Президент Байден: чего ждать и чего не ждать Украине
Политика09 ноября 2020

Президент Байден: чего ждать и чего не ждать Украине

© REUTERS, Kevin Lamarque/File Photo

Итак, президентом США стал Джозеф Байден – человек настолько тесно связанный с Украиной, что появилась даже шутка о том, что он, дескать, потомок создателя Запорожской Сечи Дмитрия Вишневецкого по прозвищу Байда. Шутка шуткой, но украинские профессиональные «патриоты» действительно радуются его избранию. Есть ли повод для радости или для огорчения?

Начать, пожалуй, следует с того, что приход к власти республиканской администрации Дональда Трампа на украинской политике США практически не отразился.

Двусторонние отношения при Трампе

Тогда, четыре года назад, интенсивно ходили версии относительно «большой сделки», в результате которой США обменяют «бесполезную» Украину на что-нибудь «полезное». Уже к середине срока Трампа стало понятно, что если «сделка» и будет, то не так прямолинейно, как это описывалось в духе «меняем кулёк украинцев на лукошко талибов».

Да, республиканская администрация работала во многом по-другому, но:

во-первых, стратегические интересы США от этого не меняются. В понятиях классической геополитики Украина рассматривается как «плацдарм», а из основ военного дела следует, что плацдармы надо обязательно занимать и удерживать, сдавать же — только в самых крайних случаях. Случай Украины — явно не крайний;

во-вторых, американское внешнеполитическое ведомство как было, так и осталось продемократическим. Трамп смог обеспечить переориентацию на себя только судебной власти. И то частично.

При этом в некоторых отношениях республиканская администрация оказалась даже более последовательной, чем демократическая. Во всяком случае именно при Трампе Украина начала получать американское летальное оружие, в том числе пресловутые «Джавелины». И именно при Трампе воздушное пространство Украины стало «проходным двором» для американских стратегических бомбардировщиков.

Справедливости ради надо отметить, что в вопросе о поставках оружия Трамп руководствовался вовсе не оборонными интересами Украины, а финансовыми интересами американского военно-промышленного комплекса. Но с точки зрения конечного результата большой разницы нет.

Несколько неожиданным было то, что Трамп не стал «мстить» украинской власти за неосторожное поведение в ходе избирательной кампании, когда ряд её видных функционеров открыто работали в интересах Хиллари Клинтон. Достаточно вспомнить историю с Полом Манафортом. Этот неприятный кейс был урегулирован при помощи закупок Украиной американского угля и локомотивов.

Что же касается попытки Порошенко использовать «керченский инцидент» для срыва президентских выборов, то тут в США возник самый настоящий «двухпартийный консенсус» — сомнений в необходимости соблюдения видимости демократии на Украине тогда ни у кого не было.

При этом за время президентства Трампа никаких существенных изменений в украинской политике, связанных именно с пожеланиями американской администрации, не произошло.

Та же Ульяна Супрун спокойно себе оставалась на посту и.о. министра здравоохранения аж до лета прошлого года, но при этом её курс остался в неприкосновенности и при новых министрах. Сейчас «реформы Супрун» приостановлены из-за дефицита средств (любая реформа требует денег), но их обязательно продолжат после завершения пандемии. Хотя её итоги наглядно демонстрируют: это направление реформ тупиковое.

Но проблемы индейцев шерифа не волнуют.

Надежды и опасения

Со стратегической точки зрения, как мы понимаем, ожидать каких-то существенных изменений не стоит — всё, что хотели бы делать на Украине демократы, они делали предыдущие годы, даже и не имея прямой поддержки со стороны президента. Причём дать Украине больше, чем давал Трамп, новая администрация не может просто потому, что в США слишком много своих проблем.

Многие ожидают, что Байден будет уделять Украине больше внимания чисто в силу своего опыта «смотрящего» за Киевом в позапрошлой администрации и коррупционного бизнеса на Украине.

Как представляется, это маловероятно.

С одной стороны, не факт, что Байден вообще помнит, что такое Украина. А в целом складывается впечатление, что реально президентом будет не он, а Камала Харрис. У неё же каких-то особых отношений с Украиной нет.

С другой стороны, не факт, что Байдену так уж нужно демонстрировать какой-то особый интерес к Украине на фоне коррупционного скандала, раздутого республиканцами. Конечно, последствий он иметь не будет, но зачем лишний раз нарываться на неприятные вопросы?

