь рынку, только мы упираемся в глухую стену еще на начальном этапе", - сказал, в частности, в интервью РБК-Украина Александр Данченко. РБК-Украина: Ваше мнение о законопроекте "Об электронных коммуникациях", который подготовлен усилиями НКРСИ, рынка и общественности. Я слышал, что готовятся альтернативные версии. Александр Данченко: Закон об электронных коммуникациях является фундаментальным законом с точки зрения рынка информационно-коммуникационных технологий. Он должен систематизировать всю отрасль один раз и фундаментально. По факту, это новая версия закона "О телекоммуникациях", но в него уже столько добавлялось, что он просто не может корректно работать. Это даже не "Лебедь, Рак и Щука", а скорее - "Содом и Гоморра". Мне пока не нравится ни одна из версий этого документа. РБК-Украина: Сколько версий вы видели? Александр Данченко: Три. Версию, над которой работает НКРСИ, несколько отличную от Госспецсвязи, и третью - разработанную народными депутатами. Я предложил авторам этих версий собраться на базе комитета и работать над единым вариантом текста. В начале апреля мы провели первое совещание по этой теме при участии НКРСИ и народных депутатов. РБК-Украина: Над ним работают парламентарии, имеющие представление об отрасли и рынке? Александр Данченко: Алена Мотузко является одним из инициаторов законопроекта. Сейчас к ней подключился и Роман Семенуха. Однако, пока что мне этот документ кажется "тяжелым". Тот же проект закона, который вывешен на сайте НКРСИ на общественное обсуждение, подвергся шквалу критики. У нас ведь в чем проблема законотворчества? Законы пишутся, как письмо дяди Федора из Простоквашино своим родителям. При всем моем уважении к огромному количеству общественных организаций, их работа над законами - это больше самопиар. В Европе такой процедуры нет. В той же Великобритании, например, законопроект разрабатывается, вносится в парламент, и там идет обсуждение. Такой фундаментальный закон должен быть разработан специалистами, с привлечением европейских экспертов (это все-таки имплементация европейского законодательства). Я, например, сейчас считаю, что работа над законом об электронных коммуникациях только началась. РБК-Украина: Но ведь НКРСИ же вела и до этого работу - проходили встречи с участниками рынка, высказывались замечания к законопроекту. Разве это не была работа? Александр Данченко: Это фантастический труд. НКРСИ сделала на самом деле огромный пласт работы. Проблема в том, что количество публичных обсуждений просто зашкаливает. Как все эти мнения "слепить" в единый документ? 400 страниц от одних, 400 - от других. И еще мнения множества ассоциаций, которые вообще не имеют отношения к отрасли, а просто сидят на грантах и им нужно просто показывать некую работу, отчитываться за проеденные деньги. На примере законопроекта №1888 я просто сказал: "Ребята, или вы садитесь договариваться, или нормы будут выгодные только одному участнику процесса - государству". И это подействовало - рынок сел договариваться! То же самое и с законом об электронных коммуникациях. НКРСИ нужно поставить оценку 12 из 12 за то, что они этот процесс инициировали, и нам уже есть над чем работать. А мое предложение - сейчас консолидироваться и сделать тот закон, который будет максимально компромиссен для бизнеса, и государства. РБК-Украина: То есть, имеющиеся наработки не канут в Лету? Александр Данченко: Конечно нет. Я же не говорю, что законопроект плохой - он "тяжелый". Чем проще и понятнее будет закон, тем будет лучше. НКРСИ, комитету и депутатам нужно отработать его упрощение, чтобы он был максимально понятен. Сам же по себе закон необходим и его нужно как можно быстрее принимать, чтобы разгрузить отрасль от всего этого ненужного шлейфа двенадцатилетней давности. РБК-Украина: Сколько по времени займет наработка финальной версии законопроекта и его принятие? Александр Данченко: Длина всего процесса принятия будет зависеть от того, насколько быстро удастся НКРСИ и комитету подготовить начальную версию законопроекта для первого чтения. Для этого не нужно "общественное обсуждение". Есть такая практика, когда перед тем, как планируется внести законопроект, который ущемляет интересы ряда людей или структур, вносится другой проект таким образом, чтобы согласно