Переговоры Ермак-Козак и новый формат по Донбассу. Мнения экспертов
Политика12 марта 2020

Переговоры Ермак-Козак и новый формат по Донбассу. Мнения экспертов

© РИА Новости, Екатерина Штукина

В среду, 11 марта, глава Офиса президента Украины Андрей Ермак и замруководителя Администрации президента России Дмитрий Козак встретились в Минске – поучаствовали в заседании Трехсторонней контактной группы и продвинулись в переговорах по Донбассу.

Встреча Козака и Ермака стала уже второй за неделю. Ожидалось, что она поможет найти решения, которые сдвинули бы с мертвой точки выполнение Минских соглашений.

Отчасти так и произошло.

Обмен удерживаемыми, разведение войск и диалог Киев-Донбасс

В ходе встречи Козак предложил создать диалоговую площадку с участием представителей «нормандского формата» (Германия, Россия, Украина, Франция) и Донбасса. Он считает, что это сделает возможным диалог Киева с Донбассом, а в целом данный механизм уже согласован и может быть утвержден на следующем заседании ТКГ.

«Такой механизм принципиально предварительно согласован, и я очень надеюсь, что на следующем заседании Контактной группы примем окончательное решение по механизму диалога сторон», — сказал Козак.

В то же время в Офисе Зеленского сообщили, что в Минске также продуктивно обсудили обмен пленными, разведение войск и открытие КПВВ.

По данным ОПУ, стороны согласились предоставить в ТКГ перечень лиц для обмена и окончательно согласованные списки лиц, подлежащих процедуре взаимного освобождения, включая итоги верификации, проведенной Международным комитетом Красного Креста.

Украинские и российские политические эксперты прокомментировали для Украины.ру, насколько продуктивным стал формат переговоров Ермак-Козак, определился ли Киев со своей генеральной линией по Донбассу и как Запад меняет отношение к конфликту в регионе и Украине в целом.

Новые люди — новый подход к урегулированию конфликта

И Козак, и Ермак представляют своих президентов, реализуют их волю, отмечает политолог Марат Баширов, «поэтому мы можем говорить только о том, что возможно обновление представителей, оно больше такого символичного характера».

«За этим будет и некое изменение политики, связанной с реализацией Минских соглашений. Мы уже сегодня слушали, как господин Козак сказал, что, возможно, будет в ближайшее время встреча представителей участников «нормандского формата», но это будут именно представители, это не будут президенты. Для того чтобы такая встреча состоялась, российская сторона неоднократно заявляла о необходимости реальных подвижек», — сказал Баширов.  

Наметился новый подход к урегулированию конфликта, говорит директор Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. Фактически ТКГ при участии руководителей президентских администраций выработали более прагматичный подход, «который предусматривает создание дополнительных консультативных и политических органов, которые будут вырабатывать те или иные решения».

«Похоже, мы действительно находимся в начале более продуктивного периода мирного урегулирования», — сообщил эксперт.

На определенную продуктивность в гуманитарных вопросах можно рассчитывать, в том числе продолжение обмена, но радикально изменить ситуацию, когда Киев не может выйти из Минских соглашений, но не хочет их выполнять, такой формат не может. Такое мнение у руководителя аналитического Центра «Третий сектор» Андрея Золотарёва.

«В принципе такая диалоговая площадка отвечает интересам Киева, поскольку диалог можно вести бесконечно долго, по сути заморозив процесс. Поэтому я думаю, что в принципе Киев против такой формы возражать не будет», — спрогнозировал политолог.

В целом «Минский формат» в значительной степени лукавый, говорит политолог Сергей Михеев: «я лично не считаю, что возврат Донбасса в состав Украины является продуктивным и целесообразным для России».

В целом, отмечает он, пока происходит такая игра в кошки-мышки: каждый говорит одно, а думает совершенно другое. Поэтому крайне сложно оценивать эффективность тех или иных форматов.

Предельный результат: о чём могут договориться Ермак и Козак

«Это тот минимум, который он может обеспечить просто путем принятия центральными органами власти (даже не парламентом) актов правительства и актов президента.

Максимум, чего они могут достичь, — это наработка для президентов Украины и России прежде всего консенсусного или компромиссного плана, новой дорожной карты реализации Минских соглашений, новой дорожной карты мирного урегулирования, которая будет предусматривать в том числе политические аспекты», — рассказал политолог.  

Предел договорённостей — это отдельные шаги, которые можно позитивно оценивать, но кардинальное изменение ситуации — вряд ли, сообщил Андрей Золотарёв. Он пояснил, что имеет в виду гуманитарные вопросы: «то, что в 2015-16 годах более или менее успешно решал Медведчук и гуманитарная подгруппа».

Сергей Михеев признаёт, что ему абсолютно неясно, «что у Козака в голове по поводу «Минского процесса» и Донбасса».

«Известно, что Сурков, когда уходил, сказал, что не согласен с новым курсом по Украине. После этого Песков сказал, что нового курса нет. Так вот вопрос как раз в этом: есть новый курс или нет? Козак на этот счет ничего не говорит, и я не очень понимаю те мотивы, которыми он руководствуется на переговорах.

