ПолитикаJul 28

Свобода слова по-украински. Часть вторая. Картина художника Зе «Приехали»

nk_hauz/-mfazs4yb4htc3apjxrr.jpg

«…Как-то незаметно Украина перешла границу между национализмом и нацизмом. И есть ли вообще такая граница? Вопрос для серьёзного политологического исследования."© 

Украинцы, избравшие Владимира Зеленского на пост президента, рассчитывали на многое, о чём писано-переписано и детально проанализировано. Чего они точно не ожидали, так это наступления на свободу слова. Началось с того, что у одних её стало больше, у других меньше. Потом пошло давление на независимые СМИ, типа, «шо-то не то вы говорите». Затем прямое препятствование журналистской деятельности, травля неугодных и, наконец, внесудебная расправа над тремя ТВ-каналами и их владельцами.

Сторонники политики президента оправдывают его действия, мол, украинские граждане нуждаются в информационной защите, а незаконные методы — единственная возможность не проиграть в информационной войне. Но что такое информационная война, скажите пожалуйста? Если это — обманывать собственный народ в большей степени, чем это делает противник, тогда можно констатировать, как доказанный факт, — в этой войне Украина победила! Закрытие оппозиционных ТВ-каналов — это не информационная защита граждан, это информационная защита власти. Защита от критики реализуемого властью курса во внешней и внутренней политике, защита права власти на истину в последней инстанции.

Если взять практическую сторону расправы над независимыми СМИ, то Зеленский хотел убить сразу двух зайцев: сделать приятное нацикам, которых он боится, и устранить основного политического соперника. Вторую задачу, похоже, Зе решил, поскольку обладающий монополией на «правду» получает совершенный инструмент для борьбы, как с инакомыслием, так и с оппонентами, когда любой, думающий иначе, или думающий лучше тебя, может быть объявлен государственным преступником.

А вот второй «заяц» — понравиться радикалам — от Зеленского убежал. Полагаю, это станет для президента неразрешимой проблемой. Что бы он не делал, какие бы антирусские законы не принимал, президент никогда не станет для националистов своим. Чем больше он им потакает, тем наглее они себя ведут, в том числе по отношению к нему самому. Они оскорбляют гаранта матерными словами, пишут гадости на стенах его офиса, и тут же требуют выделить почётный караул для похорон ветерана «Галичины». Они уже маршируют по Киеву с флагами СС.

Провластные политологи оправдываются, мол, это у нас такое разнообразие мнений, что является признаком демократии. Странное какое-то разнообразие: без «левого» политического крыла, без коммунистов, без оппозиционных СМИ. В чём разнообразие? В том, что «нацик» немного отличается от «нацюка»? В прямом эфире спорят Дріздів, Карамелька-Арестович и Гордон! Какая широчайшая палитра мнений — от «Россия — враг» до «Росія — ворог»! Смех, да и только. Сегодня на всех украинских СМИ, во всех телешоу объединенный хор участников исполняет одну и ту же песню в стиле принятого национального гештальта. Любое отклонение (да что там отклонение — малейшая импровизация) воспринимается как предательство и поддается обструкции. Если журналист или политик не рассказывает о российской агрессии, не клеймит врагов и лично Путина — путь на телеканалы ему закрыт.

А вот на российских каналах можно увидеть Вадима Карасева, Янину Соколовскую, других украинских политологов, а также российских, с явно проукраинской позицией. Они имеют возможность ее отстаивать, спорить, не стесняясь в выражениях. Вы можете себе представить российского политолога, выступающего на украинском телешоу? Отож. На украинских эфирах споры весьма специфичны. Спорят между собой и в строго отведенных рамках, где изначально задано несколько условий:

  1. Майдан всегда прав, ибо он прав всегда.
  2. Россия — агрессор и враг.
  3. Путь в ЕС и НАТО — безальтернативен.
  4. «Союз трезуба, орала и НАТО» — нам поможет!

