ПолитикаИсточник29 янв.

Дело Бузины: неожиданный разворот

За последний месяц на судебном процессе по делу Дениса Полищука и Андрея Медведько, подозреваемых в убийстве писателя Олеся Бузины, случился ряд очень странных, мягко говоря, событий. Если учесть, как развивался этот процесс в последние полгода, неожиданным оказалось то, что в течение декабря судьи вдруг отменили решения десятков предыдущих судебных заседаний и заменили меру пресечения обоим подозреваемым на домашний арест, выпустив их из СИЗО (9 декабря решение принято по Полищуку, а 31 декабря – по Медведько). Этому предшествовал ряд весьма любопытных событий, которые при тщательном рассмотрении вполне выстраиваются в единую логическую цепь. Так, уже в ноябре тем, кто внимательно отслеживает этот процесс, стало очевидно, что в дело защиты подозреваемых снова негласно включились некие влиятельные политические фигуры, а то и целые группы политиков, обладающие рычагами влияния на прокуратуру и суды. Из «закулисья» процесса начала поступать информация о том, что эти «теневые» участники пытаются уговорить Генпрокуратуру пойти на некий компромисс. И вот, где-то в высоких кабинетах, видимо, вынуждены были провести переоценку сложившихся реалий. Кто-то вдруг вынужден был признать, что «дело Бузины» вполне может оказаться идеальным спусковым крючком для окончательного срыва ситуации с тормозов – прежде всего, по части взаимоотношений власти и национал-радикалов, которые уже второй год как балансируют на грани фола. Так или иначе, но националистам, которых, сейчас продолжают «утюжить» по разным уголовным делам, в рамках «дела Бузины», видимо, сочли уместным пойти на уступки.

Большая политика

Все это – то, что находится на поверхности и напрашивается само собой. В то же время, некоторые наши источники в МВД и прокуратуре обращают внимание на другой факт. Обоих подозреваемых выпускают из СИЗО в тот самый момент, когда следователи готовились предоставить суду достаточно внушительный массив технической информации, которая может всерьез подорвать позиции защиты Медведько и Полищука (если не стать окончательным доказательством их вины). Как известно, защита утверждает, что в день убийства Олеся Бузины, а также в течение всего апреля 2015 г. они оба находились в зоне АТО. Эту версию подтверждает и ряд бойцов подразделений «Правого сектора», которых адвокаты сейчас активно приводят на заседания судов в качестве свидетелей защиты. В то же время, следователи говорят, что у них почти готовы технические доказательства того, что 16 апреля, в день убийства Бузины, оба подозреваемых находились в Киеве. Более того, этим фактом указанные материалы отнюдь не ограничиваются. Речь может идти не только о данных мобильной связи подозреваемых, по которым можно отследить довольно детально их геолокацию (в т.ч. в ретроспективе), а также о фактах негласных следственных действий за их родными и друзьями из праворадикальных организаций. Именно сейчас следователи ожидают исчерпывающую техническую документацию, материалы личной переписки и подробной геолокации от социальной сети Фейсбук, которые должны вот-вот прийти в Украину по линии ФБР США (соответствующий запрос прокуратура отправила в конце ноября, наконец, добившись на то решения суда). Дело в том, что данные американской соцсети могут оказаться еще одной независимой перекрестной уликой, которая (если версия прокуроров верна!) подтвердит, что оба подозреваемых в апреле находились в Киеве, а не в зоне АТО. Помимо этого, будут вскрыты и данные их личной переписки. Причем, несмотря на то, что их аккаунты уже после убийства, но до момента их ареста были удалены, соцсеть сохраняет достаточно длительное время все без исключения архивы своих пользователей. А значит, скорее всего, следователи получат в распоряжение даже то, что оба подозреваемых считали окончательно уничтоженной информацией, в том числе особо конфиденциальной. По данным компьютерных экспертов, которых прокуратура привлекала к анализу личной компьютерной техники и, надо полагать, гаджетов подозреваемых (несмотря на то, что до момента ареста, как утверждают следователи, все материалы в них были уже отформатированы), всю личную переписку Медведько и Полищук довольно долгое время вели именно через мессенджер Фейсбука. Что, кстати, совсем неудивительно. Учитывая, сколь сложны процедуры изъятия или перехвата данных этой соцсети для правоохранителей в любой стране, аналогичным образом давно поступают многие люди, в том числе высокие политики, должностные лица, предприниматели и, конечно, представители уголовного мира. Но дело не в этом. Поскольку давно известно, что и Медведько, и Полищук обладали достаточно тесными и обширными связями в нынешнем депутатском корпусе Украины (по крайней мере, из числа людей, пришедших в политику из праворадикальной среды) и долго были чуть ли не на первых ролях среди уличных праворадикалов столицы, эта их личная переписка может пролить свет не только на обстоятельства убийства Бузины (если они действительно были его исполнителями), но и на возможных заказчиков этого преступления. Или на каких-то других причастных лиц. Более того, поскольку речь идет не только о периоде зима-весна 2015 г., но и о 2014 годе, прокуратура может получить в свое распоряжение достаточно детальные расклады всей внутренней «кухни» националистов по многим другим резонансным делам. И вот теперь только представьте, что может случиться, если эти данные не только подтвердят версию следствия, но еще и какую-то причастность к этому кого-то из отечественного политикума или из высоких должностных лиц?

