Про уродов и людей. С кем разговаривать на Украине
Политика19 сентября 2020

Про уродов и людей. С кем разговаривать на Украине

© rada.gov.u

Верховная Рада Украины приняла постановление, что кандидатам в депутаты местных советов отныне не нужны справки, удостоверяющие их несудимость.

Формально справка готовится слишком долго, а сведения и так имеются в общегосударственной базе данных, но общественным мнением это воспринято как очередное торжество уголовный сути постмайданого режима.

Основания для того, надо признать, имеются. Поскольку всякая «революция» поднимает со дна разнообразнейшую муть, происходящие после 2014 года события стали настоящим подарком для представителей уголовного мира.

Некоторые из них были амнистированы — одни как «жертвы режима Януковича» (например, отбывавший срок за попытку убийства харьковского журналиста Андрей Билецкий), иные — в обмен на согласие воевать в батальонах, брошенных против восставшего Донбасса.

Подобные «добровольцы» нередко отличались запредельным зверством, массовым мародёрством, пытками местных жителей и прочим (вспомним, в частности, дело «добробатовцев» из «Айдара»). Зато сейчас они пребывают в почётном статусе «ветеранов АТО», а некоторых даже приглашают читать «патриотические» лекции в школах.

Для преступников рангом повыше появились баснословные возможности наживаться на армейских поставках и «волонтёрстве», на разграблении государственного бюджета и уничтожении оставшейся промышленности. При общем обнищании народа количество миллионеров на Украине — скажем, с 2017 по 2019 год — выросло почти на 20%.

Это главные выгодополучатели Майдана.

И наконец, «совесть нации» — укроинтеллигенция. Эти в обмен на лояльность получили свои многочисленные гранты на русофобию, пропаганду ЛГБТ, национальной исключительности, а заодно возможность перекрасить подручные поверхности в цвета национального флага.

Чтобы вызвать у слабоумного счастливую улыбку, иногда достаточно просто потрясти погремушкой у него перед носом.

Говоря о революционерах, язвительный Джон Леннон как-то заметил: «Они разрушают всё до основания, а затем строят что-то новое, и те, кто строит, становятся новым истеблишментом».

Постреволюционные правители Украины тоже хотят быть респектабельными, рукопожатными, без шлейфа уголовного прошлого, однако въевшиеся привычки берут своё. Так, разбогатевший Шура Балаганов не может прекратить карманничать в трамвае.

Намедни попался на взятке парламентарий от правящей партии «Слуга народа» Александр Юрченко.

Известный юрист Андрей Портнов сообщает о славном прошлом фигуранта:

«Оказывается, зафиксированный на взятке депутат Юрченко раньше был тунеядцем, героем Майдана, активистом, членом разных общественных советов, функционером преступной организации Правый Сектор, помощником у одного из сегодняшних лидеров воровского «Руха Сопротивления капитуляции» подозреваемого Денисенко, помощником у депутатов Свободы и одиозной, возглавляемой скандальным подозреваемым НАБУ в земельных махинациях мэром Львова Самопомощи.

Фигурант давно и системно крутился и искал наживу среди майданного ворья, бродячего радикального ширпотреба и остального преступного отребья. Похоже, он просто создан для тюрьмы» (орфография автора).

Но «патриоты», в подавляющем своём большинстве, в тюрьму не попадают — их защищают целые стаи аналогичных преступников во власти, в СМИ и на улице. Потому неподсудными остаются убийцы многих правоохранителей, оппозиционных журналистов, детей Донбасса.

Зато виновная в окончательном развале отечественной медицины (что само по себе тянет на организацию геноцида) Ульяна Супрун продолжает проповедовать, будто голод и недоедание пойдут украинским детям на пользу, и рекомендует рассказывать им о пользе онанизма: «Благодаря мастурбации дети и подростки познают свое тело, а женщины осознают наилучшие пути достижения оргазма».

При постмайданном режиме в безопасности может себя чувствовать только «патриотично налаштованный» уголовник. В переполненной оружием стране, в условиях переформатированной под вкусы майдана правоохранительной системы и тотальной безнаказанности преступников правовое государство отступает под натиском взбесившихся вышиванок.

Инциденты в Кагарлыке, Княжичах, Броварах, где воедино соединился сам статус правоохранителя и правонарушителя, лишь подчёркивают право на власть сильного, уверенного в своей безнаказанности майданщика.

