Сергей Шкарлет: "Любой запрет и насаждение по языку вызывает обратную реакцию"
Политика27 декабря 2020

Сергей Шкарлет: "Любой запрет и насаждение по языку вызывает обратную реакцию"

Министр образования в интервью "Стране" рассказал отменят ли ВНО, что он думает об украинизации и декоммунизации и заменят ли в учебниках "маму" и "папу" на "родителя 1" и "родителя 2"

Грантовые организации и праворадикальные партии выбивают кресло из-под министра образования Сергея Шкарлета. Фото: Минобразования

Полгода Сергей Шкарлет был и.о. министра образования, а на прошлой неделе получил должность министра - правда, голосов за его назначение еле хватило. Резко против выступали фракции "Евросолидарности", "Голоса" и родственная им часть "слуг народа".

Да и различные грантовые организации и праворадикальные силы сразу начали шатать кресло под Шкарлетом, организовывая акции протеста "Стоп Шкарлет".

Среди прочего критики обвиняют его в том, что он собирается отменить ВНО, а также "свернуть реформы". 

"Страна" поговорила с министром о том, что он собирается делать с ВНО, стипендиями и госзаказом, и будут ли штрафовать учителей за разговоры на русском языке на переменах, как предлагает языковой омбудсмен, и что будет ли в школах продвигаться толерантное отношение к ЛГБТ. 

– Еще когда вас назначали и.о. министра образования, профильный комитет Рады не поддержал вашу кандидатуру. И сейчас уличные протесты разворачиваются с новой силой, пытаясь расшатать под вами кресло. Как вы это объясняете?

– Я вообще себе это не объясняю и не думаю над этим. Это политические манёвры, не более.

– В основном в митингах против вас участвуют представители грантовых структур, которые системно влияют на украинское образование через многочисленные неправительственные организации. Они финансируются западными правительствами и курируют ряд проектов – например «Новая украинская школа» и «Всеукраинская школа онлайн». Как вы лично относитесь к этим проектам, считаете ли их успешными?

– По грантовым структурам и их протестам – мотивы их поведения лучше спрашивать у них, хотя навряд ли они будут откровенны. А что касается упомянутых вами проектов, то проект "Новая украинская школа" реализуется четвертый год при поддержке госбюджета. Не знаю, какие грантовые структуры в этом участвуют, проект реализует государство Украина. И он успешный. Этот проект – включая 12-летнее обучение, компетентносный подход, – начинался еще при министре Василие Кремене (возглавлял МОН в 1999—2005 гг. — Ред.). Так что проект давний и выстраданный. Большую роль в нем играет Академия педагогических наук.

Родители и учителя поддерживают НУШ. Но вопрос ее эффективности зависит не только от МОН, а и от конкретного учителя. Никакой проект не реализуется без носителя знаний, методики преподавания. Вопрос качества школьного образования – не просто в здании, методике или красивой аббревиатуре НУШ. Вопрос в том, какие конкурентные преимущества ребенок получит по окончанию школы. Все начинается с учителя.

– Вы говорите, что учителя и родители поддерживают НУШ. Однако многие жаловались на неподготовленность школ для обучения по новой системе, нехватку элементарного материального обеспечения – интерактивных досок, парт, дидактических материалов. Минобразования в своем письме Ассоциации городов Украины подтверждало, что денег субвенции никогда не было достаточно. – На 2021 год субвенция на НУШ увеличена более чем на 40% по сравнению с 2020-м годом – она достигла 1,42 млрд. По сопровождающей НУШ программе “Спроможна школа для кращих результатів”, которая как раз обеспечивает оборудование классов, ремонт и все остальное, – субвенция увеличена на 100% и составит 1 млрд грн.

– Известно ли вам о том, что в ряде школ с родителей требуют "сброситься" по несколько тысяч гривен на НУШ, так как выделенных государством средств недостаточно?

– Мне лично такие факты не известны, но в целом исключить такую вероятность, к сожалению, я не могу. Другой вопрос, что родители не должны этого делать. Если подобные ситуации имеют место быть, я прошу информировать о них МОН напрямую. Будем предметно разбираться в каждом случае.

– А как вы оцениваете проект "Всеукраинская школа онлайн"?