регламенту (в течение 10 дней), "неугодный" законопроект не успели внести. Да, это политические игры. Так делают в нескольких случаях. Первый - когда парламентариев обидели и заставляют принять некачественный или дискриминационный законопроект. Это конструктивный момент. Второй - когда разные группы влияния вбрасывают два противоположных законопроекта. Это негативный момент. Но, с другой стороны, это определенный метод конкуренции. И есть третий случай - саботаж законопроекта. В данной ситуации, как я вижу, мы на корню зарубили этот вариант. Депутаты, разработавшие одну из версий, сразу обратились ко мне и попросили совета, после чего я и предложил им объединить усилия в разработке единой версии документа. Я считаю, что вероятность вброса альтернативного законопроекта об электронных коммуникациях - минимальная. РБК-Украина: Но если это все же произойдет, что будете делать? Оперативно вбрасывать свою версию и позиционировать ее, как проект закона от рынка? Александр Данченко: Нет, закон об электронных коммуникациях не может идти от рынка. Он должен идти от государства, потому что это правила игры на рынке, и именно государство должно их устанавливать. При этом, мнение рынка крайне важно. Но, если пойти только на поводу у рынка, ничего хорошего не будет. Например, у нас некоторые глашатаи рассказывают о том, что нужно отменить все лицензии, потому что в Европе их нет. Но это - подмена понятий. В Европе нет лицензий, потому что там существуют жесточайшие правила предоставления услуг с большими штрафами. А в Украине просто хотят дестабилизировать ситуацию. Пророссийским силам важно, чтобы в телекоммуникациях был полный хаос - таким образом положение вещей гораздо проще контролировать. А наши люди на это ведутся. Рассказывают о том, что контроль интернета - это путь в никуда. Хотя весь мир так делает, и это позволяет реализовывать в стране успешную политику безопасности. Другое дело, что во всем мире это делается цивилизованно. РБК-Украина: Ну, примерно такая же цивилизованная ситуация в Украине с контролем сетей мобильной связи. Александр Данченко: Да. Но она стала такой только в последнее время. И я считаю, что нужно сказать спасибо обновленному составу СБУ за то, что за время его работы не было никаких скандалов, связанных с прослушкой. РБК-Украина: Если говорить об имплементации европейского законодательства - это необходимая вещь, но сейчас этим аргументом часто пользуются при лоббировании ряда инициатив. Кроме того, ряд норм трактуется участниками рынка абсолютно по-разному. Как с этим стоит бороться? Александр Данченко: Тут необходим только поиск компромиссов. Мне в этом отношении нравится позиция Михаила Саакашвили: необходимо забыть про грузинский, эстонский, европейский опыт, нужно создавать свой, украинский. Нельзя слепо внедрять нормы, которые есть в других странах. Я с коллегами по фракции хочу инициировать анализ Соглашения об Ассоциации, после которого станет четко понятно, какие нормы обязательны, а какие - рекомендуемы. Такие разъяснения Кабинет министров должен был провести уже давно. РБК-Украина: Возвращаясь к закону об электронных коммуникациях. Можете назвать моменты, которые должны быть прописаны в этом законе в обязательном порядке? Александр Данченко: Я считаю, что в этом законе обязательно должен появиться классический треугольник государственной власти: регулятор (он у нас есть) - законодатель (наш комитет) - орган исполнительной власти, которого сейчас нет. Мы - чуть ли не единственная страна в мире, в которой этот орган отсутствует. Кроме того, в законе должны прописаться другие институциональные нормы. Например, я считаю, что УГЦР (Украинский государственный центр радиочастот) должен быть частью НКРСИ. Сейчас существует очень много коллизий, связанных с разрешительными процедурами. Они должны быть заложены в базу закона, должно быть утверждено взаимодействие между всеми органами. Четко должно быть также прописано, что такое частоты гражданского пользования, и никаких разрешений и согласований в их использовании быть не должно. Также должен быть реализован принцип заявительного мониторинга, должны быть заложены принципы технологической нейтральности и рефарминга. РБК-Украина: Технейтральность и рефарминг будут внедрены не