Комбинация понедельника. Зеленский, Коломойский, Ахметов и «Антиколомойский закон»
Политика30 марта 2020

Комбинация понедельника. Зеленский, Коломойский, Ахметов и «Антиколомойский закон»

© скриншот с видео "Радіо Свобода"

Одна из главных задач заседания Верховной Рады 30 марта состоит в том, чтобы принять т.н. «антиколомойский закон» – «относительно отдельных вопросов функционирования банковской системы Украины». Его принятие – главное условие МВФ для предоставления кредита Украине. Битва продолжается с декабря прошлого года, когда он был внесён в Верховную Раду.

МВФ обязательно надо, чтобы недобросовестные владельцы «Приватбанка» не смогли его получить назад. По их мнению, это приведёт к дестабилизации финансовой системы Украины.

Почему именно в МВФ решили назначить виноватыми за дестабилизацию финансовой системы Украины в 2014-15 года именно Коломойского и Боголюбова, а не Гонтареву и Яресько, нам в общем-то понятно. Госслужащие, которые принимали решения о помощи частным банкам, вообще не являются какими-то внутриукраинскими субъектами — это ставленники «финансового интернационала». С них-то какой спрос? Иное дело — украинские олигархи… Справедливости ради надо сказать, что Коломойский-то невинной овечкой ну уж никак не является.

Суть законопроекта состоит в том, чтобы экс-собственники банка не смогли добиться возврата выведенного с рынка финучреждения даже по решению суда. При этом, МВФ не возражает против получения владельцами компенсации.

Принятию закона препятствуют несколько моментов.

Во-первых, МВФ требует такой формулировки закона, которая бы предполагала рассмотрение в суде вопросов и относительно контроля над банком, и относительно компенсации по строго определённой процедуре, что противоречит Конституции.

Потому вполне вероятно, что принятый закон будет опротестован и отменён Конституционным судом, как это было уже с законом о незаконном обогащении. Игорю Валерьевичу такая перспектива может даже понравиться.

Впрочем, он не настаивает. Ему, в общем-то, и банк не нужен — достаточно получить свои деньги. А для этого закон лучше провалить.

Во-вторых, возникают сложности с регламентом. Закон слишком важный, чтобы в один день принять его и в первом чтении, и в целом. Нужно соблюдать процедуру, дать возможность депутатам внести поправки и потом их рассматривать в общем порядке (как это происходит с законом о земельном рынке).

Спикер Разумков нарушать Регламент отнюдь не стремится. Но даже если его уломают регламент нарушить, тем самым создаются идеальные условия для отмены закона через обычный суд общей юрисдикции. Потому что регламент нарушать нельзя.

В-третьих, в самой по себе Верховной Раде нет единства даже относительно самого проведения заседания в понедельник.

За «антиколомойский закон» будут голосовать «Европейская солидарность», «Голос» и часть «Доверия», но в сумме это не более 50-ти голосов. Всё решается «Слугой народа», в которой довольно мало представителей Коломойского, но многие депутаты болеют…

А многие не хотят брать на себя ответственность — Зеленский обещал лично позвонить каждому депутату, но, говорят, их обзванивает не только Зеленский…

 В-четвёртых, как предполагается, у Зеленского есть его какие-то личные обязательства перед Коломойским. Непонятно, в чём они состоят, но до последнего времени президент, хотя и не давал олигарху каких-то определённых преференций, всё же и не давал его обижать.

Если в понедельник, 30 марта, произойдёт окончательный разрыв между Зеленским и Коломойским, последствия для обоих будут не лучшими. Коломойский многое потеряет, но он способен испортить президенту много крови. Причём опыт показывает, что президенты приходят и уходят, а вот Коломойский никуда не девается.

В-пятых, удар по Коломойскому нарушает целостность «олигархического консенсуса», на который сейчас опирается Зеленский.

Впрочем, там не всё однозначно. Похоже, что, делая выбор между разрушением консенсуса и дефолтом, президент, не без подсказки Ахметова, сделал выбор в пользу первого (если только с Коломойским не согласовано принятие закона с последующей его отменой).

Ахметову, видимо, идея дефолта не нравится, поскольку создаёт значительные проблемы для его компаний. Во всяком случае, предложения Авакова, который выступал за введение чрезвычайного положения и дефолт, были отвергнуты. А правительство Шмыгаля предложило проект изменения бюджета, предполагающий вложения в войну, силовиков, пропаганду (под видом «культуры») и… передачи всех свободных денег в руки «финансового интернационала». В общем, в страну ничего не вкладывать.

Судя по всему, перспектива дефолта для Ахметова настолько неприятна, что он готов пожертвовать интересами Коломойского.

Ничего особенного в этом нет — в мире наживы и чистогана каждый сам за себя (так, кажется, писали советские пропагандисты — чистую правду, что характерно), но это создаёт ряд проблем.

— Раскол «консенсуса» чреват дестабилизацией и так весьма неопределённой ситуации вы стране. В частности, своего времени ждут Порошенко и «соросята». Если с Порошенко у Ахметова всё было «на мази», то правительство «соросят» у него, кажется, никакого воодушевления не вызывало.

— Коломойского, конечно, можно и разменять. Но что если завтра оставшиеся коллеги не захотят на что-нибудь разменять самого Ахметова? Похоже он о столь отвлечённых материях вообще не задумывается, а зря…

— Получить кредит от МВФ и избежать дефолта — цель, безусловно, благородная. Но кризис, вызванный эпидемией, безусловно затянется. И страна, экономика которой будет ослаблена попытками расплатиться за сделанные ранее долги, в любом случае вынуждена будет объявить дефолт.

Впрочем, у Ахметова люди работают грамотные, возможно они просчитали, что дефолта не будет или что позже Ахметову не придётся нести такие издержки, как сейчас… 

В общем, мы будем свидетелями очень сложной политической комбинации, результаты которой непредсказуемы.    

Василий Стоякин

Написать комментарий