Крыша БЭБа. Чем будет заниматься новое Бюро экономической безопасности и почему бизнес его уже боится
Политика29 января 2021

Крыша БЭБа. Чем будет заниматься новое Бюро экономической безопасности и почему бизнес его уже боится

Новым законом СБУ лишили права кошмарить бизнес, но лазейки для силовиков остаются. Фото: ssu.gov.ua

У отечественного бизнеса появился новый силовой куратор - Бюро экономической безопасности или сокращенно - БЭБ. Сегодня Рада приняла законопроект №3087-д, который предусматривает создание этого ведомства. Проект появился в парламенте еще в июле прошлого года.

Собственно, на запуск Бюро экономической безопасности наши власти подписались в Меморандуме с МВФ. Предполагалось, что БЭБ начнет работать с 1 января этого года, но, как видно, парламент немного не уложился в сроки. В сентябре проект прошел нерве чтение, а в ноябре - второе. После чего его поставили на стоп и реанимировали как раз под начало работы миссии МВФ по украинскому кредиту (работа идет в онлайн-режиме).

На БЭБе настаивал также ЕС, это требование было подвязано к выделению Украине макрофинансовой помощи в размере 1,2 млрд евро.

"Поспешная подготовка документа к рассмотрению в сессионном зале в сентябре с множеством огрехов связана именно со спешкой в желании получить эти деньги от международных доноров, выполнив формально одно из требований", - отмечает адвокат, управляющий партнер АБ "Радзиевский и партнеры" Юрий Радзиевский.

Стоит отметить, что эксперты жестко критиковали проект о Бюро экономической безопасности. Но финальную версию немного "причесали", хотя ряд проблемных моментов все же остался.

"Страна" разбиралась как будет работать БЭБ, и чего от него ждать бизнесу.

Что будет с "экономикой" СБУ

По задумке авторов законопроекта (Данил Гетманцев, Алексей Устенко, Алексей Ковалев, Ольга Смаглюк-Василевская, Роберт Горват и другие) Бюро экономической безопасности должно было заменить налоговую милицию. И взять на себя все полномочия по расследованию экономических преступлений. Чтобы бизнес не кошмарили все правоохранительные органы, в том числе, Нацполиция и СБУ.

Но проект пытались переписать. 28 сентября парламентский комитет по вопросам финансов налоговой и таможенной политики рекомендовал для принятия во втором чтении редакцию, которая сохраняла за СБУ функции в сфере экономики и антикоррупционной деятельности. Как сообщил заместитель главы фракции "Голос" Ярослав Железняк, соответствующее решение поддержали 10 нардепов фракции "Слуга народа", а также депутаты из партии "Европейская солидарность", "Голос", "За майбутне" и ВО "Батькивщина".

Но на этот счет у депутатов были разногласия, многие выступали против того, чтобы оставить за СБУ экономические полномочия. 

"Правоохранительную функцию в сфере экономических нарушений бизнеса выполняют налоговая милиция, СБУ и Национальная полиция. По данным официальной статистики Офиса Генпрокурора, в 2019 году было зарегистрировано 1287 уголовных дел по уклонению от уплаты налогов. В то же время на стадии досудебного расследования было закрыто 262 уголовных дела, из которых 259 - за отсутствием состава уголовного правонарушения. По результатам судебного расследования соответствующих дел за определенный период в Едином государственном реестре судебных решений есть только 18 приговоров, а именно: 10 обвинительных, из которых три - на основании соглашений о признании вины и 8 оправдательных. Такая статистика свидетельствует о недостаточно эффективной работе в первую очередь налоговой милиции в расследовании экономических преступлений", - говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Поэтому авторы проекта предлагали "лишить правоохранительные органы не присущих им функций, и отделить правоохранительную функцию от сервисной функции налоговой".

Стоит отметить, что статистика по экономическим преступлениям , судя по которой до реальных обвинительных приговоров удается довести лишь единичные дела, свидетельствует не только о неэффективности работы правоохранителей. Это - наглядной подтверждение того, о чем давно говорит бизнес - многие дела предпринимателям попросту "шьют", хотя состава преступления в них по большому счету нет. То есть, бизнес кошмарят в надежде на то, что удастся выбить взятку, а если договорится не удается, компании устраивают сладкую жизнь, с обысками, изъятием документов, арестом счетов, судебной волокитой. И даже если в суде доказать вину не удается, бизнес все равно несет колоссальные потери, ведь нормальная работа компании блокируется, приходится тратиться на адвокатов и пр.