– Швейцарско-украинский проект "Децентралізація для розвитку демократичної освіти" DECIDE давал 15 тысяч евро на создание самой платформы. Этот проект, как и НУШ - не заслуга каких бы то ни было негосударственных организаций. Это труд, опыт и знания наших педагогов, в первую очередь. При этом мы благодарны всем партнерам, пожелавшим поддерживать развитие украинского образования. А на съемки и продюсирование государство Украина выделило 14,3 млн грн.

11 декабря мы презентовали 800 эталонных уроков, которые провели эталонные учителя. Был профессиональный кастинг. Ценность проекта в том, что в любой точке мира ребенок, который хочет учиться по украинским образовательным программам, может это делать. Платформа также предоставляет доступ к учебному контенту на украинском языке для детей и учителей, которые проживають на временно оккупированных территориях Украины. Особенно это важно для детей в сельской местности, где не хватает учителей по определенным предметам.

Учитель может взять этот эталонный урок и на его основе сформировать свой. Это не обязательно и не платно. Это просто инструмент для расширения образовательных возможностей учителя и ученика. Особенно во время карантина.

– Считаете ли вы эталонными уроки в рамках этого же проекта, которые показывали по телевизору во время весеннего локдауна? Где учителя допускали ошибки в математических расчетах, в географии, истории, украинском языке и т.д. Был большой скандал. 

– Это не моя история. Я тогда еще не был в МОН. Но я считаю, что каждый имеет право на ошибку. Никто до этого так не стартовал. Учителям было сложно. Это тяжелейший труд. Съемка одного урока идет 6-8 часов. Учитель тоже человек. Да, где-то оговорился – ну, бывает. А так судить строго и кричать о непрофессионализме… Нужно учесть, что учителя оказались в непривычных условия – они работали перед камерой. И добавьте к этому общий стресс, который в 2020 году дала пандемия.

– В интервью "Стране" учитель года 2020 Василий Дьякив отмечал, что дистанционная форма обучения не может полноценно заменить очную. Как вы, как практикующий долгое время педагог, оцениваете дистанционное обучение? – 100%, дистанционное обучение не может сравниться в качестве с очным. Дистанционное обучение – вынужденная необходимость. Оно позволяет в условиях пандемии не остановить в стране полностью образовательный процесс, не дать детям отстать по тем или иным предметам. Дистанционые уроки – это элемент, один из форматов образования. Конечно, он никогда полноценно не заменит обычное обучение.

Но, с другой стороны, весь мир давно использует платформы вроде Coursera и Prometheus как дополнение к основному образованию. Большой минус дистанционки – нет контакта между учителем и учеником, нет социализации. А в новой платформе "Всеукраинской школы онлайн" есть возможность создавать отдельные классы, образовательную траекторию учителя и ученика, вернуться назад по уроку и проверить уровень знаний. Платформа все время дорабатывается, функционал увеличивается.

– На период январского локдауна Украина снова перейдет на дистанционное обучение…

– Я не расцениваю это как локдаун. Это скорее каникулы. В большинстве школ и так будут каникулы. Перерыв в образовательном процессе будет максимум неделю.

– И все же, будут ли уроки от "Всеукраинской школы онлайн" транслироваться по телеканалам в январе, как весной?

– Это полноценная онлайн-платформа для смешанного и дистанционного обучения 5-11 классов. Кроме видеоуроков, она предусматривает тесты, задания для самостоятельной работы учащихся, методические рекомендации для учителей, а в дальнейшем и личный кабинет ученика и учителя (виртуальный класс), где можно будет отслеживать учебный прогресс и выполнения задач.

После весеннего опыта мы проанализировали проект, в том числе изучили международный опыт и решили трансформировать проект в оптимальный формат. На сегодняшний день речь о трансляции на телевидении не идет. Ведь ВШО весной и ВШО сейчас – это две разные истории.

– Комментируя уличные протесты, вы заявили «Стране», что не обращаете внимание на критику: «Мне нужно думать о том, как преобразовать систему образования и науки в Украине в лучшую сторону». Назовите три конкретных изменения в системе образования, которые вы намерены осуществить? Учитывая, что приходится работать под таким давлением.

– Я работаю не над тремя изменениями, и работаю не только я, а команда, которая состоит из заместителей, директоратов, отделов, которые занимаются разными  направлениями. 