Потасовки в судах и демарш улицы

Совершенно понятно, почему в дело защиты Медведько и Полищука с самого начала подключились многие народные депутаты. И не только они. 4 декабря проходит достаточно яркий, хотя и не столь многочисленный, как до того, митинг под Генпрокуратурой, где также присутствовали нардеп Андрей Ильенко и лидер столичного «Правого сектора» Владимир Загазей. 19 декабря на улицах Киева и под зданием столичной прокуратуры проходит еще одна акция праворадикалов на ту же тему. Вообще, подобные мероприятия ультраправые и близкие им структуры проводят регулярно. И в этот раз они ничем особо не отличались от акций поддержки «побратимов» по другим уголовным процессам. Однако именно последние акции по накалу страстей, как и содержанию заявлений, озвученных на этих мероприятиях, уже едва ли не выходили за рамки допустимого (даже в нынешней постмайданной Украине). О том, что происходило, скажем, на последнем таком митинге и насколько жестко радикалы настроены теперь, легко составить собственное представление из следующего видео.

Параллельно с возросшей уличной активностью, где-то с начала декабря, как нам стало известно, ряд народных депутатов и, возможно, еще какие-то лица проводят несколько встреч с руководством Генпрокуратуры. Какие аргументы в защиту подозреваемых выдвигались на этих встречах – нам доподлинно неизвестно. Но уже 4 декабря вдруг стало известно, что по итогам одной из таких встреч замгенпрокурора Украины Юрий Столярчук обещает взять под личный контроль дело Андрея Медведько. Известно, что в этот день со Столярчуком прошла личная встреча нардепа Ильенко и главы киевского «Правого сектора» Загазея. Тогда же состоялась встреча адвокатов подозреваемых и нардепа Игоря Луценко с первым замглавы прокурора Киева Олегом Волондюком. По-видимому, 4 декабря и стало тем самым переломным моментом, после которого суды и прокуратура вдруг пошли на попятную. Днем ранее, 3 декабря, уже в конце судебного заседания по Медведько, которое затянулось до позднего вечера, прямо в зале суда произошла достаточно жесткая потасовка между радикалами и силовиками, которые обеспечивают конвоирование и общую безопасность в судах. После оглашения судьей своего решения, ей каким-то чудом удалось выбраться из зала заседаний сквозь уже порядком разъяренную толпу. Если бы судья задержалась там хотя бы на одну-две минуты, из этого видео легко представить, что ничем хорошим это бы для нее не кончилось.