Авторы проекта прогнозировали, что создание Бюро экономической безопасности с одной стороны, сделает борьбу с экономическими преступлениями более эффективной, с другой — снизит давление на налогоплательщиков.

В итоге в финальной версии закона СБУ все же оттеснили он экономических преступлений. Подразделения, которые в Службе занимались борьбой с коррупцией и экономической контрразведкой ликвидируют.

Впрочем, как отмечает Радзиевский, "формально экономические полномочия СБУ ликвидировали. Но как будет на практике - пока неясно. Экономический департамент уберут, но, СБУ стоит прописать в "пидозре" терроризм или поддержку (либо финансирование) сепаратизма - и дело уже снова в их компетенции".

Чем будет заниматься БЭБ

В законопроекте для Бюро экономической безопасности прописаны достаточно широкие полномочия. 

"Оставили возможность создавать при БЭБ "силовые подразделения". Также прописаны очень широкие полномочия столь вожделенного либеральным крылом парламента и общественными активистами "аналитического подразделения". Дело в том, что последнему предлагается предоставить доступ к банковской тайне, аналогичный тому, что имеет НАБУ. Кроме того, АМКУ, Фонд госимущества, Нацкомфинуслуг, Госфинмониторинг и другие органы обязаны передавать БЭБ всю информацию, которая может свидетельствовать о совершении экономических преступлений. При этом ответственность сотрудников Бюро за неправомерное распоряжение такой информацией — предусмотрена лишь в общих фразах", — говорит Радзиевский. 

Теоретически ответственность прописана, но, чтобы привлечь правоохранителей, нужен оправдательный приговор и установление вины, а кто этим будет заниматься - неясно. Тем более, что нередко экономические дела расследуют по 5-6 лет, за это время успевает смениться состав тех, кто занимается делом», — отметил глава адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец.

При этом, как отмечает партнер KM Partners Александр Шемяткин, законодатели не сделали ничего, чтобы заполнить пробелы в законодательстве, позволяющие правоохранителям кошмарить бизнес.

К примеру, нечетко прописала статья 212 Уголовного кодекса (уклонение от уплаты налогов). Доведение уклонения от уплаты налогов по идее требует скрупулезной работы детективов, и должно исключать ситуации, когда есть налоговый спор, то есть, компания оспаривает начисления ей тех или иных сумм. Также правоохранители должны доказать наличие схем, с помощь которых компания уклоняется от уплаты налогов.

Но на практике умысел доказывают просто выискивая ошибки в налоговых декларациях.

"Также в уголовных делах постоянно фигурирует некие "неустановленные лица", которые все организовали, но установить имена которых невозможно. Поэтому отвечать приходится тем, кому налоговая "нарисовала" акт проверки", — говорит Шемяткин.

По его словам, для решение проблемы нечеткости формулировок статьи 212 УК был найдет своего рода баланс. Так, в Налоговом кодексе указано, что акт налоговой проверки сам по себе не может считаться подтверждением уклонения от уплаты налогов. В УК соответствующих изменений не внесли, но даже пункт в Налоговом кодексе уже уменьшил количество дел по уклонению от налогов. В том числе и потому, что сейчас налоговая полиция не имеет таких широких полномочий, как обещают Бюро экономической безопасности.

"С принятием проекта существующий баланс теряется в пользу государства. Есть все основания считать, что бизнес будет вспоминать времена до появления БЭБ как спокойные. И дело не только в более широких полномочиях Бюро, но и в том, что в УК предлагается внести новую статью 222.2 "Мошенничество с НДС" (преступлением будет считаться подача на возмещение НДС на основании заведомо неправды данных, но как будут доказывать "неправдивость" - непонятно - Ред.), а в Уголовно-процессуальном кодексе появится правка о том, что акт налоговой проверки является основанием для внесение информации об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных решений», — говорит Шемяткин.