Вам это ничего не напоминает? «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» — утверждали большевики . «А ежели кто супротив? — А кто супротив — того к стенке…» Слова из произведения Шолохова точно проецируются на сегодняшние украинские реалии. Украинская власть, в 2014 году загнавшая себя в замкнутый круг майданной идеологии, никак не может из него выйти. Правду говоря, и попыток-то особых не было… Украинский социум по прежнему находится в перманентном митинговом состоянии, многое решает улица, где восхваляют героев и клеймят врагов. Внедряется новый вид политической дискуссии — спор идейных единомышленников, препирательство одинаковых во мнении. Украинцы осваивают новейший стиль спора — без контраргументов и даже без оппонирования. Собираются представители одного идеологического лагеря и дискутируют друг с другом. Но не для того, чтобы выяснить истину (она им известна заблаговременно, причем, в деталях), а чтобы перемыть кости врагам (также назначенным заранее) и померяться в патриотизме и праведности.

После закрытия оппозиционных ТВ-каналов, часть общества, не поддерживающая бандеризацию страны лишилась права голоса и пребывает в состоянии социального аутизма. Выразить свое мнение просто негде. Оппозиционных газет — нет, ТВ-каналы закрыты, телевидение целиком под контролем «патриотов». Практически все СМИ — глубоко отмайданены. Если кто-то иногда прорывается на какое-то ТВ-шоу и пытается подать слабый голос, его аргументы даже не выслушиваются до конца. И он, перебиваемый криками, осыпаемый оскорблениями и проклятьями, замолкает. Такое вот палочное внедрение национальной идеологии, не допускающее никакого плюрализма мнений. У цензоров чешутся руки — дотянуться до интернета. В Украине во всю применяется практика внесудебного блокирования интернет ресурсов. В Верховной Раде подготовлены несколько законопроектов, позволяющих: устанавливать тотальный контроль как за владельцами сайтов, так и за пользователями социальных сетей; изымать телекоммуникационное оборудование следователями без надлежащего обоснования; устанавливать уголовную ответственность за критику власти.

Громкая пропагандистская трескотня заглушает слабые голоса протестов. Действие посредством запретов и ограничений — признак невысокого интеллектуального багажа власти, неспособности аргументировано отстаивать свою точку зрения. «Нет аргументов — повысь голос» — советовал Черчиль. Власть так и поступает. В ход идут запреты, угрозы, запугивания. В ВР подготовлен законопроект об уголовном преследовании тех, кто отрицает российскую агрессию?! Десять лет предлагается давать за это страшное преступление! Лично я дополнил бы этот законопроект следующим образом: за отрицание величия майдана — 8 лет, за проявление пацифизма в любом виде — 5, а если кто назовет Верховную Раду и правительство «коррумпированными недоумками» — тому 1 год. Условно… Иначе придется посадить бОльшую часть страны. Тех, кто «пыво» называет «пивом», предлагаю поражать в правах, лишая возможности голосовать. Впрочем, последняя норма уже работает на Украине с 2020-го года, когда людей, проживающих на подконтрольных территориях Донецкой и Луганской области, лишили права голоса на местных выборах.

Сворачивание свободы слова и ограничение информированности на Украине происходит под аккомпанемент громких речей о бесповоротном курсе на европейские ценности, на углубление демократии, на решительное очищение власти от наследия тоталитарного прошлого, на избавление от олигархов и коррупционеров. Говорят одно, думают другое, делают третье. В психиатрии это называется когнитивным расстройством на почве отсутствия критической оценки себя и ситуации. Нынешняя власть живет в условиях отсутствия обратной связи и потому лишена причинно-следственных связей. Говоря метафизически, она совершенно не смотрит в зеркало. Наверное, боится увидеть там нечто малопривлекательное и даже ужасное.