На Банковой тешат себя надеждами, что новая американская администрация усилит давление на Россию в контексте решения вопросов Крыма и Донбасса. Телеграм-канал «Резидент» пишет: «Ставка на Байдена была сделана верно, теперь важно воспользоваться плодами нейтралитета и добиться апгрейда Минских соглашений на условиях Украины».

Вообще-то вопрос об участии США в «нормандском формате» и об усилении давления на Россию обсуждался ещё с позапрошлой демократической администрацией. И был отвергнут. Возможно, конечно, дело было в той конкретной ситуации и в личности Барака Обамы, который в конце своей каденции признавал даже, что Украина всё равно вернётся под контроль России.

Мы же всё таки подозреваем, что не всё так однозначно. США, скорее всего, не хотели слишком глубоко влезать в эту историю по стратегическим соображениям. И так ведь было понятно, что украинская администрация полностью зависима от Вашингтона. Более того, Меркель согласилось на посредничество в этом конфликте только после визита в США.

США логично вести переговоры с Москвой относительно судьбы Украины, не ставя себя в ситуацию, когда они вынуждены будут согласовывать детали торга с самой Украиной. Именно на этой очевидной мысли и базировались предположения о «большой сделке». Тут за прошедшее время ничего не поменялось.

Другое дело, что позиция Вашингтона в отношении России наверняка станет более жёсткой, в том числе и по украинской тематике. А украинская сторона этим воспользуется если не для усиления своих переговорных позиций, то для внутренней пропаганды точно.

Определённые ожидания существуют и в грантоедской среде, ведь с приходом Трампа грантовые программы были радикально сокращены и финансовое состояние многих уважаемых людей существенно ухудшилось.

Но и тут дело, скорее всего, не в смене администрации, а в исчерпанности многих важных направлений деятельности. Майдан достиг своих целей, и тратить средства американских избирателей на поддержание постмайданной активности смысла уже нет.  

США вообще поступили очень прилично, обеспечив свои лучшие кадры (в лице, например, Лещенко и Найема) расширенным финансированием за счёт украинского бюджета. И это намёк всем остальным — надо переключаться на внутренние источники или искать для себя темы более значимые, чем борьба за свободу слова и права человека на Украине (эти темы, как мы понимаем, после Майдана вообще утратили смысл).

Зеленский и Байден

Казалось бы, какие претензии у Байдена могут быть к Зеленскому? Владимир Александрович вёл себя предельно осторожно — ничуть не менее осторожно, чем Порошенко. Тем не менее, претензии к нему вполне могут возникнуть.

Во-первых, Зеленский не принял практически никакого участия в импичменте Трампу. А от него ведь ожидали признаний в том, что действующий американский президент оказывал на него какое-то давление. Тут осторожность Зеленского сыграла против него.

Во-вторых, Зеленский никак не воспрепятствовал проведению нескольких (!) пресс-конференций Андрея Деркача, на которых были опубликованы записи бесед Байдена и Порошенко. Если вспомнить о том, как лихо «Твиттер» блокирует сообщения действующего ещё президента США, рассказывать Байдену о «свободе слова» смысла нет — в метрополии не поймут.

В-третьих, именно при Зеленском Конституционный суд нанёс значительный ущерб системе «антикоррупционных органов» (фактически органов власти США в дистрикте Ukraine).

Рассуждения о разделении властей тоже лучше оставить до более внятного повода, когда надо будет разоблачать какого-то диктатора. Тем более что Зеленский идею независимости судебной власти успешно похоронил своим же законопроектом.

Самое забавное, что ситуация, возникшая в результате решения КС, могла быть легко урегулирована, не выходя из правовой плоскости. И в США бы её не заметили. Но украинская власть такой возможностью пренебрегла, поведясь на истерику Шабунина и других «антикоррупционных активистов».

В общем, претензии к Зеленскому есть, но пока сложно сказать, как именно они могут быть реализованы. Понятно, что Пётр Порошенко рассчитывает, что ему дадут возможность устроить антикоррупционный майдан и вернуть пост президента, но такого рода расчёты выглядят не слишком реалистично.

Скорее уж в США подскажут, что Украина должна двигаться путём дальнейшего ослабления власти президента по примеру передового опыта Польши и Грузии. И вот тогда уже в новой, ещё более парламентской, республике Порошенко сможет претендовать на пост премьера, но… Думается, заступничество «друга Джо» ему и тогда не поможет. Слишком он надоел украинцам, и слишком уж он противоречит курсу на «деолигархизацию» Украины (в смысле ликвидацию крупного национального капитала).

Василий Стоякин

Написать комментарий