То есть, возвращаемся к ситуации, когда даже любой налоговый спор уже станет основанием для возбуждения уголовного дела. А это - классическая коррупционная схема.

"Поэтому лучше бы оставили все как есть", — такой общий настрой в бизнес-среде.

Радзиевский частично подтверждает эти опасения. По его словам, формально закон выполняет основной запрос бизнеса - забрать экономические функции у СБУ и Нацполиции и передать в единую структуру.

"Но у БЭБ остается ряд силовых полномочий - возможности проводить обыски, оперативно-розыскную деятельность, носить огнестрельное оружие, применять силу и т. д.  "Аналитическая" составляющая, которой так гордится правительство и авторы законопроекта в официальной коммуникации - это лишь расширение полномочий и без того всесильного (с точки зрения контроля над экономическими преступлениями) органа. Например, БЭБ может получить по сути неограниченный доступ к закрытым данным о гражданах и предприятиях (в рамках "аналитической" деятельности), и сможет передавать эти данные другим органам в рамках обмена информацией (другие органы тоже обязаны делиться с БЭБ своими данными). И еще неизвестно, что опаснее - силовое вторжение или бесконтрольное использование  информации о бизнесе", - отметил юрист. 

Был президентским - стал кабминовским

Радзиевский говорит, что реальный эффект от замены налоговой полиции на БЭБ можно будет увидеть не раньше, чем через 1-1,5 года после полноценного запуска Бюро. Но новая структура вряд ли начнет работать уже завтра.

"Несмотря на то, что закон принят в целом, и даже если президент его подпишет уже в ближайшие дни, на формирование новой структуры и ликвидацию старого аппарата в системе налоговой службы и других подразделений, которые расследуют экономические преступления в составе СБУ и Нацполиции, уйдет не меньше полугода. Еще минимум 2-3 месяца нужно будет на то, чтобы набрать штат в 4 тысячи человек - все должны прийти по конкурсу. Кроме того, нужно заложить месяц-два на политические торги вокруг создания конкурсной комиссии для избрания главы БЭБа да и для самой фигуры директора. 

Дело в том, что в первой редакции предполагалось, что директора БЭБ будет назначать президент, что противоречило Конституции.  Соответственно, был понятен политический контекст: глава государства так или иначе берет на себя ответственность за защиту бизнеса, за инвестиционный климат. Юридически механизм несовершенный, но его можно было при желании правильно выписать под гаранта Конституции, чтобы не нарушать основной закон. Ко второму чтению редакцию изменили: теперь директора должен по результатам конкурса назначать Кабмин. Да и БЭБ создается по сути уже не как “чрезвычайный” орган, а как центральный орган исполнительной власти в структуре Кабмина. И политически Бюро должно будет выполнять те задачи, которые ставит правительству премьер (то есть, это будет некий консенсус олигархических групп)", - считает Радзиевский.

Также он отмечает, что с увольнением главы БЭБ тоже не все гладко. Кроме традиционных причин (смерть, переход на другую работу, приговор суда и т . д.), Кабмин может уволить директора, признав его работу неудовлетворительной. При этом критерии такой “неудовлетворительности” прописаны нечетко. Более того, нет четкой привязки, например, к годовому отчету, как у директора НАБУ (то есть по итогам отчета работу главы БЭБ могут признать неудовлетворительной, но это не ведет напрямую к увольнению, кроме того, причиной “неуда” может послужить что-то другое, не только отчет), - приводит пример Радзиевский.

Поэтому считать Бюро экономической безопасности полностью независимой структурой вряд ли можно, - говорят юристы.

"Можно предположить, что БЭБ повторит судьбу раннего Нацагентства по предотвращению коррупции, которое также по-сути было создано в структуре Кабмина и выполняло его задачи", - говорит Радзиевский.

Кто чем займется

По словам Ростислава Кравца Бюро экономической безопасности перебирает на себя полномочия, которые сейчас имеют разные ведомства.

К примеру, функцию налоговой милиции — борьбу с уклонением от уплаты налогов, налоговыми преступлениями (различные схему по уходу от налогообложения). Сама налоговая милиция при этом должна быть ликвидирована.