Если новый курс есть, то надо понять, какой он. Тогда, исходя из этого, можно будет оценивать происходящие события. Если его нет, тогда ничего иного по большому счету в этом процессе быть не может», — заявил политолог.   

Киев-Москва-Донбасс: чего хотят стороны

Президент Зеленский в начале марта заявлял, что даёт год с момента декабрьской встречи в «нормандском формате» на разрешение конфликта в Донбассе. При этом власти Украины говорят о мирной реинтеграции региона, а условная «партия войны» — категорически против.

В то же время, как только намечаются подвижки в переговорном процессе, на фронте происходит обострение.

Дело в том, что единой позиции по Донбассу у Киева нет, уверен Руслан Бортник. Более того, системных взглядов нет: в значительной мере позиция и взгляды формируются исходя из политической конъюнктуры, а для Украины она не улучшается сегодня на фоне мирового экономического кризиса и усиливающейся изоляции стран.

«На этом фоне украинское руководство будет более склонно искать пути завершения или хотя бы замораживания конфликта для экономической и социальной стабилизации страны», — прогнозирует эксперт.

С ним согласен Андрей Золотарёв. Он говорит, что цельной системной стратегии в отношении Донбасса у властей Украины нет.

«Понятно, что команда Зеленского отказалась от той линии, которую проводила предыдущая команда при Порошенко. По сути это политика выдавливания Донбасса из Украины, и кардинально развернуться на 180 градусов от такой позиции команда Зеленского не может — упирается в красные линии.

На неспособности политически противостоять «партии войны», очевидно, сказывается ограниченность ресурсов и политической воли. Поэтому, скорее всего, мой прогноз, что всё-таки процесс будет заморожен», — рассказал политолог.  

У Киева, в отличие от России, есть абсолютно непротиворечивая позиция по Донбассу, причем она совершенно не изменилась с приходом Зеленского: заполучить обратно эти территории и устранить там какие-либо оппозиционные движения минимальной ценой. Об этом говорит Сергей Михеев.

Изменения в конституцию? Но что дадут эти изменения в конституцию? Неясно. А какой должна быть Украина после этого? Четкого видения нет», — заявил эксперт.  

С ним не согласен Марат Баширов: он уверен, что «у российской стороны абсолютно консолидированная позиция по Донбассу, которая во многом сходится с позицией Германии и Франции».

«У Киева, конечно, пока карт-бланш, который позволяет господину Зеленскому в полном объеме реализовывать те обещания, которые он давал во время выборов, но он этого не делает.

На мой взгляд, это просто отсутствие политической воли. У него есть абсолютно все полномочия, в том числе и силовые, и законодательные, для того чтобы реализовывать те обещания, которые он давал украинскому народу, и те, которые он давал Макрону и Меркель.

При этом еще присутствовал господин Путин, которому он слова не давал, но говорил о том, что намерен продвигать «минские соглашения», — сказал политолог.

Как Запад меняет отношение к Украине и конфликту в Донбассе

Запад занят своими проблемами, его больше волнует экономический кризис, говорит Руслан Бортник. Германия и Франция готовы на любое разрешение конфликта, хоть на замораживание, хоть на политическое решение: им главное, чтобы украинский конфликт не создавал кризиса на границах Евросоюза, миграционного кризиса, кризиса безопасности, экономического кризиса.

«США по большей части заняты внутренним противостоянием. Именно поэтому влияние американских «ястребов» сегодня в Украине уменьшилось. Оно сохраняется на достаточно высоком уровне, но оно меньше, чем год назад», — отметил эксперт.  

Отношение Запада меняется, но это происходит медленно, подчёркивает Андрей Золотарёв. По его словам, заметно, что конфликт в Донбассе превратился в надоевшую проблему, от которой желают скорее избавиться.

Сергей Михеев считает, что позиция Запада по отношению к конфликту в Донбассе не меняется: Запад хотел бы, чтобы Россия в этом вопросе уступила, «а в идеале, как об этом уже много лет говорят, недавно и Путин об этом упоминал, Запад хотел бы, чтобы антироссийский режим на Украине существовал бы на российские деньги».

«Это формула, которая практикуется Западом много-много лет. Об этом эксперты, включая меня, неоднократно говорили. И ничего в позиции Запада не изменилось.

Разговоры о том, что они готовы снять санкции или что-то еще в этом роде, фактами не подтверждаются», — заявил Михеев.   

В свою очередь Марат Баширов допускает, что рано или поздно терпение Франции и Германии лопнет, и они пойдут на послабление антироссийских санкций. Тем более сейчас, в условиях, когда сложилась очень сложная экономическая ситуация из-за коронавируса, и европейской экономике требуется поддержка тех государств, которые могут усилить экономическое взаимодействие.

«Это, конечно, Россия, которая не закрывается от Европы, в отличие от США, которые прекратили перелеты. Европе требуется эта поддержка, поэтому под соусом того, что Украина ничего не делает, вполне возможно, экономическое сотрудничество России и Евросоюза будет возвращаться к старому формату. 

Но это совершенно не означает, что у господина Зеленского будут развязаны руки в части нереализации «Минских соглашений», — сказал политолог.

Источник

Написать комментарий