– Хотелось бы услышать о приоритетах в реформировании системы образования от вас.

– Сложно выделить три критерия, когда их 33, и все они важны.

– Давайте переиначим вопрос. Какие изменения вы намерены внедрить уже в следующем году?

– Инклюзия – раз. Создание типовой программы для 5-9 классов, "расчасовки" по каждой дисциплине – два. От этого средняя школа будет стартовать в большом проекте НУШ. А также план модернизации профтехобразования, принятие закона об образовании для взрослых – он нам очень нужен. Пока весь мир живет по концепции "учеба на протяжении всей жизни", в Украине нет профильного закона. Концепция дошкольного образования – чтобы ребенка не сдавали как в камеру хранения в детский сад, а чтобы детский сад работал как компетентностный лифт. Развитие системы внешкольного образования – кружки, факультативы. Стратегия высшего образования, стратегия привлечения иностранных студентов...

– Чем мы можем привлечь иностранных студентов?

– Это престиж государства – если граждане других стран хотят учиться по украинской системе. Сейчас вместе с другими ЦОИВ занимаемся  разработкой и запуском  Единой межведомственной электронной платформы в сфере набора иностранных студентов. 

– Планируете ли вы пересматривать количество обязательных предметов для старшеклассников

– Мы формируем старшую профильную школу. И не только в школе, но и в профтехучилищах будет профилизация, они будут существовать как профессиональные лицеи. Если мы хотим, чтобы с нашим образованием считались в мире, чтобы наше образование было понятным, мы не должны отставать от общемировой концепции. И будут акценты по предметам с 10 по 12 класс.

– То есть, ученики смогут выбирать себе предметы, которые хотят изучать?

– Совершенно верно.

– Какие предметы, по вашему мнению, должны остаться обязательными?

– Украинский язык и литература – то, что формирует национальный этнос, должно быть обязательным в любой стране. Это элемент самоопределения нас как украинцев. Я бы и математику оставил как обязательный предмет – она систематизирует мышление, формирует логику. А дальше уже все зависит от склонностей. Хотя есть люди, которые не склонны к математике, но можно программу построить так, чтобы и таким ученикам было комфортно. Считать и писать все равно всем нужно уметь. Хотя бы для того, чтобы калории посчитать.

– Отдельный болезненный вопрос в сфере высшего образования – стипендии. Нынешний министр финансов Сергей Марченко в свою бытность замминистра финансов инициировал сокращение получателей стипендий. Согласны ли вы с таким подходом? Как в дальнейшем будете поступать со стипендиями – отменять вообще, доводить до минимума?

– Мы уже пересмотрели систему начисления стипендий, провели расчеты по оптимальному использованию стипендиального фонда, подготовили методику расчета. И подали на согласование проект постановления всем центральным органам исполнительной власти. Думаю, студенты должны быть довольны.

– А что именно вы предлагаете? Повышение суммы стипендий, расширение категорий стипендиатов?

– Это расширение возможностей стипендиального обеспечения, в частности премирования студентов, увеличение круга стипендиатов. В Госбюджете на 2021 заложено 3,94 млрд грн для выплаты академических стипендий.

– Правительство уже который год откладывает повышение зарплат учителям…

– Почему откладывает? С 1 января 2021 заложено в бюджет повышение зарплат учителям минимум на 20%, на 1 декабря будет 30% повышение.

– Я говорю о постановлении №822, принятом еще в 2019 году при правительстве Гройсмана. В октябре правительство Шмыгаля в очередной раз отсрочило его выполнение.

– Постановление Гройсмана, принятое в последний день существования Кабмина Гройсмана – чистый популизм. В нем отсутствовали источники покрытия затрат на повышение зарплат учителям. Сейчас у нас ни президент, ни премьер – не популисты. Мы даем реальное повышение зарплат. Субвенция на повышение зарплат учителям – плюс почти 20 млрд грн на 2021 год.

– В Украине запускают электронные дневники и школьные журналы. Расскажите подробнее об этой инициативе. Как она будет работать, если на практике во многих сельских школах проблемы с доступом к компьютерам и интернету? Плюс, педагогический состав достаточно возрастной, и им может быть сложно разобраться с онлайн-системой.