Радзиевский сравнил теперь уже прежние полномочия налоговой полиции и БЭБ. В целом - они идентичны. БЭБ, как и налоговая полиция, может проводить поверхностные смотры, опрашивать фигурантов дела, проверять документы, проникать в помещение при преследовании преступника и т.д. Но не сможет останавливать транспортные средства (что позволено делать налоговой полиции), использовать дубинки, наручники, слезоточивый газ, световые и звуковые гранаты, служебных собак и пр.

От СБУ новому Бюро фактически передаются функции скандально известного отдела "К" — дела по нанесению ущерба с особо крупных размерах, преступления на госпредприятиях, экономическая организованная преступность и т.д. В закон об СБУ предусмотрено внесение изменений об упразднении подразделения по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

БЭБ "сядет" также на таможню, которой сейчас занимаются и Нацполиция, и СБУ, и налоговики. Бюро сможет вести дела по контрабанде, занижению таможенной стоимости (различные схемы), манипуляциям с НДС и прочее. Другие силовики, соответственно, эти функции потеряют. 

От Нацполиции БЭБу достанутся дела по несанкционированной торговле, торговле фальсификатом, продаже товара без документов.

Но при этом экономические дела у Нацполиции полностью не забирают. 

"Нацполиции оставляют ряд экономических статей Уголовного кодекса, передавая при этом БЭБ явный "неликвид" — почти не применяемые на практике статьи УК. По 16 экономическим статьям УК, которые предлагается передать Бюро, в 2019 году открыли всего 365 уголовных производств. В то же время, только по одной из самых "вкусных" статей, которые остались в подследственности Нацполиции (ст. 203-2 — "занятие незаконным игорным бизнесом") было открыто 764 производства, то есть, более чем в два раза больше. Также Нацполиции оставили подделку финансовых документов и банковских карт, рейдерскую статью о противоправном завладении имуществом предприятия, нарушения, связанные с металлоломом, все "нечиновничьи" должностные преступления и ряд других. Интересно, что подделку и сбыт негосударственных ценных бумаг будет расследовать БЭБ, а государственных — Нацполиция.  Может также возникнуть ряд недоразумений с пересечением подследственности БЭБ и НАБУ. Законопроект предусматривает "приоритетность полномочий БЭБ относительно расследования подследственных преступлений".  Директор Бюро может даже истребовать у других правоохранителей оперативно-розыскные дела и уголовные производства, которые прямо не относятся к его подследственности.  К примеру, утверждая, что истребование у НАБУ коррупционного дела "поможет" расследовать дело о подделке документов, поданных для регистрации ФОП (статья, отнесенная к подследственности БЭБ). В свою очередь, НАБУ будет ссылаться на приоритетность своих полномочий при расследовании коррупционных преступлений.  Даже на таком грубом примере понятно, что такое "перетягивание каната" может стать регулярным", — говорит Радзиевский.

Впрочем, полная картина раздела полномочий между Бюро и существующими ведомствами станет понятна после того, как закон подпишет президент и его официально опубликуют, - добавил юрист.

Один из бывших высокопоставленных руководителей силовых структур говорит, что изначально БЭБ создавался как аналог НАБУ, только в экономической сфере.

"То есть подконтрольный западным структурам силовой орган, который бы контролировал огромный пласт экономических преступлений, держа за горло бизнес. Еще один рычаг влияния Запада на тех же олигархов. Но на практике мы видим, что по другим органам эта концепция не срабатывает. Более-менее в сфере влияния Запада находится НАБУ. Уже по САП есть вопросы. ГБР вообще не в той стороне. Тоже самое может быть и с этой структурой. Тем более, что перевод под одну крышу расследований преступлений как по таможне, так и по налогам фактически дает возможность этому органу поставить под контроль всю цепочку по контрабанде. Начиная от ее провоза в страну и заканчивая ее реализацией внутри. И желающих сесть на эту тему будет очень много. Но чего точно не будет - это уменьшение давления на бизнес. Оно увеличится. Потому что все прочие структуры - и СБУ, и Нацполиция, продолжат кошмарить предпринимателей по своим темам. Но к ним добавиться еще и БЭБ", - говорит экс-силовик.

Людмила Ксенз

Написать комментарий