Политикаru.golos.ua28 янв.

Политические итоги недели: «Измена» ПАСЕ, «дырка вместо Бублика» и конверты Порошенко (ОБЗОР)

Прошедшая неделя не принесла прорывных новостей для украинского политикума. Все внимание по-прежнему приковано к Белому дому и первым решениям Трампа. Тем не менее, удар власть получила не от американского президента, а от «послушного» и «проукраинского» Совета Европы. Ожидая дальнейших внешнеполитических провалов, на Банковой решили спасаться любимыми граблями - языковыми. Парламентское брожение Несмотря на небольшой перерыв в работе парламента до 7 февраля, центробежные процессы продолжили ускоряться. На «Оппозиционном блоке» появились уже различимые трещины. Старый формат уже не устраивает спонсоров оппозиционеров. С одной стороны для такого небольшого блока сильно много начальников – Ринат Ахметов и Дмитрий Фирташ с Сергеем Левочкиным. С другой – в воздухе запахло выборами и оппозиционерам требуется «ребрендинг». Раскол парламентскими сплетниками анонсирован на 7 февраля. Депутатов поделят почти как в старом советском мультфильме про пап-осьминогов – «половину я возьму, а половину вам». Поровну, правда не получается, поэтому Фирташ и Левочкин в нагрузку получат нефракционных Шуфрича, Нимченко и Козака. Впрочем, армии поклонников гаранта тоже рано радоваться – не все хорошо в самой большой фракции парламента БПП. Крысы, активно пополнявшие ее ряды год назад, уже что-то учуяли. Принципиальный депутат Юрий Бублик после не менее принципиального Сергея Мищенко вышел на прошлой неделе из фракции БПП и намекнул, что за ним еще десять штук «тушек» на низком старте. Простимулировать Юрия Бублика к выходу из фракции БПП, как утверждают злые языки, мог Игорь Коломойский, активно сбивающий под свои знамена депутатов. Андрей Вадатурский из БПП дипломатично заметил: "Я видел много недовольных, много людей, которые просто потеряли надежду на то, что им удастся что-то сделать, но ни одного заявления не видел. Я просто знаю настроения. Но и не исключаю, что есть заявления о выходе". Фанатичный поклонник президента и бессменный адвокат власти на почивших в боге шустеровских телешоу, Алексей Гончаренко сообщил, что кормовая база исчерпана и на всех депутатов не напасешься: "Возможно, они рассчитывали на какие-то преференции, находясь во фракции власти, но у нас этого нет. Мы этим не занимаемся. Бизнесменам за преференциями к нам заходить нет смысла". Существует ли на сегодняшний день коалиция как таковая? Проклятый вопрос украинского парламентаризма вновь встает в полный рост. Кстати, наши источники в БПП говорят, что там уже во всю вчитываются в избирательную программу – что они там наобещали и до сих пор не выполнили. Не иначе к весенним перевыборам готовятся. Мова 2.0. Если квартирный вопрос, по словам киевлянина Булгакова, портил москвичей, то языковой вопрос активно портит киевлян. Три новых зарегистрированных законопроекта в парламенте плюс вопрос действующего закона Кивалова-Колисниченко в Конституционном суде, вынесли лингвистические споры на очередной виток противостояния. Какой бы не была человеческая или гражданская позиция по этому вопросу, уже сегодня можно констатировать – «неудобный», «провокационный», «раскалывающий» языковой вопрос не удалось и не удастся спрятать в дыму Майдана или войны. Только решив его, Украина сможет спокойно двигаться дальше. Компромиссов, удовлетворяющих всех, тут не будет. Другое дело, что сегодня эту проблему достали из запасников с одной прозрачной целью - у власти нет внятной повестки дня для общества, она провалила все реформы и готовится к внеочередным выборам. В сленге компьютерных игр есть такой термин «агрить», его смысл - сознательно вызывать на себя агрессию монстра или противника, чтоб отвлечь его от других целей. Тема украинского языка нужна, чтоб раздразнить остатки «пророссийской» аудитории, «сагрить» ее на украинский язык. Тогда поднимется волна защитного патриотизма, и Петр Алексеевич получит новый послушный парламент и второй президентский срок. Русский дух в ПАСЕ Раз мы уже вступили на скользкую тему языкового вопроса, то отступать смысла нет, самое время поговорить об «украинской резолюцции» Парламентской ассамблеи совета Европы. Что это было? Полное название документа -"Функционирование демократических институтов в Украине". Судя по тому, как тему замяли в новостных лентах и в комментариях близких к власти персонажей, мол, «резолюцию рекомендательного характера, ни к чему не обязывающая», то вывод напрашивается один – документ задел наших за живое. Еще не «зрада», но уже не «перемога». В резолюцию попали критические тезисы по украинской люстрации, по соблюдению прав оппозиции, по языковым проблемам, по «минским соглашениям», а также по бездействию в расследовании дел Майдана и событий 2 мая в Одессе. Если добавить к этому перечню позицию нового председателя ПАСЕ Педро Аграмунта, выступающего за отмену санкций РФ, становится по- настоящему тревожно. Мы их теряем. Днище недели 1 февраля украинским промышленникам повысят тарифы на электроэнергию. Рост составит около 1-3%. Казалось бы, в чем «зрада», если такие новости стали уже привычными – повышают у нас цены везде, на все и всегда. Дело в том, что чиновники НКРЭКУ в декабре 2016 года обещали, что оптово-розничные цены для промышленности будут не повышены, а снижены на 15%. Вот такие разбитые надежды и обман. Так что почетный титул недельного днища решено вручить НКРЭКУ – заслужили. Впрочем, достойных героев хватает. Под конец недели Институт национальной памяти решил порадовать общественность отменой весенних выходных - 8 марта, 1 и 9 мая. Защита трудовых прав и права женщин в Украине уже никого не интересуют, а 9 мая переместят на 8-ое. Ветеранов уже не осталось, спрашивать некого, зато Путину очередную дулю скрутим. Пять конвертов для Порошенко История с праздниками и языковыми спорами напомнили один анекдот. Его все знают - о политике и трех конвертах - в первом конверте новоизбранный чиновник читает – «вали все на предыдущую власть», во втором «увольняй подчиненных», в третьем – «готовь три конверта». В украинских реалиях Петр Порошенко прошел первый конверт – «виноват Янукович», второй – «увольняй Яценюка», третьим конвертом стало «у нас война», сейчас придумали четвертый – «защищай украинский/русский язык». Но до последнего финального пятого конверта осталось совсем немного, как бы на Банковой себя не убеждали в обратном.