Вдруг под возмущенные окрики толпы активисты заявляют, что не выпустят из зала суда двоих прокуроров (т.е. сторону обвинения), а также сам конвой с Андреем Медведько. В течение минут пятнадцати обстановка в зале и в здании суда, наполнившемся радикалами, продолжала накаляться. В адрес прокуроров посыпались угрозы. Протестующие заявили, что требуют лично явиться прямо в зал суда генпрокурора Виктора Шокина и главу МВД Арсена Авакова, которые должны будут на месте разъяснить им, что же такое происходит и на каких таких основаниях суды, да и вся правоохранительная система, принимают настолько неправомерные, по мнению радикалов, решения. Были также озвучены претензии в адрес прокуратуры, которую обвинили в массовых репрессиях против националистов – радикалы ссылались и на другие известные конфликтные эпизоды между властью и «патриотами». Еще спустя какое-то время из толпы послышались заявления, что националистам не стоит откладывать массовые выступления против власти на весну – пора, мол, свозить в центр столицы всех активистов уже сейчас. В конечном итоге радикалы сошлись на том, что в ближайшие часы необходимо прямо у здания суда собрать несколько тысяч их «побратимов» – дескать, тогда руководство МВД и ГПУ будет сговорчивее в диалоге с защитниками Медведько и Полищука. К этому моменту в здание суда подтянулось около полусотни силовиков, из-за чего в зале и в коридоре начались потасовки и весьма нешуточная давка. В такой обстановке сквозь толпу, которая пытались этому помешать, правоохранителям пришлось выводить Медведько из зала суда, где на него так и не смогли надеть наручники. Как видно из видео-сюжета, успокоить активистов и выпустить прокуроров удалось лишь адвокатам. И то это стало возможно лишь спустя почти два часа после начала блокирования суда и прокуроров. То, что даже для адвокатов сложившаяся ситуация стала неожиданностью, и им пришлось отговаривать активистов от захвата суда, видно из перепалки между ними. Адвокатов понять можно. Одно дело – яркая телекартинка, демонстрирующая как бы «возмущение народных масс»… Но если вдруг эта многочисленная группа поддержки перейдет черту – едва ли это сыграет на пользу защите подозреваемых. В отличие от других резонансных процессов, когда в судах доходило и до жесткого рукоприкладства, и даже до силового освобождения обвиняемых, в данном случае все-таки речь идет об очень резонансном убийстве, совершенном в отношении одного из самых известных журналистов и писателей Украины. Известно, что за этим процессом следят во всем мире различные правозащитные организации. И едва ли освобожденный силой Андрей Медведько сможет долго пробыть на воле, найти убежище, скажем, в посольстве какой-то из стран мира. Словом, радикалы своими действиями едва не разрушили выстраиваемую адвокатами в течение долгих месяцев стратегию защиты. Как нам позже разъяснили источники в прокуратуре, данное действие протестующих уже можно было бы расценивать не иначе, как… захват заложников. Причем, с отягчающими обстоятельствами. Ибо в заложниках, по сути, оказались должностные лица прокуратуры. А также работники Печерского райсуда. Более того, угроза жизни и здоровью имела место, по сути, в отношении всех, кто находился в этот момент в здании. Судите сами. Во-первых, какая-то часть активистов действительно могла выйти из-под контроля, а точнее потерять контроль над собой. В результате чего могла начаться попытка внесубедного освобождения Медведько из-под стражи (тем более, нынче такие случаи на каждом шагу). Во-вторых, все это могло перерасти в очень жесткую потасовку с силовиками в очень тесном и замкнутом пространстве, где собралось большое количество людей, которым просто не было выхода ни на улицу, ни в другие помещения. Кто бывал в здании Печерского райсуда на Крещатике, тому нетрудно представить, насколько оно не приспособлено для такого скопления народа. Наконец, в потасовке могли оказаться и сторонние провокаторы, которые могли в зал суда пронести любой предмет – от холодного оружия до более серьезных вещей. Фейсконтроль и проверка документов на входе в суд была в лучшем случае «через одного» – в здание могли пройти все, кому не лень. И если в современной Украине теперь легко кидают гранаты в здание парламента, только представьте, какой удобный резонанс (в интересах самых разных политсил) случился бы, если бы что-то подобное произошло прямо на суде, за которым следят во всем мире, включая такие структуры, как ООН и ОБСЕ!

