Алгоритм Авакова
Политика30 мая 2020

Алгоритм Авакова

Ведомство Арсена Авакова в определённом смысле является действующей кунсткамерой – коллекцией аномалий. Но не заспиртованных, не на музейных полках, а вполне себе живых, активных, при должностях и погонах, некоторые в ранге советников и заместителей. И это немудрено: в 2014 году на ловлю денег и чинов в Донбасс ринулось всё дно Украины – «зарабатывать», грабить, убивать, насиловать. Зарабатывали, убивали, грабили, насиловали под лозунгом «Україна – єдина». Преступления совершались, если судить по результатам, во имя превращения «незалежной» в неоколонию США и процветания владельца фирмы «Рошен». Кто-то это понимал в 2014-м, другие смекнули позже, проанализировав плоды «революции достоинства». Из тех, кто понял позже, одни воспротивились обману и на выборах в 2019-м проголосовали против партии войны, набрав суммарно 73%. Другие решили на этом зарабатывать, и продолжают зарабатывать те, кто всё понимал изначально.

Судьбы борцов за денежные знаки и за адреналин сложилась после Донбасса у «героев» по-разному. Иных уж нет. Другие, резонансно засветившиеся, сели. Памятна банда «батальон МВД Торнадо», созданная личным приказом главы МВД Аваковым из лиц, обладающих аномальными моральными качествами. Качества эти для Авакова секретом не являлись. Часть торнадовцев были не просто уголовниками – они имели судимости, сидели за совершение тяжких преступлений. Подобрал их Аваков из состава батальона «Шахтёрск», который сам перед тем и расформировал за мародёрство под давлением разных сил, в том числе и правозащитников. Аваков провёл ребрендинг «Шахтёрска», замаскировал, так сказать, рецидивистов.

В свете ярких событий мая 2020 года, связанных с подчинёнными Авакова, как не вспомнить, что по заявлению украинской военной прокуратуры «бойцы батальона «Торнадо» практиковали бессудные убийства, пытки и изнасилования по отношению к гражданскому населению». Причём, как рассказывал военный прокурор Матиос, этим бандитам удавалось полностью убивать людей как личности – настолько извращёнными были издевательства!

Подобное творилось и в других батальонах, но тем удалось выйти относительно тихо из кровавой реки, без крупных потерь. Аваков, проводя ребрендинг и отмазывая их, создавал ту атмосферу вседозволенности в среде своих подчинённых, которая была ими усвоена и перенесена в мирные города и сёла. Тогда и был выработан алгоритм существования аваковского МВД: можно всё, пока не погоришь, но, если и погоришь, можно всё: прикроем. Накосячил в «Шахтёрске» – не беда, служи в «Торнадо». Там «отличился» – ну что ж, кому-то и сесть для отвода глаз, может, придётся, но это не смертельно. Реальные сроки лишь в 2017-м получили всего 8 «героев Торнадо» из 150. Но и они всё ещё в СИЗО, где по «закону Савченко» – день за два. Они уже годы, «меняя адвокатов, болея, совершая бунты, по сообщению прокуратуры,  добиваются отсрочки исполнения приговоров». Можно не сомневаться, если и дойдёт до колонии, будут сидеть в системе МВД «как белые люди», не в Старых Бабанах камень ломать.

Круговая порука была в «Торнадо», круговая порука и в целом в МВД Авакова. Круговая порука – характерный признак мафиозной структуры. Моральные качества людей выведены из системы координат алгоритма министра. Аваков создал структуру «под себя» и для себя. И это работает.

В этом и суть всей полицейской реформы.

Порошенко ещё в 2016 году мог бы облегчить себе жизнь, уволив Авакова после «ментовской войнушки» в Княжичах. Там полегло пятеро силовиков: два полицейских разведчика, два сотрудника полиции охраны и командир группы спецназа МВД Корпуса оперативно-внезапного действия. Повод для увольнения – отличный. Но Аваков проявил звериную живучесть. На какое-то время он растаял в туманах. Думали, навсегда. Дело замяли. Авакова не слили. И Аваков не слил своих – в соответствии с выработанным алгоритмом. Командир, который бездарно спланировал операцию, в 2019 году (уже при Зеленском) пошёл на повышение. Другой офицер, начальник уголовного розыска Киева, который провёл убойную операцию, давно восстановлен на работе в МВД и отправлен «в ссылку», в прифронтовой Бахмут (бывший Артёмовск) на должность начальника полиции. Формально – с повышением и точно без утраты перспектив, пока Аваков на плаву.

Имеет ли бойня в Княжичах что-то общее с бойней в Новоселице Житомирской области?