– Понимаю, о чем вы. Да, педагогам старшего возраста тяжело приспособиться. Сегодня есть проблема дублирования – когда учителя и директора школ параллельно ведет электронный и бумажный вариант журнала. Но в любом случае, электронный журнал с учетом блокчейн-технологий дает возможность родительского контроля и помогает бороться с коррупцией в школах.

– Как именно?

– А почему ввели ВНО? Потому что подделывали в журнале оценки, за некое вознаграждение некоторым ученикам ставили оценки чуть лучше. Цифровизация позволяет этого избежать. Электронный журнал и дневник – элемент прозрачности, веяние времени, возможность публично показать успехи ученика, которые смогут проконтролировать родители.

– А как быть возрастным педагогам, которые от цифровизации далеки?

– Учиться, учиться и еще раз учиться.

– Кто будет их обучать? МОН?

– Министерство образования и науки – не панацея во всем и вся. Педагогами, школами занимаются основатели – местные органы исполнительной власти. Городское, районное управление образования. Министерство к ним не имеет никакого отношения, кроме целевой субвенции, которую мы перечисляем на места. Мы – МОН также предоставляем бесплатное программное обеспечение для электронных дневников и журналов, которое предельно простое и понятное в использовании. А дальше уже работа руководства учебных учреждений и местной власти.

– Когда электронные журналы будут внедрены во всех школах Украины?

– Приказы уже подписаны. Со следующего года полноценно они заработают. Знаю точно, что в 47 школах Украины, где мы проводили пилотный проект, уже пользуются электронными журналами и дневниками. Особенно важен этот проект для школ, где много учеников.

– Ваши критики утверждают, что вы собираетесь отменять ВНО. И в МОН заявляли, что в 2021 году из-за пандемии ВНО для выпускников школ может не быть. Что вы предлагаете взамен?

– ВНО уже и в этом году из-за пандемии было оформлено в рамках ДПА, и ДПА в форме ВНО. ВНО – инструмент антикоррупционной политики по поступлению в учреждения высшего образования. Но оно было внедрено, когда лицензионных мест в вузах было значительно меньше, чем желающих поступать. Сегодня картина прямо противоположная.

– Предложение превысило спрос?

– Лицензионных мест в Украине – под 1 миллион, а желающих поступать – 300 тысяч.

– В чем причина? Выпускники не видят смысла в высшем образовании или массово едут учиться за границу?

– Основная проблема – демография. Просто нет уже столько выпускников.

– А какая связь между уменьшением числа выпускников и необходимостью менять систему ВНО?

– А кто Вам сказал о том, что система ВНО кардинально меняется?

– Так вы все-таки собираетесь отменять или менять ВНО, либо система останется прежней? Поясните, чтоб никто не запутался.

– Я всегда поддерживал ВНО, но оно не должно быть только элементом поступления в университет. ВНО – это инструмент оценки качества знаний, полученных при обучении на конкретной образовательной программе. По общению с работодателями я понимаю, что им на работу нужны не те выпускники, которые только сдали ВНО, а те, которые владеют определенными навыками.

У нас уже есть наработки по трансформации ВНО. Его, конечно же, нужно оставить, но в специфической форме. Например, в виде теста на способность к обучению – как вариант для людей, у которых уже есть страховой стаж. Для тех, кто поступает на бюджет, ВНО нужно точно. А те, кто планирует учиться на платной основе, на контракте, могут сдавать это ВНО в виде теста на способность к обучению.

– Что это за тест?

– Очень условно – как тест на IQ. Во многих странах это есть (например, США, Израиль, Япония). Что для нас важно: поставить как можно больше преград к поступлению в УВО (учреждения высшего образования - Ред.)? Или дать выпускнику конкурентные преимущества? Есть страны с другим подходом, где УВО принимают всех без разбора, но в процессе учебы на первом, втором, третьем, выпускном курсе неспособных учеников отсеивают. Важно ведь, какие конкурентные преимущества человек получит после того, как закончил учиться, для того, чтобы идти дальше и показать все свои квалификационные способности, заявить о себе как о специалисте высокого уровня. Считаю, что в Украине подобная, но своя модель – возможна.

– Люди, у которых уже есть страховой стаж - кого вы имеете в виду?