отдельными законами, а именно в рамках общего? Александр Данченко: Базис под это должен быть заложен именно в этом законопроекте. Обязательно должна быть и привязка к закону (принят в первом чтении) "Про электронную коммерцию". Кроме того, мне очень нравится идея финансовой независимости НКРСИ и введения некой формы налога на обеспечение этого органа, чтобы на него не влияли ни Президент, ни Кабмин, и чтобы сотрудники получали достойные зарплаты. Сегодня пришедшая туда команда смогла убить коррупцию, но сделала она это административными методами. Кстати, именно в инструменте независимости телеком-регулятора может возникнуть прецедентное право для регуляторов других секторов экономики. РБК-Украина: Каким должен быть размер налога на содержание регулятора? Александр Данченко: Не знаю. Из практики необходимо утвердить структуру, задачи, персонал, посчитать расходную часть. Чтобы после у участников рынке не возникало вопросов, необходимо для начала провести публичное обсуждение самой этой концепции. РБК-Украина: Должны ли быть механизмы регулирования монопольного положения кого-либо из игроков рынка в отдельном регионе, и можно ли при помощи этих механизмов помочь рынку выйти из того кризиса, куда он себя загнал? Александр Данченко: Этот вопрос поднимался на заседании нашего комитета. Можно реализовать механизмы, подобные европейскому - там это называется "антидемпинговое регулирование". Определяется себестоимость услуги у всех участников рынка, добавляется определенная маржа, и все, что оценивается ниже - считается демпингом и подпадает под штрафные санкции. Но вопрос в уровне телеком-менеджмента в Украине. Неплохо было бы акционерам вызвать своих топ-менеджеров и спросить их: где деньги? Так что пока не изменятся менталитет и мозг - государство в вопросе ARPU (средний доход с одного абонента в месяц) никак не поможет. РБК-Украина: Антидемпинговые меры могут помочь поднять ARPU? Александр Данченко: Могут. Но что делать, если участники рынка не хотят идти на встречу друг другу? Государство готово, только мы упираемся в глухую стену еще на начальном этапе - операторы не откроют себестоимость услуги. Когда-то пытались прописать схему ценообразования по доступу в кабельную канализацию. Ничего из этого не получилось. РБК-Украина: Но получается, что если все три оператора не поднимут цены одновременно, то абонентские базы перераспределятся очень сильно. И поднявший цены оператор существенно уменьшит свое количество абонентов. Александр Данченко: Вопрос ARPU для мобильных операторов не настолько актуален, как для кабельщиков и интернет-провайдеров. Один из операторов мобильной связи три года назад убил, к сожалению, рынок ШПД-интернета в стране. Необдуманные и глупые действия привели к тяжелым последствиям, а рынок провайдеров, вместо того, чтобы консолидироваться и как-то ответить, упустил момент. Ну, и кроме того, по рынку сильно ударили телевизионщики. Ведь изначально телевизионщики своими "нулями" всех подставили, потом потянули за собой фиксированную связь, и так далее. А таланта выйти из ситуации, увы, нет. РБК-Украина: Можете рассказать о своем видении Министерства связи? Сейчас процесс его создания притормозился с учетом того, что принимается закон "Об электронных коммуникациях"? Александр Данченко: Нет, ничего не притормозилось. Тут просто нельзя действовать топорным методом, нужно собрать мнения, консолидировать их. В Украине в прошлом году было 11 государственных органов, которые занимались связью и информационными технологиями. И все они тянут одеяло на себя и во всем будут видеть подвох. Это мещанство и зависть, которые у нас в крови. Так же, как меня обвиняли в коррупции, когда я создавал парламентский комитет, так же и сейчас говорят, что Данченко делает "под себя" министерство. Чтобы вы понимали, самого министерства еще нет, а четыре группы людей уже борются за кресло министра и договариваются на верхах. РБК-Украина: И кто же может стать новым министром? Александр Данченко: Думаю, на эту должность должен быть прозрачный конкурс с сильными кандидатами. РБК-Украина: Известные персоны, как Игорь Литовченко, причастны к вышеупомянутым группам? Александр Данченко: Никак не могу комментировать этот вопрос. Беседовал Никита Кузнецов.

Написать комментарий