А что же украинские «свободные журналисты»? Почему молчат пламенные «борцы за свободу слова»? Я помню, с каким энтузиазмом они боролись с узурпатором Виктором Януковичем! Нынче же ни один не призвал выходить на майдан и протестовать против сворачивания свободы слова и наступление на права человека. А некому протестовать! Кто уехал сам, кого вытолкали из страны, кого-то посадили, а кого-то просто убили. На Украине больше нет независимых СМИ, их зачистили до блеска, как голову Гордона, оставив «оселедець», которым можно вертеть туда-сюда, вешать то на одно ухо, то на другое…

Демократическая Европа смотрит на всё это и помалкивает, хотя на ее территории подобное не происходило с 1933 года. Я начал свою статью с утверждения, что первым признаком тоталитаризма является подавление свободы слова. За этим неизбежно следует нарушение прав граждан, поскольку некому выступить в их защиту. Закон о коренных народах, принятый Верховной Радой, а также вступивший в силу закон о языке поражает в правах большую часть граждан. Понятно, что дискриминация по национальному и языковому признаку направлена прежде всего на русских и русскоязычных украинцев, остальные «некоренные» народы, например, венгры, попали под раздачу прицепом. Назвать закарпатских венгров, поселившихся на этой территории раньше, чем татары в Крыму, «некоренным» народом» — это даже не историческая безграмотность, это ИДИОТИЗМ! Назвать русских — государствообразующий народ — «некоренным» — это БАНДИТИЗМ!

Сегодня вполне можно говорить о сползании украинского государства к тоталитаризму, в данном случае — к неонацизму. Что дальше? Черепа станут измерять, анализы ДНК проводит, на предмет наличия «москальской» хромосомы? В начале июня сего года Верховная Рада отклонила законопроект депутата Максима Бужанского о запрете героизации военных преступников: эсэсовцэв и лиц, принимавших участие в Холокосте, а также о предотвращении легализации нацизма. «За» проголосовали 155 депутатов. Для большинства, проголосовавшего против, это был своеобразный каминг-аут. Депутаты, сбросив маски демократов, подтвердили своим голосованием: героизация нацистов и их пособников — продолжится; неонацизм в Украине поддерживается на самом высоком государственном уровне. Интересно, если бы вынесли законопроект «за героизацию» какая бы картина голосования была? За ответом направлю читателей в Германию конца 20-х, начала 30-х годов прошлого века. Тогда нацисты пришли к власти абсолютно легальным путём, в том числе, через голосование.

В принципе национализм — вполне здоровое явление, которое даже в виде идеологии вполне может отождествляться или идти рука об руку с патриотизмом, пока не переходит границу. Переход начинается тогда, когда идеология берёт на вооружение большевистскую методологию, когда большинство (или агрессивное меньшинство) начинает ущемлять в правах меньшинство (или пассивное большинство). И не важно по какому принципу осуществляется насилие — по классовому, расовому или национальному. Как только начинается, услаждающая слух некоторых недоразвитых умов, песня об избранности (или богоизбранности) одной национальности, в этих «умах» тут же возникает убеждение, что все остальные должны в лучшем случае ассимилироваться, в худшем: либо прислуживать «коренной нации», либо сгореть в печи крематория… А это уже нацизм во всей его красе. И его сколько-нибудь цивилизованный человек не может принимать ни по какому определению.

Но Европа молчит. Она уже привыкла к проявлением украинской «демократии». Молчит старушка и лукавит, в соответствие с любимыми двойными стандартами. А ведь европейцы прекрасно понимают, что не может быть никакой «украинской демократии». Демократия либо есть, либо ее нет. Как не может быть никакой «проукраинской пропаганды». Есть пропаганда конкретной политической силы, в данный момент находящейся у власти, которая Европу устраивает. Власть не хочет федерализации государства, хотя совершенно очевидно, что без этого проблему Донбасса не решить и целостность державы не сохранить. Власть за окончательный разрыв будь каких отношений с Россией, не считаясь с очевидными экономическими потерями. Власть за курс на безальтернативную евроинтеграцию, сопряженную с еще более тяжелым последствиями для экономики. Власть за вступление в НАТО, хотя это противоречит действующей Конституции. Власть за выполнение любых указаний МВФ, в том числе ухудшающих уровень жизни граждан.