– Люди, имеющие страховой стаж – это те, кто закончили школу, проработали 3, 4, 5, 10 лет и хотят снова пойти учиться. ВНО в Украине внедрено с 2007 года. А если человек закончил школу в 2005-2006 году и не сдавал ВНО, но хочет пойти учиться? У нас же в Конституции написано, что все люди в стране имеют равные возможности. Как быть тогда с этими людьми? В этом есть несправедливость.

– А почему люди со стажем работы не могут сейчас сдать ВНО наравне с выпускниками школ? Они же имеют такое право?

– Конечно, имеют, и они сдают. Но. Выпускник 2020 года сдает ВНО и выпускник 2000 года сдает ВНО в 2020 году. Совсем разные усилия для этого нужны, разное время для подготовки (тем более если это работающий человек).

– Давайте подытожим. ВНО для всех выпускников школ останется обязательным?

– Да.  

– Из вашего опыта общения с работодателями, скажите, на какие специальности сейчас есть спрос?

– В принципе, на все. И юристы, и менеджеры нужны – просто не в том количестве, в котором они выпускаются. Может, не 400 тысяч юристов, а всего 100 человек – но нужны.

– Планируете ли вы уменьшать госзаказ на такие популярные среди абитуриентов, но невостребованные в Украине специальности?

– Конечно. Даже в 2020 году основной упор был сделан на высокоинтеллектуальные специальности – например, на IT мы повысили госзаказ на 30%. Украине нужны сложные инженерные специальности, а на них не идут абитуриенты, потому что учиться сложно, и сама профессия предполагает наличие глубоких базовых знаний по той же математике, физике, химии. Госзаказ на менеджеров, экономистов, госуправление был существенно снижен. Например, на госуправление снизилось на около 40%, экономика примерно на 4%, но с фактом исполнения госзаказа. Бюджет себе не может позволить финансировать те специальности, по которым большой уровень безработицы. В этом году госзаказ на бакалаврат был увеличен почти на 5%.

– Как изменится структура госзаказа в 2021 году?

– Сегодня об этом говорить рано. Государственный заказ начнет формироваться в начале января. МОН является одним из 23-х государственных заказчиков. Минэкономики является главным в этом направлении. Мы отрабатываем предложения от УВО, областных центров занятости, других заинтересованных сторон и формируем наши предложения для согласования далее. Думаю, что в начале февраля будем иметь уже первые цифры.

– Как стимулировать выпускников поступать в украинские вузы, а не заграничные? Или вы не считаете это проблемой?

– Число выпускников, которые уезжают учиться за границу, небольшое. Ехали, едут и будут ехать. В любом случае. Ничего в этом страшного нет. Студенты уезжают за мечтой. Когда-то и Америку так заселяли – ехали в неизвестность, но с надеждой на лучшее будущее. Если украинец хочет учиться в другой стране – он просто едет туда учиться.

– Пример им подают украинские ТОП-политики, чьи дети в основном учатся в престижных вузах Европы и Америки.

– Значит, у них есть возможность, чтобы их дети учились за границей. Как мы можем им запретить?

– Например, ввести мораторий на обучение детей чиновников за рубежом.

– Мы же конституционная страна. Если у человека есть возможность платить за обучение за границей, как мы можем его в этом ограничить? Как это расценит мир?

– Тогда у политиков появилась бы мотивация менять к лучшему систему образования здесь, в Украине. Потому что именно тут учатся их дети.

– Как по мне, слишком радикальный подход. Не считаю нужным что-то запрещать. Угрозу национальной безопасности обучение за границей не несет. Имея возможность и желание учиться за границей, человек все равно туда поедет.

– Где учится ваша дочь, если не секрет?

– В обычной украинской общеобразовательной школе.

– И после выпуска поступит в обычный украинский вуз?

– Ей еще три года учиться в школе, она пока об этом не думает.

– Представители грантовых организаций, которые сейчас протестуют против вас, последние годы так или иначе определяли политику и идеологию системы образования в Украине. В частности, они продвигают гендерные темы, темы ЛГБТ, равенства между однополыми и гетеросексуальными семьями. В ряде стран уже вместо терминов "мама" и "папа" в учебниках пишут "родитель 1" и "родитель 2". Как вы относитесь к такой практике и планируете ли внедрять ее в украинскую школьную программу?