Тем больше смелость тех людей, которые находят в себе силы противостоять беспределу, — истинных правозащитников, оппозиционных журналистов, свободомыслящих в социальных сетях и обычных граждан, которые дают отпор оборзевшим националистам в транспорте, на улице, в магазинах.

Поразительный ролик «взорвал сеть»: разъяренный человек попросту огрел по голове палкой колбасы очередного «активиста», назойливо требовавшего, чтобы покупатель в супермаркете АТБ при покупке товара перешел на мову.

Нормальные люди вызывают у нежити ненависть своей храбростью, независимостью, нежеланием пресмыкаться перед ничтожествами. Женщина-продавец из Кривого Рога, не убоявшись провокатора-националиста, прямо на камеру заявила, что думает о войне на Донбассе: «Это земля не Украины, это русская земля! Украина воюет, только не с Россией, а с вашими бандерами, и у вас гражданская война. Вы наглые, вы разбой учинили, у меня родственники живут в Мариуполе — они видели это собственными глазами. Вы людей обираете, обгаживаете, убиваете. Вы настоящие убийцы…»

«Есть женщины в русских селеньях. Несмотря на весь вал лжи и украинизации, люди сохраняют историческую память. Украинский блогер, наверное, испытал лёгкий инфаркт», — прокомментировал истерику опубликовавшего эту видеозапись «патриота» политолог Богдан Безпалько.

Даже министр иностранных дел Украины, известный русофоб Дмитрий Кулеба в интервью «Gazeta UA» был вынужден признать, что значительная часть населения Украины по-прежнему отказывается воспринимать Россию как врага. И именно на этих людей в первую очередь обрушивается вся мощь репрессивной машины режима.

Недавний доклад ООН о нарушении прав человека на Украине иллюстрирует ситуацию большим количеством конкретных примеров. Например, экспертами ООН выявлено 57 случаев подбрасывания доказательств (ручных гранат, патронов) для обоснования незаконных задержаний, задокументировано 435 случаев осуществления ареста без определения суда, приводятся многочисленные факты незаконного содержания под стражей и повторных задержаний.

Репрессии продолжаются и доныне. Например, в Херсоне арестована преподаватель русского языка Татьяна Кузьмич, а в Черкассах вручено подозрение критиковавшему пресловутый томос лауреату международных литературных премий, детскому писателю, 65-летнему Олегу Слепынину.

Одновременно по ч.1 ст.110 (посягательство на территориальную целостность Украины), от 3 до 5 лет тюрьмы, судят скромного киевского почтальона Оксану Курамшину — за один репост «ВКонтакте» (текст со словами «Хватит быть рабами Порошенко…»), который набрал один лайк.

На постмайданной Украине, подчеркивает известный киевский блогер Мирослава Бердник, «за убийство человека с неправильными взглядами, как у Олеся Бузины, ответственность не несут, наоборот, становятся членами наблюдательных советов госкорпораций и получают от государства вознаграждение, а за критику раскольников — преследования и суд. Таковы гримасы прав человека и свободы слова по-украински».

Примеров постмайданной мерзости и сопротивления ей можно приводить множество: то львовские «активисты» бодро отчитываются, что изловили человека в майке с советской символикой («Кілька перехожих помітили його в центрі Львова ввечері 8 серпня і доправили у відділок поліції. Тепер хлопцеві загрожує кримінальна відповідальність»).

То на женщин в Одессе нападают заявившиеся под Дом профсоюзов пьяные атошники. «Здесь произошло зверское массовое убийство, — обратилась к неадеквату одна из женщин, а он накинулся на нее с кулаками и ударил, заявив, что "они воевали на Донбассе". Все четверо принялись кричать, что были в АТО, "Слава Украине!" и отпускать в адрес женщин и пенсионеров совсем уже непечатные ругательства», — сообщает из Одессы корреспондент Татьяна Геращенко.

Сегодня существуют как бы две Украины: майданная самозванка с наглым бандитским мурлом и другая — с измученным, исстрадавшимся ликом. Одна из них враг и хочет быть врагом; другая — родная сестра, которая нуждается не только в сострадании, но и посильной помощи. И ее ли вина, что мы почему-то продолжаем диалог с самозваным мурлом.

Константин Кеворкян

2 комментария

Написать комментарий
  • логично
    19 сентября 2020
    следующий шаг - наличие справки о судимости при депутатстве. других не брать - воров в министры, убийц в депутаты - новые лица!
    Ответить
  • zpua
    19 сентября 2020
    Браво, автор!
    Ответить