Разморозить конфликт. Стоит ли ждать обострения в Приднестровье?
Политикаstockinfocus.ru23 марта 2015

Разморозить конфликт. Стоит ли ждать обострения в Приднестровье?

17-го марта неожиданно активизировалось обсуждение подзабытой, было, темы конфликта между Молдовой и Приднестровьем. На совместной со своим румынским коллегой пресс-конференции, президент Украины Пётр Порошенко заявил о намерении «разморозить конфликт». Поговорим о том, каковы могут быть последствия этих заявлений.

Прежде всего, следует отметить, что обсуждение темы приднестровского конфликта в столь странном формате (Украина + Румыния), без привлечения его непосредственных участников, имеет под собой глубокие основания. Обе страны (Украина и Румыния) имеют в регионе довольно серьёзные интересы.

У румынской стороны они обоснованы исторически. Всё дело в том, что официальный Бухарест до сих пор грезит идеей так называемой «Великой Румынии», включающей в себя, среди прочих, земли Молдовы.

Конечно, помимо этого, румыны претендуют и на некоторые украинские территории (Черновицкая область и часть Одесской), но сейчас, ввиду наличия у обеих стран общего покровителя в лице Соединённых Штатов, об этих претензиях говорить не принято.

А вот молдавская тематика, с каждым днём, актуализируется всё больше. Нынешние власти Молдовы проводят ярко выраженную проамериканскуюполитику.

В своих внешнеполитических устремлениях они ориентированы на вступление в ЕС и усиленное военное сотрудничество со странами НАТО (в первую очередь – с Румынией).

Летом 2014-го года Молдова подписала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Учитывая то, что в ЕС не признают наличие такого государственного образования, как Приднестровская Молдавская Республика, европейцы рассчитывают на расширение своего рынка, в том числе и за счёт её территории.

То же самое касается и планов Румынии по включению Молдовы в свой состав. Независимость Приднестровья в них либо не учитывается, либо рассматривается как досадное недоразумение, требующее устранения.

Собственно, этим и объясняется нешуточная активность президента Румынии Клауса Йоханниса, развёрнутая им, в последнее время, на молдавском направлении.

Так, в конце февраля 2015-го, в ходе своего визита в Кишинёв, он отметился обещаниями «общего будущего» для Молдовы и Румынии. И, хотя, официально, речь шла о евроинтеграции, совершенно понятно, что президент подразумевал на самом деле.

Как мы видим, наличие на берегах Днестра независимого от Кишинёва частично признанного государства путает румынскому руководству все планы. Однако, самостоятельно (с помощью своих молдавских марионеток) решить эту проблему оно не способно.

Помимо Молдовы, Приднестровье граничит и с Украиной, население которой значительно ближе в национальном и культурном отношении к жителям ПМР, чем молдаване, или румыны. Именно поэтому, с самого начала данного конфликта, украинская сторона принимала участие в его урегулировании. Происходило это с переменным успехом и неравномерным приложением усилий.

В 90-е годы, когда Украина ещё была довольно развитой в промышленном отношении страной и имела неплохой экономический потенциал, её руководство могло позволить себе проводить собственную политическую линию по приднестровскому вопросу.

Изначально, она исходила из того, что отделившийся от Молдовы регион, населённый преимущественно русскими и украинцами, может, впоследствии, быть встроен в экономическую систему Украины и приносить ей определённые выгоды.

Написать комментарий