– Украина уже присоединилась к "Партнерству Биарриц" (международной инициативе равных прав и возможностей для всех – Ред.). Украина взяла на себя обязательства по обеспечению равенства. Не до такой степени, чтобы писать о ЛГБТ в учебниках, но Министерство образования является одним из субъектов этого соглашения. – Эти обязательства предполагают коррекцию школьной программы?

– Нет, они предполагают анализ существующих учебных материалов на предмет дискриминации по различным признакам. Например, "мама мыла раму" – может и папа раму мыть. Здесь скорее речь идет о стереотипных ролях мужчины и женщины в обществе и семье. Мол, за женщиной – дом, кухня, церковь. Так не будет. Равные возможности для мужчин и женщин, мальчиков и девочек.

– А маму и папу "родителем 1" и "родителем 2" в украинских учебниках будут называть?

– Пока я такого не видел. "Партнерство Биарицц" курируется офисом Первой леди Украины, Елены Зеленской, народными депутатами и т.д. Нам не ставили задач по поводу "родителя 1" и "родителя 2", по поводу однополых браков. В этом соглашении речь идет о гендерных ролях.

– Когда школьные учебники в Украине начнут переделывать с учетом требований "Партнерства Биарицц"?

– Этот процесс уже стартовал. Учебники уже переделывают с учетом гендерного равенства. Не только мама может раму мыть. Мы уже работаем над изданием новых учебников, есть план реализации. План мероприятий по реализации обязательств Правительства Украины, взятых в рамках международной инициативы "Партнерство Биарриц" по утверждению гендерного равенства принят с 2021 до 2024 года.

– Какова ваша позиция по поводу толеризации отношения к ЛГБТ в учебниках и в школьной программе?

– Тяжелый вопрос. Я терпимый, толерантный человек. Больше ничего комментировать не буду.

– Как вы относитесь к практике переписывания истории в учебниках? Так, например, сейчас темы советского периода украинской истории подают совершенно иначе. Считается, к примеру, что не было Великой Отечественной войны. Считаете ли вы правильной декоммунизацию школьной программы?

– Этот вопрос сегодня достаточно политизирован, к сожалению. "Переписывание", как вы выразились, происходило синхронно с реализацией определенных политических повесток, что, по моему мнению, усугубляло ситуацию там, где вообще не должно быть искусственных эскалаций. Я не хочу сегодня подбрасывать дров в этот костёр.

Вся история должна быть написана не политиками, а исключительно специалистами и исключительно на основе архивных документов, фактов. В целом, считаю, что преподавание истории, как и многих других предметов в школе, во многом зависит от учителей, от их умения не только объяснить тему, но и побудить ученика узнать больше, ознакомиться с разными трактовками тех или иных исторических событий, с разными точками зрения и их авторами. В эпоху вседоступности информации это должно быть нормой, а не исключением. Что касается школьных программ, то их разработкой и утверждением занимаются сегодня целые коллективы опытных авторов и педагогов.

– Уже при вашей каденции, согласно закону об образовании, с 1 сентября 2020 года были закрыты русскоязычные школы. При вас была озвучена позиция министерства о том, что в Украине не ущемляются права на образование русскоязычных граждан, что противоречит выводам Венецианской комиссии (в заключении Венецианской комиссии сказано, что закон о государственном языке создает основания для дискриминации национальных меньшинств). Какое ваше отношение к тотальной украинизации образования и закрытию русских школ и классов? Насколько эта политика правильная с точки зрения качества образования и прав человека?

– Мы же законопослушные граждане. Если Верховная Рада приняла закон, его нужно выполнять. Венецианская комиссия сделала некие замечания по языковому закону, и я думаю, что народные депутаты должны отреагировать. Как по мне, зрадити Україну можна будь-якою мовою. Много наших бойцов, которые воюют на Востоке, говорят по-русски. Мы обязательно должны свою национальную идентичность формировать языком, традициями. Но венгерскоязычный украинец, если это украинец, ничем не хуже украиноязычного украинца. Все должны знать украинский язык, но никто не запрещает и другими языками пользоваться. В официальной обстановке – только украинский язык. Но если человек говорит по-польски, по-татарски, по-венгерски – що його тепер, знищувати?