В Новоселице 22 мая были убиты семь человек, все они участники АТО-ООС, некоторые – служивые нацгвардии МВД. По одной из версий, «один из погибших обвинил арендатора   Анатолия Захаренко в "подставе" и сдаче по подозрению во взятке местного полицейского, а после этого еще и напал на Захаренко с ножом». Деталь: у Анатолия Захаренко в селе прозвище Русский, он пользовался у односельчан авторитетом: много раз приглашался быть крёстным, был избран сельским егерем – старшим охотником. Сразу после происшествия сообщалось и о народных версиях: «…убитые вымогали деньги или пруд хотели забрать; припомнили русское происхождение; на войну сам не пошёл и сыновей не пустил».

Показательно, что первая версия МВД: «немотивированная агрессия». То есть ни с того ни с сего? Общее между Княжичами и Новоселицей – круговая порука: «Свои не виноваты никогда».

Но ещё больший резонанс вызвала история, произошедшая в Кагарлыке Киевской области: даже в ООН возмутились!

В ночь на 24 мая два пьяных офицера полиции в течение девяти часов (!) измывались над молодой женщиной прямо в отделе. Женщину насиловали, «надевая на нее противогаз, применяя наручники и осуществляя выстрелы из табельного оружия над головой». Один из насильников – начальник уголовного розыска Кагарлыка «дядя Коля», который, как передают свидетели, давно добивался этой женщины. Известна подробность: потерпевшая одна воспитывает 5-летнюю дочь с диагнозом ДЦП. Адвокат потерпевшей раскрывает атмосферу, при которой совершалось преступление: «Она плакала, просилась. Теряла сознание. А её били, душили, насиловали неоднократно в четырёх кабинетах. При этом полицейские пили алкоголь, употребляли наркотики и заставляли пить потерпевшую».

Во время заседания суда по избранию меры пресечения оба фигуранта заявили, что своей вины не признают. Никто особо и не удивится, если обвиняемые со временем превратиться в потерпевших: шаг к этому сделан. Из обвинения Государственного бюро расследований, в котором первоначально был перечень пыток, пытки уже не упоминаются. Обвиняются офицеры МВД в «превышении полномочий». Но пытки, что очевидно, – это для полиции Авакова вещь рутинная. В то же самое время, когда полиция издевалась над женщиной, в Кагарлыкском отделении находился ещё и мужчина, которого правоохранители «ставили на колени, били по голове дубинками, надевали противогаз и стреляли из табельного оружия над головой». Видимо, это давно в порядке вещей.

Мониторинговая миссия ООН по правам человека официально обратилась к ГБР Украины и офису генерального прокурора «провести эффективное, быстрое, тщательное и беспристрастное расследование всех предполагаемых преступлений со стороны полиции, включая недавний инцидент в Кагарлыке». ООН призвало полицейских «предпринять необходимые шаги для предотвращения новых случаев пыток и жестокого обращения в их рядах». Адресован призыв и к Верховной раде «привести статью 127 Уголовного кодекса в полное соответствие со статьей 1 Конвенции против пыток, закрыв таким образом имеющиеся или потенциальные лазейки для безнаказанности».

Рада прореагировала. Комитет по вопросам правоохранительной деятельности назначил на 1 июня закрытое заседание по теме. Желание Рады – свести преступления в Кагарлыке к частному случаю «в отдельно взятом отделе». Председатель комитета Денис Монастырский заявляет: «Мы хотели бы выяснить, было ли это системным явлением в этом подразделении или отдельно взятым случаем. Это, пожалуй, главный вопрос, который мы хотим выяснить на этом закрытом заседании».

Для начала, для принципиального вывода по Авакову и алгоритму его системы, может, и неплохо. Далее Монастырский поведал: «Поскольку руководство полиции приняло решение о расформировании всего подразделения, то есть предположение, что такие случаи были нередки. Возможно, были и другие сотрудники этого подразделения, которые совершали такие действия». Наверняка депутат знает, о чём говорит. Верхушка МВД и лично министр вполне осведомлены о положении дел и делишек не только в Кагарлыке, но и в системе в целом. Внезапное расформирование отдела – это заметание следов. Исправить сама себя изнутри система не в состоянии по определению. Должно быть внешнее вмешательство.

Есть страны, где в полицию не берут участников боевых действий. Посттравматический стрессовый синдром не может не сказываться «на гражданке». На Донбасской войне украинские бойцы практически все участвовали в мародёрстве, а многие из них и в более тяжких преступлениях. Они рассматривали имущество людей и их самих как добычу. Эту же психологию они принесли в работу полиции. А те, кто не воевал, берут пример с воевавших.

Каждый приличный депутат Рады (ведь есть такие?), завершая своё выступление на закрытом заседании 1 июня, подобно римскому Катону, должен сказать его словами: «Алгоритм Авакова должен быть разрушен».

Ну и ООН им в помощь, чтобы избавиться от «незаменимого».

Илья КОЛОС

Написать комментарий