nk_hauz/-mfb-k2wozj8m7ykv7j2.jpg

Из-за недостатка правдивой информации, украинские граждане живут в состоянии полу-лжи, в таком себе многослойном пироге из правды и неправды. Поэтому у них всё получается наполовину: наполовину воюют с Россией, наполовину торгуют, наполовину дефолт — наполовину финансовая стабильность, наполовину соблюдают Конституцию — наполовину вступают в НАТО, наполовину демократы — наполовину националисты. Минские соглашения подписывают, но выполняют выборочно: тут да, тут нет, это — не читаем, это — пропускаем, это — не понимаем, а это — вообще «зрада»…

Жаль украинцев. Наполовину есть земля — наполовину её продали, наполовину живут в стране — наполовину уехали, наполовину независимы… Стоп! Здесь никакой половины, тут всё кончено. В результате принятия Верховной Радой соответствующего закона, последний островок украинской субъектности под названием «судебная ветвь власти» — потерял независимость. Ещё раньше её утратили, перейдя во внешнее управление: государственные монополии, Кабмин, Центробанк, вооружённые силы, спецслужбы, Верховная Рада.

В заключение скажу — излишнее давление на сознание масс часто приводит к обратному эффекту. Пропаганде попросту перестают верить. Люди старшего возраста помнят как в СССР «глушили» вражеские голоса. Это привело лишь к увеличению желания их слушать. В Украине запретили российские телеканалы. И что? Граждане начали массово ставить «тарелки». В современном мире, объединенном всеобщей информационной сетью, любые запреты теряют смысл и оборачиваются против «запретителей». По данным Института социологии Национальной академии наук Украины, сегодня лишь 20% украинских граждан доверяют СМИ. И это, на мой взгляд, очень оптимистическое сальдо.

Интересно было бы узнать — какое количество украинцев на сегодняшний день поддерживает внешнеполитический и внутри экономический курс власти? Кто-то мудрый сказал: «Самое жестокое похмелье — от опьянения коллективным единодушием.» Думаю, сегодня голова болит у большинства украинцев, за исключением, конечно, тех, у кого отсутствует наполнение черепной коробки серым веществом. Поэтому осмелюсь предположить, что по результатам опроса сразу возникнет вопрос: «А на каком, собственно, основании, ребята, вы продолжаете рулить в данном направлении, когда уже совершено ясно — ПРИЕХАЛИ?!»

Первая часть статьи: Cвобода слова по-украински. Часть первая. Аберрация сознания

Кондрат Пидпильник

💬 Последние комментарии
Дауж
По моим подсчетам, кстати, тоже девять из десяти... А если добавить устоявшуюся практику негативного отбора, то можно сделать вывод, что в правительстве одни идиоты.
е
что нечего возразить продажное брехло?
е
тех подпольщиков сдали такие как ты, что за печеньки готовы продать страну и развалить все, что создано не тобой...
Я
Ну что, Франция, ничего на память не приходит?
е
как раз статья ТОЧНО отражает то кем ТЫ являешься и ты это опровергнуть не можешь..ВСЕ твои утверждения здесь тому подтверждение...
Елена
Тех подпольщиков сдали булкохрусты роджеры, которые и были предателями и пособниками фашистов,сидевшие и среди советских граждан, дожидаясь прихода немцев и не отсвечивали до поры до времени,и вместе с пришедшими роджерами и были власовскими негодяями.
Елена
Уверенность есть только в двух вещах,мы все когда нибудь умрём и то что Роджер мерзавец, остальное неопределенность.
Авторские статьи