– Дело в том, что другими языками запрещают пользоваться не только в официальной обстановке. Языковой омбудсмен Тарас Креминь, например, заявил, что хочет инициировать борьбу с учителями, которые говорят на русском языке. Как вы относитесь к этому намерению?

– Не чув, щоб Тарас таке заявив. Я його дуже добре знаю. Общаюсь с ним очень тесно, потому что образовательная среда и формирует нас как украинцев. Его обязанность как языкового обмудсмена – популяризировать украинский язык. Считаю, что бороться надо не столько с учителями, сколько прежде всего в семью закладывать основы того, чтобы говорить по-украински. Нужно популяризировать украинский язык. Любой запрет и любое насаждение вызывает обратную реакцию. Нужно спонукати до цього – вот даже не знаю, как это сказать по-русски. До вивчення мови мають спонукати, показувати красу української мови. Якщо ми будемо насаджувати – нічого доброго не буде. Потрібен інший підхід. Треба зробити спілкування українською модним.

– А квоты на телевидении и радио спонукають чи насаджують українську мову?

– Мне сложно судить – ни телевизор не смотрю, ни радио не слушаю. Мы пытаемся повысить свою украинскую идентичность. Но любое принуждение имеет элемент насилия.

Анастасия Товт

2 комментария

Написать комментарий
  • гость
    27 декабря 2020
    на языке племени тумбу-юмбу комический корабль не построишь. вот свиней выращивать - это можно
    Ответить
  • тт
    27 декабря 2020
    логично...
    Ответить
💬 Последние комментарии
кипчак
Спасибо за экономию времени и комментарии. Хотя те, кто слушает и смотрит Навального, не смотрят такие видео, не слушают таких комментаторов. У них уровень развития не выше чем у Лехи и его команды, а у Навального не только рыбий глаз, но и ум и интеллект рыбки - все мелко, примитивно, лживо, да еще и продажно. Каждый подтягивает в свою компанию себе подобных это давно известно. Действительно, с первых минут, полное впечатление ремейка с Межигорья - те же неизвестные рабочие и обслуга, поставляющие информацию и фотографии, золотой унитаз и т.п., главное, что видео вовремя. В случае с Лехой - он уже не сомневался, что его посадят и есть за что, но стрелки нужно перевести на преследование за оппозиционную деятельность. Легенды и версии борцов за справедливость, против коррупции, а также за все хорошее, против всего плохого, мы уже слышали не только ушами, но и почувствовали на собственной шкуре, а россиянам еще все в новинку и тем легче поймать на такую удочку. Так ведутся люди раз к разу на финансовые пирамиды - жадность и глупость плохие советчики. Поэтому лучшим лекарством или прививкой от злокачественной оппозиции может стать большая информированность о всех приемчиках свержения или подрыва устоев власти в неугодных "демократическим" государствам других независимых странах. Больше документов и исторических фильмов на эту тему, желательно с предварительным комментарием историков. По крайней мере в виде даже слухов информация сможет проникнуть в самые тупые головы. Недавно показывали фильм "Полковник Редль", где очень логично выглядит версия предпосылок первой мировой (1914 г.) - наследник австро-венгерского престола так мутил козни против России и Франции, так искал сакральную жертву и повод и компромат России, что в конце концов сам стал жертвой. Сам погиб и империю развалил, если я правильно понимаю задумку фильма,
Кот Матроскин
А всё началось так невинно: На месте книжных магазинов открыли бутики и казино...
Кот
А Петька так старарался,морду лица ушил,не пил цельных три дня и тут так невдобно вышло!!!Абидно,панимашь!
е
Из окопа пишешь борцун с агрессором? Или с полей? Или от станка? Нет? Религия не позволяет? Пиши на мове, не выучил?
ке
какие вы жалкие! нужно землю есть лишбы агрессору было плохо! а вы? ноете ноете ! Что не любите свою родину Украину? позорники на мове не говорите, хотя бы английский выучили бы! думали так просто европейский образ жизни получите! лентяи!
ке
слава Усраине
Где ваша щэнэвмэрла
Ага! Щэнявмэрлу как завоете, все собаки разбегаются. Но что то не слышно этого воя в последнее время.