Новая реальность

На фоне всего этого вполне ожидаемыми стали серьезные перестановки внутри следственной группы, занимающейся этим делом. По крайней мере, уже с начала декабря в качестве гособвинителей на судебных заседаниях присутствуют уже не те сотрудники прокуратуры, которые вели это дело с самого начала. Пока что мы можем только гадать, связано ли это как-то напрямую с тем, что происходит вокруг дела Бузины, является ли результатом какого-то давления на следователей сверху (или еще откуда-то), либо это просто еще одно «удивительное» стечение обстоятельств. Формально Медведько (ему инкриминируется непосредственно убийство) и Полищук (подозревается как соучастник в этом убийстве) незадолго до убийства числились в подразделениях, подчиненных МВД и Миноброрны, дислоцированных в зоне АТО. Правда, Медведько, который весной прошлого года перешел на службу в батальон «Киев-2» МВД и должен был 17 апреля (кстати, через сутки после убийства Бузины) начать свой первый день на новом месте, на службу так и не явился (как не явился и в последующие дни), в связи с чем спустя несколько недель и был отчислен оттуда. В самом начале расследование находилось под юрисдикцией уголовного розыска МВД, но позже (очевидно, во избежание конфликта интересов) оно было целиком переведено в столичную прокуратуру, которая и вела дальше основные следственные действия. До сих пор прокуратура была непреклонной и у нее находилось достаточно аргументов в судах, чтобы подследственные оставались в СИЗО до полного завершения расследования. Это было важно в том числе и с точки зрения их личной безопасности. Но вот, к 9 декабря позиция прокуроров резко смягчается. И хотя новые прокурорские гособвинители пытаются все также аргументированно отстаивать свою версию в судах, прокуратура вдруг сама ходатайствует в пользу изменения меры пресечения для одного из подозреваемых – Полищука. Вслед за ним, спустя несколько недель из СИЗО под домашний арест выводят и Медведько. Итак, чем это теперь может быть чревато? Каковы новые риски в связи со столь неожиданным поворотом в деле? Во-первых, в украинской судебной практике известны случаи, когда подозреваемые, находясь под домашним арестом с электронным браслетом (в режиме онлайн отображает геолокацию подозреваемого), все равно умудрялись бежать от следствия, демонтировав браслет незаметно для службы слежения. Например, 3 октября 2014 г. бывший командир «Беркута» Дмитрий Садовник, которого ГПУ подозревала в причастности к расстрелам на Майдане, находясь под домашним арестом с браслетом, снял его и бежал от следователей. Есть, правда, версия, что бывшего «беркутовца» могли просто технично выкрасть какие-то заинтересованные лица – ведь офицер очень много знал о том, кто и куда на самом деле стрелял в те злополучные дни. Но для нас важно другое. В данном случае существует риск, что и в этом деле у кого-то нервы внезапно сдадут – даже если этот кто-то, предположим, на самом деле и не был убийцей Олеся. Скажем, просто потерял веру в правосудие. Наш источник в прокуратуре поделился опасениями силовиков: если подобное однажды случится с отпущенными Медведько и Полищуком, следователи и общество могут так никогда и не узнать реальных организаторов преступления. Кроме того, теперь у правоохранителей есть веские основания опасаться не только и не столько за добросовестность подозреваемых, сколько за их безопасность. Ибо известна масса случаев, когда исполнителей убийства затем тоже находят киллеры, посланные заказчиком убийства. Причем, в данном случае все может быть даже независимо от того, являются ли Медведько и Полищук реальными исполнителями или же, как утверждают их адвокаты, следствие идет по ложному пути, и кто-то очень высокопоставленный, имеющий рычаги влияния в силовом блоке, просто запутывает следы реальных исполнителей и заказчиков. Нетрудно догадаться, что и в первом, и во втором случае, реальные заказчики и организаторы (если таковые действительно есть) могут быть весьма заинтересованы в том, чтобы оба подозреваемых просто перестали говорить. Тем самым для них окончательно можно было бы спрятать все концы в воду (опять же, независимо от того, были ли они оба исполнителями или нет). Если же они оба реальные исполнители, как в том убеждены прокуроры, то с точки зрения гипотетического заказчика они задание провалили – наследили и теперь оказались под колпаком у правоохранителей. Что означает, что однажды могут и заговорить, например, пойдя на сделку со следствием для смягчения наказания. Ведь таков закон уголовного мира. Тем более, если речь идет о столь резонансном преступлении, материалы по которому уж точно не раз будут перепроверяться и еще очень долго не уйдут в архив (даже если расследование закончится и придет к какому-то итогу).

Единственное, что можно сейчас сказать определенно, это то, что жестких выступлений и бурных акций в судах со стороны радикалов в рамках этого процесса пока что происходить не должно. Руководство МВД и прокуратура, по сведениям наших источников, действительно пошли на компромисс, в рамках которого те, кто контролирует националистов, якобы пообещали ситуацию на этом процессе дальше не усугублять. Впрочем, так как дело с самого начала обрело такой гигантский политический резонанс, и в него уже вмешался ряд политически групп (например, в ходатайстве об изменении меры пресечения в качестве поручителей фигурируют фамилии таких нардепов, как Андрей Лозовой от «Радикальной партии», Игорь Луценко из «Батькивщины» и даже Олег Петренко от пропрезидентского БПП), пока что наивно было бы исключать какие-то новые и внезапные эксцессы.

Продолжение следует… Юрий ЛУКАШИН, Сергей ЧИГИРЬ

💬 Последние комментарии
Антиелена
Пи@дуй прорываться через границу у гейропу. Я дам тебе парабеллум, может застрелишься по дороге! Ну и воняет от тебя...
Елена
Чужого сала не бывает,хе.
Елена
Ответить можешь,это же счастье, Токаев сказал что большинство живет казахов на 100 -150 долларов США,это счастье а?
Елена
Дду твоё мнение о 32 двигателей прогресса в Казахстане,в России где-то около двухсот таких семей,жду ответа.
Антиелена
Слышь, звезда на букву "П"! Таких укрогандонов-пропагандонов (или укрогордонов - как тебе больше нравиться?) как ты, Ленка-сралка-давалка, надо не попрекать, а гнать подсрачниками до амэрики в резервацию, а здесь чище будет. Продавай почку и пи@дуй к своим. Бля, ни одного грамотного и аргументированного ответа за все время!!! Ни одного, Карл!!!
Елена
Тридцать два человека имет доход в Казахстане больше чем у больше чем у половины населения страны в Казахстане,слова Токаева,шо скажешь по этому поводу?не чую? Это ведь хорошо ,да? жду ответа?
Антиелена
А в моем поисковике далеко не первая! Ты список стран смотри!!!...