Признание карателя "Айдара"
Политика01 июня 2020

Признание карателя "Айдара"

Украинские военнослужащие не гнушались изощренными пытками по отношению к попавшим в плен защитникам республик Донбасса.

Об этом в интервью новостному агентству «Спектр» рассказал бывший айдаровец Юрий Асеев, передаёт корреспондент «ПолитНавигатора».

«Подошел ко мне как-то человек из штаба батальона. Он знал, что я до войны занимался избирательными делами и у меня сохранились базы данных: адреса, телефоны… Я легко мог найти любого человека. Тот человек из штаба говорит: «У нас там сепаратист сидит. На подвале. Спустись, опроси его. Пусть он скажет фамилии, кому они выдавали оружие». Пленный был командиром девятой роты ополчения из Счастья. Местный человек, который попал в плен вместе с сыном. Фамилию никогда не забуду: Нееш-папа. Штабист хотел получить имена и отправить группу на их задержание.

Я спустился в подвал, мне открыли дверь камеры и я сказал человеку: «Выйдите, пожалуйста». Он говорит, что не может и задирает штанину. А там торчит кость ноги. Вокруг кости все уже черное. Вокруг – полнейшая антисанитария. Он сидит на полу, а ноги вперед вытянуты. Говорит: «Я не могу даже встать». Я спросил, был ли врач. Никого не было. Часового прошу позвать врача. Принес ему воды. Я спросил, готов ли он назвать тех, кому они выдавали оружие. Готов. Но ему нужен врач. Прибежали еще: мол, надо узнать у [комбата] Мельничука, можно ли к нему еще кому-то заходить. А командир – в Киеве…

Я сразу пошел в штаб: «Вы видели, в каком состоянии у вас пленный?» Тем более, что, как выяснилось, его собирались на Савченко менять. Все забегали. Стали звонить Мельничуку, который на очередном ток-шоу на ТВ сидел.  Он недоволен. Рявкнул: «Так, все отошли. Никто к нему не подходит, пока я не вернусь». Все разошлись. Я постоял, посмотрел и да, тоже ушел. На следующий день пленный умер…

В тот вечер мы с товарищем как раз вернулись из продуктового магазина. А там уже разборки идут: пьяный друг комбата что-то выясняет. Потом меня вызвали. «Ты заходил к этому?» Заходил, а что? А он, оказывается, умер. «Я не удивлен. Я еще вчера говорил о его состоянии». Мы закусились: начали наставлять автоматы друг на друга. Мне не нравилось, что стоит какой-то пьяный, без полномочий и что-то мне пытается рассказывать. Вмешались наши друзья: «Все, давайте, оружие в сторону».

На следующий день приезжает Мельничук, которому я все резко высказал. Тем более, что ранее уже слышал о том, что кому-то из пленных отпилили руку. «Вы совсем охренели». Я сам слышал, как кто-то орал жутким голосом в подвале, а на следующий день говорят, что он умер. Это правда о руке или нет? Начал его зажимать. Он психанул и меня закрыли самого на подвале», – рассказал он.

Бывший айдаровец рассказал что в плену Нееш-папа был дней десять сильно избитым, со сломанной ногой. Попал в плен вместе с сыном. Но сына убили. А потом и отец умер.

Когда Асеев оказался в том же подвале, он попал в камеру напротив той, в которой лежал Нееш-папа. И оттуда вскоре вынесли Нееш-папу. Те же самые люди, с которыми Юрий сцепился.

«У того друга Мельничука был позывной «55-й». Он называл себя директором тюрьмы. Проводил там допросы. Видимо, у него было особое пристрастие к этому. На нем очень много преступлений, связанных с пытками. И когда я сам попал в подвал, мне соседи рассказали, как и что было. Говорят, что тот ополченец еще до шести утра был жив: они переговаривались, а потом он перестал отзываться. Утром его нашли мертвым», – добавил Асеев.

Отметим, речь идёт о тюрьме, которая была в селе Половинкино недалеко от Старобельска. Стоит село на берегах реки Айдар. 8 апреля 2020 года неизвестный в маске разрушил памятный знак в честь сформированного там батальона «Айдар».

Вадим Москаленко

Написать комментарий